Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 19(304) 18 сентября 2002 г.

Анна ГОЛДБЕРГ (Нью-Йорк)

ТЕНЬ НАД БАБЬИМ ЯРОМ

Я скажу как человек, у которого 15 членов семьи лежит в этом месте. Для меня, как и для многих, Бабий Яр навсегда останется, прежде всего, местом их гибели. И перешагнуть через это очень трудно. Я не знаю, кому принадлежит идея выбора места строительства этого общинного центра. Я понимаю, что это подарок, я очень благодарна за него. Но родители научили меня, что не все подарки нужно принимать с легкостью. Подарок на этом месте лично для меня - горький подарок. Принять его пока очень сложно.

Татьяна Чайка, философ

Схема, из которой видно, что "пятно" Центра "Наследие" накладывается на контуры Бабьего Яра.

Киев - это мой город. Там я родилась и выросла, о нем - самые светлые воспоминания, но еще и боль, давняя, непроходящая. Там корни дела Бейлиса, махровый антисемитизм, не раз слышанное "бей жидов", и уверенность с детских лет, что оскорбление нельзя прощать, и на удар нужно отвечать ударом. Это в Киеве гнали в Бабий Яр моих родных и близких, а через много лет отказывались увековечить их память. Это мои друзья вместе с писателем Виктором Некрасовым боролись за то, чтобы на месте гибели был установлен надгробный памятник, а потом тихо грустили, увидев грубое и тяжеловесное воплощение в жизнь результатов этой борьбы.

Когда в семидесятых, 29 сентября, в скорбную годовщину первого массового расстрела евреев в Бабьем Яру, там собрались устроить народное гуляние (танцы на костях), я подняла весь свой институтский курс, более 350-ти студентов, рассказала об этом кощунстве, попросила почтить загубленных минутой молчания. И встали все, даже те, кто был преисполнен ненавистью к моему народу. Не посмели не встать. Прийти 29 сентября в Бабий Яр стало ритуалом для многих из нас. Стоять в этот день рядом с детьми, друзьями - в этом была особая солидарность.

Каждый год 29 сентября рассказывать американским сотрудникам и друзьям о трагедии (лишь немногие из них слышали когда-то о Бабьем Яре), минута молчания, разделенная с новыми друзьями - для меня это очень важно.

Почему я говорю об этом сегодня?

Потому, что уже принято решение о начале застройки Бабьего Яра.

Потому, что не могу молчать, как и многие, для кого слова Киев, Бабий Яр - больше, чем набор звуков, как, например, Аркадий Заика - один из неравнодушных жителей Киева. Конечно, какие-то его слова могут показаться немного резкими или слишком эмоциональными, но это его слова:

- 7 мая нынешнего года, накануне Дня Победы, в Республиканском доме художников состоялось обсуждение эскизных проектов будущего здания Еврейского общинно-культурного центра "Наследие", предназначенного, по замыслу заказчиков и исполнителей проекта, для музея еврейской истории и культуры, для создания образовательного центра и, наконец, для научно-исследовательского института. Казалось бы, что мы, в наше тяжелейшее экономическое время, даже помыслить о таких грандиозных проектах не можем. Ан нет, евреи - это особый народ, они могут и то, что другим и не снится. А уж после просмотра проектов будущего здания, выполненных украинскими и израильскими архитекторами, приходишь в еще больший восторг и недоумение. Тут и размах, и дизайн, и современные архитектурные решения, и стоимость в миллионы долларов. Ну, словом, все по американским меркам. Только вот незадача - где деньги взять, да и место для этого будущего здания выбрано не очень, прямо скажем, подходящее - Бабий Яр!

А где же еще быть евреям?! Место-то это подобрано, и давно. И никем иным, а самим Эйхманом! Ну, разве что Бабий Яр имеет для нас притягательную силу, мы без него не можем жить! Вот уже 60 лет мы ходим на Бабий Яр. Пора уже на нем и обосноваться. Зачем далеко ходить?! Надо быть поближе к своим мамам и папам, к своим бабушкам и дедушкам. Это же на нем, в нем их слезы и душераздирающие крики, это же на нем, в нем их кровь и кости...

"Центр еврейского наследия - проект еврейской общины Киева и Американского объединенного распределительного комитета "Джойнт" - задуман как дар еврейских общин мира Украине, как акт солидарности во имя жизни". Такими словами завершалось приглашение на общественное обсуждение эскизных проектов, разработанных украинскими и израильскими архитекторами. Местом для создания общинного центра "Наследие" выбрана территория "вблизи Бабьего Яра" (или "в Бабьем Яру", как доказывают оппоненты проекта). Это, по мнению членов оргкомитета, "будет символизировать силу духа народа, возродившегося к жизни".

Не правда ли, звучит заманчиво?

Позже, на страницах украинской газеты "Еврейский Обозреватель" были опубликованы точки зрения - самые разные, иногда противоречивые, гневные. Вот - некоторые из них.

