Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 19(304) 18 сентября 2002 г.

Элиа МИРЗОЕВ (Москва)

Не всё ладно в королевстве Арафата

Джибриль Раджуб

Вспыхнувшие в середине августа в лагере палестинских беженцев Эйн-аль-Хельва столкновения для мировой прессы прошли практически незамеченными: в центре внимания остаются наводнения в Европе и нарастающая напряженность в регионе Персидского залива. Мировые информационные агентства ограничивались скупыми сообщениями. Между тем, события эти требовали и требуют куда большего внимания. Эйн-аль-Хельва - крупнейший лагерь палестинских беженцев на территории Ливана. В 1982 году, во время ливанской войны, его название не сходило с первых страниц газет всего мира. Несмотря на то, что в 1982 году Израилю удалось нанести по позициям палестинцев в Ливане сокрушительный удар, расклад сил в самом Ливане изменился коренным образом, а Ясир Арафат был вынужден перенести свою штаб-квартиру в более безопасный Тунис, - большинство лагерей палестинских беженцев на ливанской территории, включая и Эйн-аль-Хельву, существуют и поныне. И самое главное, сохраняют свою "самостоятельность" - власть на их территории принадлежит, по сути дела, палестинским группировкам, взаимоотношения между которыми далеко не всегда складываются гладко.

Роль "спускового крючка" в развитии конфликта в лагере Эйн-аль-Хильва, судя по всему, сыграло решение "верховного палестинского командования", то есть Ясира Арафата и де-факто возглавляемой им организации ФАТХ, удалить из лагеря боевиков организации "Джамаат Ад-Дуния", известной также как движение "Ан-Нур". Всем боевикам "Ан-Нур" было предписано покинуть территорию лагеря и сдаться ливанским властям - об этом решении сообщил журналистам глава местного отделения ФАТХ полковник Халед Ариф. Как того и следовало ожидать, выполнить указание ФАТХ боевики "Ан-Нур" отказались. Дело было не только в амбициях - большинство членов этой экстремистской группировки разыскиваются ливанской полицией и многим из них даже вынесены заочные приговоры: от длительного тюремного заключения до смертной казни. В ответ боевики рано утром 13 августа обстреляли ракетами расположенный в северной части лагеря штаб движения ФАТХ. Бои в лагере, по данным из арабских же источников, продолжались как минимум до 15 августа. Погибли 4 человека, еще около 10 получили ранения. В лагере был введен комендантский час, палестинские службы безопасности ведут поиск зачинщиков столкновений.

Очевидно, что соперничество различных группировок в самой палестинской среде обострилось настолько, что дело уже не ограничивается "подковерной борьбой", а выливается в открытые вооруженные столкновения. К тому же, по-прежнему находясь на территории Ливана и сохраняя необъявленную автономию собственных лагерей, палестинцы уже не могут игнорировать интересы Ливана. Бои в Эйн-аль-Хельве - далеко не единственный признак "внутриарабского раскола". Несколькими днями ранее в прессу просочились сообщения, что Ясир Арафат сместил со своих постов нескольких офицеров палестинской службы безопасности - сторонников Джибриля Раджуба, бывшего главы палестинских спецслужб на Западном берегу реки Иордан, ранее также отстраненного Арафатом от своей должности. Как указывают журналисты, многие офицеры тогда высказывали недовольство принятым Арафатом решением. Теперь, похоже, палестинский "раис" начал "чистку" своих спецслужб. А ведь ещё совсем недавно Раджуба называли одним из возможных преемников Арафата. По просочившимся в прессу сведениям, в Газе состоялась многочисленная демонстрация палестинцев, участники которой требовали положить конец коррупции и ответить на вопрос, куда деваются астрономические суммы иностранной помощи Палестинской Автономии. Причем, как нетрудно заметить, накал внутрипалестинской борьбы многократно возрос после того, как на страницах газет и в кулуарах министерств иностранных дел занял прочное место тезис: "Палестинское государство без Арафата". К тому же, пресса продолжает "бомбардировать" общественность сообщениями о прегрешениях "раиса", главным образом в финансовой сфере. Так, уже в середине июня Ясиру Арафату пришлось опровергать сообщения, что он перевел на свой личный счет в одном из французских банков 5 миллионов долларов.

