Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 17(302) 21 августа 2002 г.

Алла ЦЫБУЛЬСКАЯ (Бостон)

ЗА ТРИ ЧАСА ДО НАЧАЛА СПЕКТАКЛЯ

Спектакль "Кукольный дом" по пьесе Генрика Ибсена в постановке Леонида Хейфеца был назначен на восемь часов вечера. За три часа до начала я встретилась с режиссером и с участниками спектакля Эммануилом Виторганом и Игорем Кашинцевым. Интересовало меня, почему выбрана именно эта пьеса с, казалось бы, устаревшей тематикой. Однако ответ я получила не из объяснений режиссера, а из впечатления, что произвела на меня постановка.

Итак, в пять часов вечера уже никто из актеров московского театра имени Маяковского - участников спектакля - не отдыхал в гостинице. Все были на сцене. Тщательно пододвигались предметы реквизита, мебели. Уточнялись параметры сцены, расстояния. Беседуя с Леонидом Ефимовичем Хейфецом в зрительном зале, я наблюдала, как одновременно внимательно он следит за тем, что происходит на сцене...

А.Ц.: вы много лет работали в Малом театре. Сейчас все, кто знали и любили Виталия Соломина, потрясены его безвременной смертью. Вы ставили спектакли с его участием?

Леонид Хейфец

Хейфец: Да, в 1970-ом году я ставил "Свадьбу Кречинского" в Малом. Виталий Соломин играл Нелькина (это не главная роль, но составляющая контраст герою). Тот спектакль был примечателен участием Игоря Ильинского. Он играл Расплюева. Затем я ставил пьесу Афанасия Салынского "Летние прогулки", где главную роль историка Бориса играл Виталий Соломин. Со спектаклем приключилась другая памятная история. В правительственном театре премьеру не выпускали полгода.

А.Ц.: Салынский не слыл оппозиционером. Какая "крамола" содержалась в пьесе?

Хейфец: Призыв к внутренней эмиграции. Герой - историк, как я уже упоминал, в какой-то момент жизни отказывался работать по профессии, ибо не хотел лгать. Он предпочитал плести лапти. Соломин играл честного интеллигента. Тогда все события пьесы ассоциировались с письмом Солженицына. Не удивительно, что спектакль притормозили на выходе... И в третий раз Виталий Соломин играл в моей постановке "Заговора Фиеско" по Шиллеру. Он играл Фиеско...

А.Ц.: Его типично славянская внешность не мешала в создании облика романтического зарубежного героя?

Хейфец: Нет, не мешала. Он был хорошим актером. Внутреннее перевоплощение преображает. О его смерти я узнал уже здесь, в Америке...

А.Ц.: Что определяет ваш выбор той или иной классической пьесы для постановки?

Хейфец: Желание найти то, что имеет отношение к сегодняшней жизни, что находит в ней отзвук.

А.Ц.: Как тогда меняется мир Чехова для вас? Между вашими телевизионным "Вишневым садом" и "Вишневым садом", поставленным недавно в театре имени Моссовета ...

Хейфец: Прошло 25 лет... Многое изменилось. Для того, чтобы это увидеть, надо смотреть. Я предпочитаю, чтобы мои спектакли говорили сами за себя. Если зритель расслышал внутреннюю музыку, поэтику спектакля, значит до него и дошел замысел. Дошел ассоциативный строй.

А.Ц.: Кто у вас играет Раневскую, Гаева, Фирса?

Хейфец: Раневская - Ольга Остроумова. Гаев - Женя Стеблов. Глубоко психологичный актер и характерный... А вот актера, сыгравшего Фирса - Бориса Иванова знают только театральные зрители. Этот превосходный актер не попал под свет кино- и телепрожекторов. Как и многие большие мастера сцены, кому не привелось сниматься, он не получил достаточной известности.