Давид Голдовский, архитектор ...Архитекторы и общественные деятели всегда склонны забывать о главном. "Бабин Яр" в переводе с древнего иврита означает "придет известность к лесу". И она пришла к нему не потому, что он был хорош, а потому что он стал символом катастрофы европейского еврейства. И строительство здесь того, что предлагается сейчас, по моему глубокому убеждению, отражает чьи-то личностные желания. А желание еврейского народа, которое я чувствую, было бы удовлетворено парком памяти и тем, что в свое время проектировал архитектор Аба Мелецкий. Он предлагал соорудить купол, а под ним подземный музей и больше ничего.

Лев Дробязко - инженер-строитель, кандидат технических наук ...Центр нужен, безусловно. Все задуманное в этом комплексе и сама концепция строительства хороши. То, что "Джойнт" хочет, чтобы это было в зоне Бабьего Яра - тоже верно. Но они понимают Бабий Яр как некоторый район Киева. А Бабий Яр - это язва на поверхности земли, это ров, где была бойня. Поэтому оно может быть только вблизи, но не на месте самого Бабьего Яра. Работу нужно было начинать не с рассмотрения проектов, а с общественного обсуждения концепции и места строительства. Я понимаю, что тут задействованы мощные структуры, и поломать это будет сложно, но мне хотелось бы, чтобы это все поломалось. Ведь два моих родственника погибли именно там, где сейчас предполагается развернуть строительство. Предполагаемая территория строительства - это часть охраняемого ландшафта. То есть, безусловно, не кинотеатры и увеселительные заведения. Замечу, что еврейские праздники бывают и очень веселыми. Где же тогда будет располагаться зал, в котором будут петь и танцевать: над залом Холокоста или под ним. ...Воспитанный человек не будет танцевать на могиле, смеяться на похоронах, и, видимо, строить в Бабьем Яру такой вот комплекс.

Ирина Климова, художник ...Для меня приемлем центр духовного наследия, музей на территории Бабьего Яра или рядом с ним, но абсолютно неприемлем общинный центр с кружками рукоделия и танцев. Думаю, что, делая подарок евреям, не худо было бы спросить, нужен ли им такой подарок. Я не ничего не слышала о том, спросили ли евреев, как они относятся к местоположению центра. Уверена, что многих оно категорически не устраивает. Может быть, туда толпами повалят люди, заинтересованные общинными программами, но мне кажется, что для евреев просто идти дорогой, которой они шли в 41 году, идти веселиться - идея более чем странная. Должна заметить, что в еврейской традиции кладбище всегда отделялось от города. Оно могло располагаться за рекой, за холмом, но никогда не рядом с жилыми домами. Безусловно, Киеву нужен музей еврейского наследия, ведь это центр еврейской духовной и материальной культуры. Тут можно было бы собрать и экспонировать несметные сокровища. Но меня устраивал бы и Центр, подобный комплексу Яд ваШем, где есть музей, небольшая картинная галерея, аллея памяти. Однако в проектах все, что отводится под мемориал, имеет совсем небольшую площадь. Основное внимание сосредоточено в различных студиях. В чем смысл? Ведь сегодня и имеющиеся общинные центры не переполнены, а "Подсолнух" так просто пуст. Вероятно, этот центр ожидает та же судьба.

Ким Левич, художник, соавтор памятника "Менора" Безусловно, культурный центр необходим, но найти нужно какое-то компромиссное решение. Ведь хуже не придумаешь - сделать это в таком месте. Кроме того, хочу сказать, что и памятник "Менора" все еще не завершен. По проекту необходимо было оградить и обозначить это место, возведя небольшие земляные валы. А потому прежде, чем браться за новое строительство, нужно завершить прежнее. И, конечно же, самым правильным было бы ограничиться мемориальным центром. Кроме того, нужно учитывать, что в Бабьем Яру уже существуют другие памятники и памятные знаки.

Где выбрать место для центра, я не знаю. Нужны переговоры с городом. Но поскольку деньги, выделенные на строительство центра - иностранные, возможно необходимо попробовать убедить тех, кто их выделяет, в том, что у нас существуют иные реалии и представления об этой земле.

Юлий Лифшиц, искусствовед ... Место для такого сооружения выбрано неудачно. В Бабьем Яру может быть только мемориальный центр, подобный Яд ваШему, и сосредоточить его можно вокруг Меноры. А для общинного центра нужно найти совсем другое место.

Подход к проблеме у защитника проекта Президента Еврейского совета Украины Ильи Левитаса несколько иной. Он хотел бы видеть украинский Яд ваШем вместо "Наследия"; но те, кто дает деньги (десятки миллионов долларов), хотят общинный центр. Что делать? Пусть так и будет, но... в 200 метрах от Бабьего Яра. Интересная позиция, не правда ли? И сразу многие аспекты современной еврейской жизни в Киеве становятся намного прозрачнее.