Таким образом, сегодня ситуация, в которой оказался Ясир Арафат, отдалённо напоминает положение, сложившееся в шестидесятые-семидесятые годы - усиливается фракционная внутрипалестинская борьба: тогда главным соперником Арафата был Народный фронт освобождения Палестины во главе с Жоржем Хаббашем и Вади Хаддадом, сегодня эту роль берет на себя ХАМАС и родственные ему террористические группировки. Но, несмотря на очевидную симпатию леволиберальной европейской элиты к палестинцам или, скорее, столь же очевидную антипатию к израильтянам, в мире нарастает обеспокоенность по поводу палестинского террора. И, что не менее существенно, лидеры арабских стран, демонстрируя внешнюю солидарность с палестинцами, испытывают все большее беспокойство в связи с тесными связями палестинцев с наиболее радикальной оппозицией внутри своих государств. Именно из-за контактов с "братьями- мусульманами" в свое время Ясиру Арафату пришлось срочно покинуть Египет, кровавые иордано-палестинские столкновения также были вызваны излишней внутриполитической активностью организации Арафата в Иордании...

Багдадские игры

Абу Нидаль

События вокруг Ирака развиваются с кинематографической скоростью. Практически одновременно с сообщением, что 15 октября в Ираке пройдет очередной референдум о продлении полномочий Саддама Хусейна, катарский спутниковый телеканал "Аль-Джазира" передал сенсационную информацию: в Багдаде покончил с собой Сабри аль-Банна, более известный как Абу Нидаль - один из самых опасных террористов в мире.

Как указывает "Аль-Джазира", Абу Нидаль застрелился в тот момент, когда его попытались арестовать сотрудники иракской полиции. В свою очередь, палестинс кая газета "Аль-Айям", на которую ссылаются русская служба Би-би-си и израильская "Хаарец", передает, что тело Абу Нидаля было найдено в его квартире в Багдаде - он покончил с собой, так как страдал тяжелым заболеванием. Командование террористической организации Абу Нидаля в Бейруте вообще поначалу отказывалось верить сообщениям о гибели своего лидера, несмотря на то, что факт его самоубийства подтвердил вице-премьер Ирака Тарик Азиз.

Будучи одним из создателей ФАТХ (сегодня его именуют даже экс-лидером этой организации), он, по официальной версии, в 1974 году порвал с ООП, из-за её "чрезмерной умеренности", и основал свою группировку - "ФАТХ - Революционный совет". Абу Нидаль также создал, вскоре после ливанской войны, сеть лагерей для подготовки террористов (так называемые "Львята революции"), куда вербовал палестинских подростков, потерявших родителей.

Абу Нидаль несет ответственность за более, чем 90 террористических актов, повлекших гибель сотен людей. В "послужном списке" Абу Нидаля - покушение на жизнь посла Израиля в Великобритании Шломо Аргова в 1982 году (именно эта акция стала толчком к вводу израильских войск в Ливан, где базировались боевики Арафата и Абу Нидаля) и атаки на представительства израильской авиакомпании "Эль-Аль" в аэропортах Вены и Рима в 1985 году.

Иракский национальный конгресс утверждает, что приказ о ликвидации Абу Нидаля отдал Саддам Хусейн. В заявлении ИНК, распространенном в Лондоне, указывается, что Абу Нидаль (Сабри Аль-Банна) был почетным гостем иракского руководства и проходил лечение от лейкемии в правительственном госпитале Ибн Сина. Его несколько раз видели рядом с генералом Муваффаком Ат-Тикрити, который курировал в разведслужбе связи с иностранными секретными организациями, то есть отвечал за контакты с международными террористическими группами. По утверждению ИНК, Абу Нидалю стали известны некие сведения о разногласиях внутри иракского руководства, что и стало причиной его устранения 16 августа. Пожелавший остаться неназванным палестинский источник агентства Reuters, в свою очередь ссылавшийся на своих друзей в Багдаде, сообщил, что агенты иракской службы безопасности за несколько дней до самоубийства Абу Нидаля пришли в его квартиру, чтобы увести его на допрос. Дело в том, сообщает тот же источник, что Абу Нидаль установил контакты с иракскими оппозиционерами-боевиками в Сирии и Иордании, и иракские власти, узнав об этом, решили положить конец манипуляциям Нидаля в преддверии военной операции США против Ирака.

Саудовская "Аш-Шарк Аль-Аусат", издающаяся в Лондоне, в противовес версии самоубийства Абу Нидаля указывает: в теле террориста было найдено четыре пули, и вместе с ним ранения получили два телохранителя. "Каким образом он мог совершить самоубийство, если в теле обнаружены несколько пулевых отверстий?" - задается вопросом газета. Согласно ее информации, Абу Нидаль был расстрелян сотрудниками иракских спецслужб, оказав вместе с сообщниками сопротивление при аресте в своем доме. "Аш-Шарк Аль-Аусат" указывает, что Абу Нидаль был убит после того, как иракские спецслужбы узнали о получении им 4 млн. долларов за покушение на одного из руководителей страны: "заказ" поступил из Кувейта.

