Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 19(304) 18 сентября 2002 г.

Борис КУШНЕР (Питтсбург)

ПОЛНОЦЕННЫЙ КОМПЛЕКС ПРЕВОСХОДСТВА

Заголовок статьи Я.Джин в Литературной Газете

С недоумением прочёл в Литературной Газете (#30, 2002 г.) гневную статью "Неполноценный комплекс превосходства" г-жи Яны Джин, выражающую её возмущение уровнем двух ведущих американских русскоязычных изданий газеты "Новое Русское Слово" (ниже - НРС) и журнала "Вестник", а также, пожалуй, и духовным уровнем нашей эмигрантской общины как таковой. Уверен, что как упомянутая газета, так и журнал, с благодарностью приняли бы конструктивную обоснованную критику, но ничего подобного в инвективах г-жи Джин нет. Что действительно впечатляет в её писаниях, так это безоблачная уверенность в абсолютном своём превосходстве над читательской и авторской эмигрантской "массой", обращение к таковой сверху вниз. Воистину вполне полноценный комплекс превосходства. Есть даже определённое очарование в первозданной невинности этого чувства. Вот образец и риторики, и изящного стиля г-жи Джин:

"Не удивительно, что "Новое Русское Слово", подобно большинству других газет в Америке, потрафляет вкусу читателя, которому и прислуживает. В данном случае ультрарадикальному консерватору. Впрочем, подавляющая часть ультраконсервативных американских газет пытается лгать более изощренно - в этаком ультрастерильном, всеамериканском духе. НРС пренебрегает нюансами - бьет в морду, между глаз. Как стиль газеты, так и ее начинка неприкрыто провинциальны".

Разумеется, "в морду, между глаз" - это не провинциально, это столично. Совсем, как в лучших домах Филадельфии и полностью в духе текущей моды в изящной словесности.

Я не являюсь постоянным читателем, тем более автором НРС и далеко не всё мне нравится в этой газете. Вообще, газету или журнал, которые были бы полностью по душе, надо издавать самому и лучше в единственном экземпляре и ещё лучше сжигать этот экземпляр перед прочтением, дабы не вступать в горячие дискуссии с самим собою. Но обвинения, предъявляемые газете, представляются мне, выражаясь мягко, странными.

"Притворимся, будто глаза ваши ничуть не раздражают все эти аршинные "гвозди", вбиваемые в глаза читателей. Я имею в виду огромнейшие (и "многоразовые") объявления о похоронах, свадьбах и об их годовщинах, о приближающихся и миновавших обрядовых церемониях типа бар-мицвы плюс "сенсационные" сообщения о жизнедеятельности (платящих за эти "материалы") статистов в среде читательской паствы. То есть объявления и сообщения, мимо которых эта газета не считает возможным пройти, ибо они приносят прибыль. Предположим, будто все это не мешает нашему зрению. Не только потому, что глаз у нас "насмотренный". Но еще и потому что, к примеру, сообщению (нормальным шрифтом) о межгосударственных переговорах по сокращению ядерного вооружения уже не предшествует крупно набранная и обреченная на "непрохождение" скорбь по случаю "безвременной кончины на 82-м году" некоего дядюшки, о существовании которого (как и о существовании скорбящего племянничка) никто никогда и не подозревал. 1 Допустим, что НРС "сошлет" эти объявления и сообщения даже на большие отдельные страницы, а не, скажем, в неброский уголок, как это принято "в просвещенных домах". Все равно газета не перестанет быть агрессивным эталоном воинствующего провинциализма и горделивой безвкусицы. Не люблю "определений", но в данном случае не могу обойтись без еще одного, которое, собственно, и "определяет" остальные: "ненасыт ность". "Новое Русское Слово" - газета именно ненасытная в погоне за прибылью, а потому и в своем низкопоклонстве перед скорбящими или ликующими (что не важно!), но аккуратно платящими (что важно?) племянничками. Вместе со вкусом она "сослала" в небытие и нормы порядочности. Не дивитесь посему, когда сразу под крохотным портретом сенатора Хилари Клинтон узрите огромную, чуть ли не в полный рост, фотографию неведомых миру Раечки и Семена Попик, поздравляющих себя с золотой годовщиной свадьбы" .