Илья Левитас, Президент Еврейского совета Украины ... Вот, к примеру, конкурс 2002. Когда подобный конкурс проводился в 1960-е годы, в нем участвовало много очень интересных проектов. Ни один из них не был принят, а со временем построили памятник, о котором даже говорить не хочется. Среди представленных были проекты Толкачева, Каракиса, Лекаря, Штейнберга, Мельниченко и Рыбачук. Так вот, за исключением Каракиса, все еще живы, кто в Израиле, кто в Америке, а многие в Киеве. Никого из них на конкурс 2002 не пригласили. До сих пор непонятно, почему и конкурс на лучший проект центра "Наследие" проведен, и победители определены, а общественного обсуждения концепции и места строительства не было. Страсти разгорелись как бы "постфактум". Даже на место предполагаемой застройки, чтобы определить, где же на самом деле Бабий Яр, группа специалистов и еврейских общественных деятелей отправилась уже после принятия решения. Теперь ситуация следующая: место выделено, проект утвержден градостроительным советом Киева, и похоже, что обратного пути нет. Но вспомним историю уничтоженного властями Украины еврейского кладбища возле Бабьего Яра - там начали строить стадион, но его не дали закончить. И стоит он, как мертвый, вместе со всем спортивным комплексом. Так что смысл в противостоянии есть и на этом этапе. Правда, на сегодняшний день, уже начато обсуждение этой проблемы на радио Украины, опрос общественного мнения. Осенью планируется проведение встречи с участием представителей всех оппонентов. Недавно проект "Наследие" бурно обсуждался в Киевском институте иудаики при участии руководителя киевского отделения "Джойнта". Коллектив единогласно (во главе с директором Леонидом Финбергом) выступил против строительства общинного центра в Бабьем Яру.

"Так хочется просто жить, не ставя перед собою сложных вопросов. - Пишет Виталий Портников в недавней статье в газете "Зеркало недели". - Но жить приходится, не отводя от жизни глаз, не лишая себя национальной памяти. Той, которая не позволит ни одному из нас спокойно пойти мимо Бабьего Яра или изучать расписание железнодорожных составов на Освенцим".

И, наконец, "согласятся ли с принятым решением неевреи, чьи родные также лежат в этой земле? Ведь у них тоже есть национальная память", - продолжает Татьяна Хорунжая, автор статьи "Над Бабьим Яром?" в "Еврейском Обозревателе".

В пояснительной записке 37-летней давности к проекту увековечения памяти Бабьего Яра сказано: "...сохранившаяся часть Бабьего Яра превращается в заповедное место, куда не должна ступать человеческая нога". Так относился руководитель проекта И.Каракис к памяти о погибших. Прошли годы. Бабий Яр засыпан. И сегодня новый архитектор выбирает площадку для строительства Еврейского общинно-культурного центра над урочищем Бабий Яр, некорректно указывая в задании на проектирование: "вблизи Бабьего Яра". В заблуждение введены все: представители "Джойнта" повторяют тезис "вблизи Бабьего Яра" в тексте приглашения на общественное обсуждение и в своих выступлениях; израильские архитекторы, привыкшие трепетно относиться к памяти предков, вторгаются весельем в царство мертвых, а уважаемый Главный раввин Украины и Киева Яков Дов Блайх приветствует строительство Центра.

В 1999 году ОАО "Киевпроект" включило территорию Бабьего Яра в зону охраняемого ландшафта, в том числе весь участок между улицами Мельникова, Оранжерейной, Дорогожицкой, Олены Телиги.

А теперь здесь хотят построить Центр. Обсуждение проекта и места строительства еще впереди. Центр Киеву необходим, но не там и не такой.

...И последнее. Почему при создании комплекса "Наследие" не использовано широкогабаритное протяженное здание без внутренних опор по ул. Дорогожицкой, 2? Это здание отвечает всем требованиям гибкой планировки выставочных павильонов, к тому же имеет уникальную историческую ценность для евреев Киева. Это единственное уцелевшее здание из тех, куда фашисты согнали в ночь с 29 на 30 сентября 1941 года всех, кого не успели расстрелять. До весны этого года здание не эксплуатировалось.

В 1951 г. по решению горисполкома были начаты работы на глиняных карьерах Петровских кирпичных заводов Киева. Непригодную для производства породу смешивали с водой и по трубам отводили в Бабий Яр. Рельеф местности постепенно менялся. В марте 1961 г. жидкая пульпа прорвала защитную дамбу, и огромный поток грязевых масс устремился на Куреневку, круша все на своем пути, были разрушены многие здания, погибли сотни людей. Желание превратить Бабий Яр в зону отдыха и развлечений привело к новым разрушениям и жертвам.

Хочу вам напомнить, дорогие читатели, что многое зависит и от нас с вами, чья боль и скорбь не определяется ни временем, ни расстояниями, ни границами, а только памятью сердца.

Откликнитесь, ваше мнение очень важно. Ваши письма, направленные в редакцию с пометкой "Attn: Anna Goldberg", попадут в руки тех, кто будет принимать окончательное решение о застройке Бабьего Яра.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 19(304) 18 сентября 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]