А.Ц.: Полагаю, в этом проблема успеха многих гастролей в Америке. Публика идет только на известные имена. Те, кто не жил в Москве и Ленинграде - двух театральных столицах, многих замечательных театральных актеров просто не знают. Кстати, Борис Иванов недавно был в Бостоне с гастролями "Милого друга". Он колоритно сыграл Лароша Матье, депутата, министра. Думаю, и Фирс он интересный. А что вы репетируете сейчас?

Хейфец: Пьесу "Синтезатор любви". Ее автор - Эйкборн. Оформляет спектакль художник Валентин Арефьев.

А.Ц.: Кто после смерти Гончарова возглавил руководство театра?

Хейфец: Режиссер Сергей Арцыбашев. Он, как и я, - ученик Марии Осиповны Кнебель. Сейчас он очень необычно поставил "Женитьбу" Гоголя с Подколесиным - Костолевским, Агафьей Тихоновной - Симоновой...

Простите, я вас покидаю. Но беседу продолжат мои коллеги-актеры.

* * *

Рядом со мной оказывается Эммануил Виторган. Совсем недавно он приезжал на гастроли в Америку со своей женой Аллой Балтер. Они выступали с литературной композицией, название которой дал рассказ Александра Моисеевича Володина "Стыдно быть несчастливым". Изящная, красивая, талантливая актриса, сыгравшая много ролей в театре и кино, ее жизнь оказалась трагически оборвана тяжелой болезнью. Вскоре после смерти жены Виторган приезжал в Америку со спектаклем "Круг". Средства от этих гастролей предполагались для оплаты лечения актрисы в Германии. Сколько мужества нужно было актеру, сколько уважения к публике, чтобы найти в себе силы выйти на сцену и играть, не снижая планку... Я помню их обоих совсем молодыми, когда в ленинградском театре имени Ленинского Комсомола они играли влюбленных в "Вест-сайдской истории".

Эммануил Виторган

А.Ц.: Эммануил Гедеонович, вы были в последнем выпуске выдающегося ленинградского театрального педагога, профессора Бориса Вульфовича Зона?

Виторган: Нет. После был еще один выпуск. Из него вышли актриса Наталья Тенякова и режиссер Лев Додин.

А.Ц.: Последние спектакли в Москве с вашим участием, что я видела (это были 93-95 гг), - "Блондинка" по сценарию Володина в постановке Гинкаса, где вы играли главную роль Льва, и "Закат" по Бабелю в постановке Гончарова, где вы предстали в образе Бени Крика... А что сейчас?

Виторган: Сейчас более всего меня занимает роль Крогстада в "Кукольном доме". Этот персонаж всегда ассоциировался с мрачными силами, что разрушили семейную жизнь Норы - героини. В нашем спектакле у нас другое представление об этом персонаже. Крогстад - банковский клерк - пытается Нору остановить, не дать ей совершить роковую ошибку. Это глубоко несчастный, порядочный человек. Он не шантажирует ее. Напротив. Кстати, вдумайтесь: Нора под благородным порывом, пытаясь спасти жизнь мужа, совершила все же то, что именуется преступлением. Она подделала подпись под векселями. Крогстад эти векселя с подделан ной подписью, что могли ее погубить, возвращает...

А.Ц.: Что происходит в вашей профессиональной жизни кроме театра?

Виторган: Я начал преподавать, стал руководителем курса во ВГИКе. Удостоен профессорского звания. Снимаюсь. Только что закончились мои съемки в четырехсерийном французском детективе "Дама". Там у меня монолог на 18 страниц. Сам удивляюсь, что одолел. Эквивалента по длительности не знаю.

А.Ц.: А как складывается актерская судьба вашего сына?

Виторган: Максим сейчас во МХАТе. Он сыграл в спектакле со странным названием "Ю" по пьесе Юлии Мухиной. Пьеса тоже немного странная. Никто не знает, что означает это Ю. Может быть, английское You? Критика назвала Максима в этой роли саркастичным... И еще одна этапная роль для него - Свидригайлов в "Преступле нии и наказании"...