Читаю - и холод по спине, как это всегда бывает с dejа vu. Конечно, уже видел. И много раз. Большую часть жизни это наблюдал. Вот трагикомический пример из моего московского прошлого. Иду как-то я по первому этажу Главного Здания Университета и вижу повсюду плакаты, возвещающие огромными красными буквами, что профессор МГУ, доктор физико-математических наук Р.2 прочтёт публичную лекцию "Материализм и Эмпириокритицизм: к семидесятилетию выхода работы В.И.Ленина". Работа-юбиляр была мне до боли известна, как и личность лектора, и я сразу забыл обо всём этом. Вечером, однако, звонит мне мой друг-однокурсник (сейчас он видный российский учёный) и говорит: "А ты знаешь, у Р. огромные неприятности с... партбюро" - "?????????" - "Ты плакаты о лекции видел?" - "Видел, ну и что?" - "И ничего не заметил?" - "Нет..." Тут мой друг рассмеялся и объяснил мне, что фамилия Р. была набрана шрифтом большего размера, чем имя вождя. Воистину преступление. Плакаты сняли, лекцию прочёл лектор из горкома или ещё откуда-то в этом роде. Слава Б-гу, не расстреляли незадачливого профессора. Да, у большинства из нас есть опыт чтения газет, в которых размеры портретов и шрифтов были строго регламентированы, а простым людям с их немудрёными для г-жи Джин горестями и радостями, вроде свадеб, похорон, бар-мицвы (ну, это уж и вовсе, упасти Б-же), никакого хода не было. Конечно, и меня часто раздражает назойливая реклама, телефонные звонки, предлагающие сэкономить полцента за каждый час междугородних разговоров и т.д. Но вспоминаю общество, где рекламировался только один товар, "ум, честь и совесть эпохи" и успокаиваюсь. Вещи существуют в этом мире не сами по себе, но в связи друг с другом. Смешно и наивно обвинять в алчности издания, помещающие объявления, рекламу. В отличие от газеты "Правда" славных советских времён, они не существуют на награбленные у народа деньги. Да и польза от рекламы есть, можно найти автомастерскую, парикмахерскую, нужный магазин. Конечно, это всё из разряда "презренных польз", да ведь и Моцарт таковых не чуждался. Может быть, можно снизойти и к нам, простым смертным? Вспомнить того же Гоголя, Чехова, всю линию "маленьких людей" в русской литературе...

Не знаю, какое отношение к "порядочности" имеет размер портретов сенаторов/не сенаторов в НРС, но не без ужаса признаюсь, что мне куда приятнее и интереснее видеть лица Раечки и Семёна Попик, да благословит их Б-г бриллиантовой и прочими свадьбами, чем очередное изображение г-жи Клинтон. Вдоволь насмотрелся на неё, когда она с выражением оскорблённой невинности держала за руку своего шаловливого супруга, а он сначала объяснял нам, что у него "ничего не было с этой3 женщиной", потом читал лекцию на тему, что такое "секс" и что такое "не-секс", а затем и вовсе замечательный трактат о семантике глагола "to be" (это вам не Шекспир с его незатейливым to be or not to be). Что касается волнующей темы "г-жа Клинтон и социализм", то, полагаю, что о политических убеждениях клинтоновского святого семейства можно говорить только с юмором, посему простим читателю, написавшему письмо в НРС, и газете, это письмо опубликовавшей. Тем более газете, столь важной для нашей общины.

Моё знакомство с журналом "Вестник" гораздо более тесное. Здесь я и постоянный автор, и постоянный читатель. Тем более изумляет меня атака г-жи Джин.

"НРС отнюдь не единственное русско-американское издание, где правит дух злопыхательства, лицемерия и нетерпимости. Общественно-политический журнал "Вестник", выходящий раз в две недели в Балтиморе, ничуть не отстает от "Слова". Но он предпочитает собственных авторов. Один из них, С. Ицкович, заметил на страницах январского выпуска, что он "не перестает удивляться, как быстро меняются люди, и не только". Под "и не только" он подразумевает российские газеты вообще и "Литературную газету" в частности, ибо "именно там было опубликовано большое письмо Эдуарда Лимонова". Его недоумение можно свести к банальности: Лимонов плохой, а Ицковичу нравятся исключительно хорошие, поэтому плохих печатать нельзя. Писателей, оказывается, надо в первую очередь оценивать по их политическим взглядам, и если они смеют не совпадать с взглядами Ицковича и иже с ним, то их лучше не замечать. Он считает: Жана Жене, которому подражает Лимонов, нужно замалчивать, "т.к. он, бродяга и вор, не стоит посмертной памяти... Лучше бы он сидел в тюрьме, и не следовало давать ему возможность будоражить умы подростков сладостью порока". Следуя г-ну Ицковичу, можно "догадаться" не читать "плохих" нобелевских лауреатов португальского коммуниста Жозэ Сарамаго и колумбийского приятеля Фиделя Кастро, Гарсиа Маркеса. Навсегда выбросить из списка хулиганствующего Маяковского и отказаться от слишком левых Сартра и Камю... Хотя лучше отказаться от чтения Ицковича и ему подобных авторов НРС, "Вестника" и других русско-американских изданий, умелых лишь в одном - в отменном промывания мозгов скучающим пенсионерам русскоязычной Америки."

