Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 15(300) 24 июля 2002 г.

Александра ОРЛОВА, Мария ШНЕЕРСОН (Нью-Джерси)

Блеск и нищета "НОВОГО АМЕРИКАНЦА" *

Oтвет на вопрос: не преждевременно ли хоронил Довлатов НА, расставшись с ним, - надо искать на страницах самой газеты.

После ухода третьего из "отцов-основателей" в НА продолжали работать ветераны и в то же время обновился состав редколлегии. Главным редактором Дескал назначил поэта Сергея Петруниса. Начиная со 111-го номера, в составе редакции значится, кроме Орлова и Лазарева, лишь новый редактор. Но потом приходят и другие журналис ты.

Следует сказать несколько слов о Петрунисе. Он нуждался в постоянном заработке, но, видимо, плохо знал газетное дело и мало им интересовался. За время работы в НА он опубликовал лишь одно интервью и подборку своих стихов. Но существенным оказалось другое: милейший человек, безo всяких амбиций, Петрунис поступал наилучшим образом, не мешая основным сотрудникам работать так, как они считали нужным. Он не вмешивался в их творческие дела и выполнял лишь чисто административные функции. Опытные журналисты Вайль, Генис, Орлов и вернувшийся в газету Рыскин, пользуясь свободой, по-прежнему работали увлеченно, с полной отдачей. И плоды их трудов были отнюдь не на уровне "капустника".

Пришли и новые интересные люди. В #117 и в последующих номерах состав редакции таков:

Политика - Лазарев.

Общественные проблемы - Рыскин.

Наука - А.Харьковский.

Спецкор из Израиля - Миркинд (Раньше спецкором была Иерушалмит, но имя ее не входило в перечень членов редакции).

Литература - Шнеерсон.

Кино - В.Гуревич.

Спорт - Орлов.

Сатира - Ю.Ауслендер.

Этот состав сохранится вплоть до 159-го номера (1-7 марта 1983 года). Из членов редакции исчезнет лишь Рыскин (как автор он будет печататься и впредь).

В #159 полный состав редакции не указан. Значатся только следующие члены редколлегии: Вайль, Генис (тут снова всплывают их имена) и Орлов, ответственный редактор - Петрунис. Так будет вплоть до #178 (12-18 июля 1983 г.), последнего в нашей коллекции.

Печатаются также в НА и новые авторы. Среди них встречаются "одноразовые" и ставшие постоянными. Таковы В.Козловский, А.Шароль, А.Тульчинский. По вопросам экономики США регулярно выступает Роман Ковнер (псевдоним Орлова). Иные авторы публикуются из номера в номер, иные же - от случая к случаю. Но и те, и другие вливают в газету свежую струю.

Возникают и новые разделы: "Телетайп НА", "Всемирный калейдоскоп", "Новый Сатирикон", "По чужим страницам", "Путеводитель по Америке", "Школа делового человека". Некоторые из этих разделов неизменно повторяются, другие же - время от времени.

Начиная со 155-го номера (1-7 февраля 1983 года) на месте прежней колонки редактора появляется в газете нечто среднее между колонкой и передовой статьей. Судя по манере, стилю и по тематике эта никем не подписанная страничка принадлежит перу Вайля и Гениса. В #155 авторы ее отмечают юбилей НА: еженедельнику исполнилось три года. Речь идет о трудном познании Америки, о переходе от обожания ее к разочарованию. И на этом трудном пути, продолжают авторы, "читателей сопровождала газета. (...) Вместе с вами, для вас и благодаря вам, она делала открытия и ошибки, переживала успех и трудности, разорялась и становилась на ноги".

Другие аналогичные заметки в начале номера охватывают широкий круг тем: о празднике Пурим и об особенно стях еврейского юмора, о порче русского языка в "Правде" и в произведениях многих советских писателей, о рудиментах рабского сознания у бывших граждан СССР, о присуждении Оскара, о космических полетах.

Даже такой беглый взгляд на содержание НА позволяет заключить, что газета живет, обновляется, и круг вопросов, которые она затрагивает, расширяется соответственно потребностям читателей. Видно, что в еженедельнике работают люди творческие, что в основе их работы лежит постоянный поиск. Нет, это не мачты затонувшего корабля, а плывущее по волнам оснащенное судно!

Впрочем, в одном Довлатов оказался прав: без него газета, действительно, изменилась: исчезла задушевная манера вести с читателем непринужденную беседу, манера, которая, благодаря главному редактору, была характер ной для НА и привлекала тогдашних читателей. Беседу такого рода сменили большая информативность и более глубокий анализ текущих событий.