Я рад, что он успешно работает. Работа нас, актеров, спасает. У Аллочки любовь к профессии была на уровне любви к сыну, и любовь к сыну на уровне профессии...

А.Ц.: Вместе с сыном никогда не играли?

Виторган: Вместе с сыном играем поставленный мною спектакль "Шаман с Бродвея". Это пьеса Иана Кернера. Хотелось бы приехать с этим спектаклем в Америку...

* * *

В этот момент наш разговор прерывается. Виторгана просят на сцену... Его место занимает популярный артист театра и кино Игорь Кашинцев. В "Кукольном доме" он - исполнитель роли доктора Ранка. У Игоря Кашинцева есть одно интересное и значительное амплуа. Кроме актерской работы он много выступает в жанре художественного чтения.

Игорь Кашинцев

А.Ц.: Нынешняя эпоха массовой культуры, пропагандирующая низкопробную эстраду и примитивный, грубый юмор, почти не оставила места для высокого искусства. Как живется ныне артисту Театра одного Актера?

Кашинцев: Мощное истребление интеллигенции дает о себе знать... Регулярно остались только детские концерты. Дети меня слушают только потому, что знают по кино. Едва ли из современной детской аудитории вырастут серьезные, понимающие взрослые слушатели. Увы. Что-то безнадежно девальвировалось в культуре.

А.Ц.: Игорь Константинович, а что вы читаете для взрослых?

Кашинцев: Аверченко "Осколки разбитого вдребезги", Зощенко "Уважаемые граждане", поставленные режиссером Розой Сиротой. Отсюда мои первые места и лауреатства. Сейчас есть программы в доме-музее Чехова на Садово-Кудринской... На чтение рассказов Чехова меня напутствовала в начале моего пути сама Ольга Леонардовна Книппер-Чехова...

А.Ц.: А какие у вас новые роли в театре?

Кашинцев: Я играю Яичницу в премьере "Женитьбы" у Арцыбашева. Думаю, спектакль получился очень интересный. С увлечением играю в постановке пьесы Тенесси Уильямса "В баре токийского отеля" режиссера Шапиро.. Там у меня замечательные партнеры: Эммануил Виторган и Ольга Яковлева... И вот, в "Кукольном доме" - доктор Ранк. Этот персонаж обречен в силу наследственной болезни. Он очарован Норой. Но его чувство к ней тоже обречено. Она любит мужа...

А.Ц.: Насколько я знаю, театра-дома в вашей жизни не было?

Кашинцев: Да, мне приходилось переходить из одного театра в другой. Когда меня что-либо не устраивает, я не скандалю, я ухожу. Ищу свое место, своего режиссера. Надеюсь, наконец, нашел. В театре имени Маяковского я с 1993-го года. Моя профессиональная жизнь началась в 1955-ом году, когда я был одновременно приглашен в ЦТСА и в "Современник". В это же время Алексей Дмитриевич Попов стал руководителем ЦТСА. И я, последовав за ним, выбрал ЦТСА. Потом много лет я работал в Германии, в театре группы Советских войск. Играл много. Жаль, почти никто не видел мои роли того периода. Впоследствии, вернувшись, работал с Монюковым - умнейший был человек, хотя режиссер и не выдающийся. Работал и с режиссером Ланским...

А.Ц.: Своего доктора Ранка вы не трактуете как гостя из небытия?

Кашинцев: Нет, этот человек любит жизнь, праздники. Тем трагичнее то, что он предчувствует приближение смерти. И хотя иногда он появляется в доме Хельмеров не вовремя, он знает, что Нора нуждается в дружбе с ним, доверяет ему...

А.Ц.: А драма Норы? Женщины, ушедшей из дома, оставившей троих маленьких детей... Во имя чего?

Кашинцев: Я думаю, дело не в общественной борьбе. Произошла личная драма Норы, осознавшей, что была только любимой игрушкой для своего мужа... Впрочем, вы все увидите, уже время начинать.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 17(302) 21 августа 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]