Поразительно, с какой лёгкостью по одной статье, по одному мнению (да ведь ещё и неизвестно, разделяет ли таковое Редакция) г-жа Джин небрежным, но тренированным ("в морду, между глаз") движением сметает в корзину интеллектуальных отбросов и усилия (в данном случае - просто героические) издателей, и авторов (самых разных и из разных стран4), и всю читательскую публику (тоже, кстати, сказать, многонациональную 5). И снова у меня то же чувство: dejа vu. Ещё в средней школе проходили. Тургенев прекрасно описал косящих налево (или направо?) нигилистов. Нет ничего нового под солнцем, как грустно заметил библейский Поэт.

Характерной чертой псевдоинтеллекутального нигилизма всегда было пряное сочетание воинствующего нетерпимого эгоцентризма и авторитарности, готовности рабски подчиняться идолам-авторитетам, избранным догмам и штампам. И возвращается ветер на круги свои, как писал всё тот же Поэт. Уж не с полноценным ли комплексом неполноценности мы имеем здесь дело?

Не отсюда ли выразительный акцент на Нобелевских премиях? Как же, в самом деле, обойтись без табели о рангах, номенклатуры? Откуда же нам знать самим без Нобелевского Комитета, что такое хорошо и что такое плохо. Кроха-сын, тот к отцу пришёл, а мы - к Нобелевскому Комитету (спасибо, что хоть не по премиям мира). Видимо, тот же Маркес хорош или плох не сам по себе, не сочинениями своими, а ПРЕМИЕЙ . Слава Б-гу, что Лев Толстой отклонил с порога эту почесть. И его бы теперь пристроили к стройным шеренгам лауреатов. В силах ли г-жа Джин вообразить - при всей своей приверженности к свободе самовыражения - что кому-то может не нравиться тот же Сартр или Маркес, и что совсем не обязательно навязывать их такому читателю вместе с тем же Камю, как печенье в советском продуктовом заказе.

Не могу не удивиться, что "Литературная Газета" с готовностью опубликовала поспешное и оскорбительное эссе г-жи Джин, да ещё под обязывающей рубрикой "Диагноз". Хочу надеяться, что мои врачи ставят свои диагнозы осмотрительнее. В недавнем юбилейном (#300) выпуске "Вестника" имеется обзорная статья В. Карасика (Иерусалим), освещающая деятельность и миссию журнала совсем по-иному. Было бы справедливо, если бы "Литературная Газета" познакомила своих читателей и с такой точкой зрения. Тем более, что в своё время газета отзывалась о "Вестнике" вполне положительно. 6

Несомненно, не следует ставить знак равенства между политическими воззрениями автора и его произведениями 7, хотя очевидная связь между таковыми существует. Тут надо быть осторожным. Например, поэт-не-лауреат Маяковский мне куда ближе и интереснее поэта-лауреата Бродского, хотя политические воззрения последнего милее моему сердцу. Ещё важнее, по-моему, чтобы писатель сознавал свою ответственность перед Б-гом и перед людьми за вручённое ему Слово. Чем ярче талант, тем выше эта ответственность. Тем строже Суд Б-жий. Ещё лучше, когда этому Высшему Суду предшествует суд внутренний, именуемый совестью. Похоже, в увлечении идеалами свободы творчества г-жа Джин эти старомодные ценности сбрасывает с корабля современности. Страшную цену заплатили многие молодые, неустойчивые натуры за моральные эксперименты некоторых ярко-одарённых личностей.

Несколько слов о Лимонове. Я разделяю чувство брезгливости г. Ицковича в отношении опусов этого автора. Это моё право в такой же мере, как и право г-жи Джин восторгаться писателем Лимоновым или просто защищать его из принципа. Но ведь речь-то идёт не о литературной критике, а о вменяемых Лимонову преступных акциях. Передо мною лежит недавно изданная в Москве книга Вячеслава Лихачёва "Нацизм в России" 8. Издания Центра "Панорама" всегда отличались высоким научным уровнем, фактической точностью. Не является исключением и эта книга. Национал-большевистской партии посвящена отдельная глава, написанная даже не без некоторой симпатии к основателям партии писателю Эдуарду Лимонову, философу-эзотерику Александру Дугину и панк-рок-музыканту Игорю (Егору) Летову. Упомянутые господа охарактеризованы как "непривычно яркие для политической партии личности". Что касается деятельности самой партии, то она оставляет впечатление безвкусного гротеска, безответственного, провокационного и опасного. Как сообщает Вячеслав Лихачёв, г. Лимонов был арестован по обвинению в "организации преступной вооруженной группы", более детальные формулировки со статьями УК РФ можно найти на стр. 100 цитируемой книги. Насколько обоснованны эти обвинения, к какому заключению придёт российская Фемида, не мне судить. Господин Ицкович высказал своё неудовольствие публикацией письма Лимонова в "Литератур ной Газете", г-жа Джин возмутилась "Вестником", опубликовавшим мнение г. Ицковича. Всё это было бы в рамках нормальной полемики, если бы не абсурдные обвинения журнала в "ультраконсерватизме" и - более того - в "зоологической" (!) ненависти к России. Словечко "ультра" менее всего применимо к журналу, предоставляющему свои страницы самым разным точкам зрения (совсем недавно, например, были опубликованы либералистская статья профессора Ямпольского и горячее, искреннее письмо читательницы Ивашовой в защиту Ислама). И, наконец, трудно найти издание, столь же не приемлющее ненависть, как "Вестник". Тем более по отношению к России. Что же касается "ультраконсервативного" промывания мозгов, коего столь опасается мой оппонент, то я вообще мало видел консервативных газет в США, тем более ультраконсервативных. Но вот потоки лжи со страниц даже не "ультра", а просто либеральных респектабельных газет, радио, телевизионных каналов - дело ежедневное, ежеминутное, ежесекундное. Чего, например, стоит подлая фабрикация истории с "бойней" в Дженине.