Но ведь не только характерные особенности довлатовской публицистики пришлись по душе читателям. И не только она придавала газете оригинальный характер. Немалую роль играли Вайль и Генис. А их молодой, веселый голос звучал в газете по-прежнему.

Да, конечно, еженедельник кое в чем стал другим. Но ведь газета - живой организм. Она не должна застывать на месте. На смену юности приходит зрелость. Так было и с НА.

Когда газете исполнилось лишь два года, редколлегия писала: "Наша газета меняется вместе с читателями. Мы все больше уделяем места американской политике, экономике, спорту, сохраняя связь с многострадальной русской культурой и помня о своих духовных, исторических и религиозных истоках" (#101). Этот процесс обновления и обогащения тематики продолжал набирать силу и без Довлатова.

В "Марше одиноких" он говорит, что после его ухода НА перестал быть трибуной для высказывания альтернатив ных суждений и утратил демократический характер. Но это - явное искажение действительности с целью преувели чить свою роль.

На самом деле в газете по-прежнему остается раздел "Наша почта", где печатаются письма читателей, вступаю щих в спор между собой и с авторами еженедельника. Горячо обсуждаются самые разные вопросы и часто высказы ваются противоположные мнения. При этом редакция не навязывает читателям своих взглядов как единственно правильных.

Исчезли лишь сведение личных счетов, мелочная перебранка - все то, против чего выступали многие читатели НА и многие его авторы, что вызывало разногласия и среди членов редколлегии. Чтобы убедиться в этом, перелиста ем несколько номеров газеты.

В #111 помещена остро полемическая статья Шнеерсон "К спорам о Солженицыне". Автор ее полемизирует с Б.Белоцерковским, статья которого "Феномен Солженицына" была опубликована в предыдущем номере. С резкой критикой позиции Белоцерковского выступил и один из читателей в письме, озаглавленном "Феномен Белоцерковс кого" (#112).

В #116 напечатана статья В.Левитина "Кто выиграет от запрещения оружия". Она была отвергнута А.Седых, так как взгляды Левитина расходились с точкой зрения редакции НРС. Поместив у себя отвергнутую статью, редакция НА подчеркивала, что читателям предоставляется возможность самостоятельно сделать выводы. И газета не намерена никому навязывать свое мнение. В противовес позиции НРС, в этом примечании от редакции сформулирован основной принцип демократической газеты - свобода мнений и высказываний.

В.Войнович и отв. редактор НА С.Петрунис

Заглянем и в некоторые другие номера. В ## 117 и 118 ведется спор о хазарах, вызванный статьей Харьковского. В #120 Ю.Фельштинский выступает с письмом под названием "Друзья и враги Солженицына". Так спор о писателе продолжается.

Встречается и критика, направленная против главного редактора НРС. Но она не имеет ничего общего с "операцией "Инфаркт"". В #131 лексикограф А.Иоффе говорит о ценности словарей русского языка, изданных в России после 1917 года, ибо над ними работали крупнейшие лингвисты. И их труды нельзя отвергать, как это делает Седых, запрещая своим сотрудникам пользоваться словарями лишь потому, что они печатались в советских издательствах. Спор ведется по принципиальным вопросам, и личность Седых при этом никак не затрагивается.

Или другой пример. В # 131 Б.Гутман обличает многочисленных псевдодрузей Владимира Высоцкого, которых становилось все больше и больше по мере того, как росла слава покойного поэта. В частности, критикуется фильм П.Палея и П.Леонидова о Высоцком, а также статья Гендлина, помещенная в #130 НГ, и другие "свидетельства друзей". Однако Гутман не сводит счетов с отдельными людьми, а выступает против весьма распространенного явления. Сколько развелось "детей лейтенанта Шмидта", желающих погреться в лучах чужой славы! Ведь впоследствии и у Довлатова оказалось много таких "детей".

Приходится, однако, отметить, что НА не всегда удерживался от искушения, быть может, и оправданного, выступить против некоторых персон, предоставляя читателям возможность излить свое справедливое негодование. Преднамеренно или потому, что так уж сложились обстоятельства, но начиная со 175 номера НА стал выступать против НГ, ее главного редактора Рубина и казначея Палея.

В этом номере, как и в последующих, говорится о Рубине как о бездарном редакторе и о Палее как о нечестном казначее. Подобные высказывания исходят не от редакции НА, а от читателей. Один из них издевается над "могучим интеллектом Рубина". Другой утверждает, что Палей присвоил деньги, собранные им на памятник Высоцкому. Рикошетом достается и Довлатову, который после ухода из НА сотрудничал с Рубиным: "За правое дело, за идею, уж особенно за мораль и доллары Довлатов любого пригвоздит..."