Примечательно, что заявления о сотрудничестве Абу Нидаля с иракскими оппозиционерами совпали во времени с другим событием - пятеро невооруженных неизвестных захватили посольство Ирака и удерживали в течение пяти часов около 10 заложников. Группировка, называющая себя "Демократической иракской оппозицией Германии", распространила заявление: "От имени иракского народа и его законного руководства, иракской оппозиции, мы объявляем, что сегодня начинается освобождение иракской земли. Мы решили занять иракское посольство в Берлине, и это будет первым шагом в деле освобождения нашего любимого отечества". Дальнейшие события развивались по классической схеме: сначала власти начали переговоры с террористами, затем решили штурмовать посольство, а так как поверенный в делах Ирака в Германии Шамир Мохаммед находился среди заложников, то пришлось выходить на контакт с Багдадом. Опять, как в трагическом сентябре 1972 года в Мюнхене, спецназ готовился к штурму посольства в прямом эфире: немецкие телекомпании показывали, как "коммандос" натягивают шапочки-маски с разрезами для глаз. На сей раз все обошлось благополучно: заложники были освобождены, террористы захвачены. Подобные "акции" - излюбленная тактика Рабочей Партии Курдистана: ее невооруженные активисты в 1997 году захватывали офис ООН в Женеве, после ареста Абдуллы Оджалана таким же образом было захвачено посольство Греции в Нидерландах. Представитель Иракского национального конгресса (наиболее известной оппозиционной группировки Ирака), тем не менее, осудил акцию по захвату посольства, подчеркнув, что иракская оппозиция в Лондоне "никогда не прибегала к насилию за пределами Ирака с целью выражения протеста против режима Багдада". Складывается впечатление, что и захват посольства Ирака в Берлине, и "информационные маневры" вокруг Абу Нидаля преследуют одну и ту же цель: обвинить в связях с международным терроризмом ту самую иракскую оппозицию, с которой активно сотрудничает Вашингтон.

Существует и другая версия. В начале сентября 1998 года, вскоре после терактов бен Ладена в Кении и Танзании, появились сообщения, что Абу Нидаль появился в Египте, где лечился от лейкемии и параллельно устанавливал связи с местными исламистами. Судя по всему, с ним пытались "навести мосты" и представители властей, а когда Абу Нидаль отказался сотрудничать с последними, его "попросили покинуть" территорию Египта. Как известно, лидер египетских исламистов Айман Аль-Завахири - один из ближайших сподвижников бен Ладена, и потому наличие "контактов" между Абу Нидалем и "Аль Каэдой" вполне вероятно, не говоря уже о том, что теракты 11 сентября вряд ли могли быть организованы без использования "опыта" террористов семидесятых-восьмидесятых годов, которым не обладает ни бен Ладен, ни аль-Завахири. Зато у Абу Нидаля этого опыта предостаточно. И тогда уже начинает прорисовываться иной сценарий: вся история с загадочным самоубийством Абу Нидаля могла быть попыткой иракских властей отвести от себя обвинения в поддержке терроризма, а заодно - и угрозу американского удара по своей территории. Показательно, что в те же дни в распоряжении CNN оказалась видеопленка, где Осама бен Ладен называет Саддама Хусейна "плохим мусульманином".

Маловероятно, что столь тонкие и многоходовые комбинации иракская разведка в состоянии реализовывать в одиночку. Уж очень всё это напоминает стиль старой советской школы в Тёплом Стане.

На этом фоне сообщения о подготовке российско-иракского плана долговременного сотрудничества, о чем сообщило посольство Ирака в Москве, трудно расценить иначе, чем недвусмысленную политическую поддержку Багдада Москвой. Общая сумма контрактов составляет 40 миллиардов долларов, и речь идет о строительстве новых и реконструкции старых объектов в Ираке. Не исключено, что вскоре в Багдад отправится солидная российская делегация во главе с премьер-министром Михаилом Касьяновым. Сегодня демонстрация Москвой нежелания следовать в американском политическом фарватере - налицо. Судя по всему, проявленная после 11 сентября солидарность с США подвергнута пересмотру, и в кремлевских коридорах власти берут верх сторонники "жесткой линии".

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 19(304) 18 сентября 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]