И ещё одно. Наверное, главное. О "скучающих пенсионерах", которым "промывают мозги" "Вестник" и НРС. Не проявив элементарного уважения к смерти, г-жа Джин не щадит и старость. Я знаком со многими пенсионерами, вижу, как нянчат они внуков, подрабатывают, чтобы помочь детям, болеют... Уходят от нас навсегда. Как обсуждают прочитанные книги, фильмы, спектакли российских и местных, часто самодеятельных трупп, передачи русского телевидения. А сколько среди них ветеранов 9, отстоявших кровью своей ту самую Россию, в ненависти к которой г-жа Джин не постеснялась даже их, заодно со всей нашей эмиграцией, обвинить. А если кто-то скучает вечером на скамейке перед субсидированным домом, то что же... И это право заработано всей тяжкой жизнью, всеми трудами. Мой оппонент позволила себе упомянуть "библейские образцы", не выдержанные презираемыми ею изданиями. Позвольте и мне напомнить один неплохой библейский образец: "Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Г-дь, Б-г твой, даёт тебе"10. Посмотрите кругом, г-жа Джин, не Ваша ли бабушка, дедушка, мать, отец среди этих попавших Вам под горячую руку пенсионеров? Повинитесь перед ними, перед нашими стариками. Они простят.


1 Как можно говорить с таким неуважением, так развязно о смерти, о человеческом горе, для меня загадка. - Б.К.

2 Р. был специалистом по истории математики и комбинаторике, но ещё более был известен как ревностный партийный деятель.

3 Ну, как будто он русской литературы начитался, наши песни пел "Среди дам просто/И этих дам", "Эта женщина, увижу и немею".

4 Из российских и "ближнего зарубежья" авторов можно было бы назвать В. Быкова, Я. Хелемского, Е. Евтушенко, А. Кушнера, Л. Миллер, Б. Горзева, профессора МГУ, прозаика и критика В. Новикова, профессора МГУ, известного востоковеда И. Фильштинского, академика М. Голубовского...

5 Великолепная электронная версия журнала www.vestnik.com делает его доступным далеко за пределами США. По данным центрального российского портала www.list.ru, "Вестник" имеет наивысший рейтинг среди журналов, далеко опережая такие именитые издания, как "Огонёк", "Наука и Жизнь", "Итоги", "Новое Время", "Новый Мир" и т.д.

6 В 1995 году в "Литературной Газете" была напечатана статья Капитолины Кожевниковой "Чтоб не пропасть поодиночке" _ о журнале "Вестник", о необычной судьбе её главного редактора Виктора Блока. "Журнал отличает интеллигентность. - Пишет Капитолина Кожевникова. _ Для эмигрантского издания это не столь уж распространённая черта. Погоня за сенсациями любого, в том числе и самого дурного, толка - явление обычное. "Вестник" сдержан, он не кидается на что придется, лишь бы заполучить подписчиков. И они, кажется, это ценят". Автор статьи К. Кожевникова 18 лет работала в "Литературной Газете". Сейчас живет в г. Балтиморе, США.

7 Именно этот грех г-жа Джин приписывает г. Ицковичу.

8 Центр "Панорама", Москва 2002 г.

9 "Вестник" постоянно публикует произведения ветеранов войны. Здесь можно было бы упомянуть стихи М. Г. Белькинда, воспоминания Героя Советского Союза М. З. Хохлова и принявшего первый бой 22 июня 1941 г. М. Мюллера. Я был просто потрясен поразительными военными воспоминаниями выдающегося математика, профессора В.А. Залгаллера, ныне живущего в Реховоте, Израиль. Перешагнув рубеж восьмидесятилетия, Виктор Абрамович продолжает активную работу в математике. Недавно он сдал в печать научную статью.

10 Исход, 20:12 

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 19(304) 18 сентября 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]