Однако подобные выпады - лишь частный случай, и он не перечеркивает сказанного выше о характере полемики в обновленной газете.

* * *

Итак, даже беглый просмотр НА постдовлатовского периода свидетельствует, что утверждение, будто с уходом Довлатова газета зачахла (иные даже пишут, что она вообще перестала выходить), - всего лишь легенда, к созданию которой приложил руку и сам автор "Марша одиноких".

Коренные изменения, действительно, произошли, когда Вайль, Генис, Орлов и Петрунис ушли из НА. У нас нет номеров, выходивших без их участия. Но нет их именно потому, что газета изменилась, и не было больше смысла ее выписывать. Случайно сохранился лишь #224 (7-14 июня 1984 года). В состав редакции этого номера входят совершенно новые люди: издатель - Виктор Дубов, главный редактор - Борис Вельдберг, ответственный секретарь - Н.Слоним. О них, как и о последующей жизни еженедельника, нам ничего не известно.

Почему же из НА ушли журналисты, дольше всех остававшиеся ему верными? Очевидно, для этого должны были иметься веские причины. Каковы же они?

Несомненно одно. Сравнительно недолгая работа в НА сыграла существенную роль в судьбе его штатных сотрудников и внештатных авторов, совместными усилиями создававших молодую газету. Работа в ней явилась прекрасной школой для журналистов, которым приходилось в США как бы заново осваивать свою профессию.

Каким бы ни был их опыт советских времен, в новых условиях его оказалось недостаточно. Приходилось решать несколько задач одновременно: осваивать американскую жизнь во всех ее аспектах, проникнуться эмигрантскими заботами и научиться доносить до читателей всю наскоро обретенную информацию. И при этом - учиться говорить свободно, раскованно, отнюдь не менторским тоном, а по-дружески - говорить так, как в Советском Союзе не мог разговаривать ни один журналист со своими читателями. Найти нужную интонацию было не так-то просто.

Но самым трудным было то, чего уж наверняка никто не мог почерпнуть в своем прежнем опыте: предстояло учиться и одновременно учить читателей мыслить демократически!

* * *

По мере того, как обогащался опыт, росла и известность создателей НА в литературных и читательских кругах. И настало время, когда у "новоамериканцев" появилась возможность приложить свои силы и в других печатных органах.

В конце лета 1983 года Седых по каким-то причинам счел полезным для своих целей пригласить на работу Вайля, Гениса и Орлова. Одновременно Петрунису он предложил занять должность литературного редактора отдела рекламы. Бывших основателей НА Седых просил взять на себя издание создававшегося еженедельного журнала "Семь дней", задуманного как приложение к НРС. Им предоставлялась полная свобода в выборе тематики и авторов. (В первую очередь они поспешили привлечь Батчана.)

Трудно даже представить себе более соблазнительное предложение! Не говоря о материальной стороне, о стабильном положении, работа на таких условиях становилась новой ступенью для любого профессионала и была на редкость увлекательной.

Необходимо подчеркнуть, быть может, главный фактор. НРС заметно преобразилось с тех пор, как НА объявил поход против старейшей и безнадежно устаревшей газеты. Роль молодого органа в процессе обновления ежедневной популярной газеты неоспорима. Даже при том, что его материальная база была неизмеримо слабее и круг читателей намного уже, НА успешно конкурировал с почтенным старцем, ибо обладал значительным творческим потенциалом и жизненным опытом, вывезенным из подсоветской России.

Первая страница юбилейного выпуска НА (#53)

Еще задолго до всех передряг в статье "Пора, мой друг, пора!" Довлатов писал: "Конкуренция может быть великим творческим стимулом. Все замечают, как преобразилось "Новое русское слово". В газете появились дискуссион ные материалы. (...) Обновилась лексика... это также и наша заслуга" (#83).

Положительную роль в старейшей газете вскоре стали играть новые сотрудники из числа "третьей эмиграции", способствовавшие тому, что НРС приблизилось к злободневным интересам эмиграции последних лет.

В изменившихся обстоятельствах работа в корпорации Седых бывшим его критикам больше не казалась зазорной. В то же время, к созданному ими и с такой любовью взлелеянному НА в силу сложившихся условий они охладели. Это был пройденный этап.

Журнал "Семь дней" начал выходить 4 ноября 1983 года. Но через год совершенно неожиданно прекратил свое существование. Последний номер вышел 7 декабря 1984 года. Издание журнала оборвалось буквально на полуслове: не закончена была статья, которую начали публиковать в последнем номере. Трудно сказать, что послужило причиной столь поспешной ликвидации "Семи дней". Нас, как и читателей, это крайне удивило и напомнило судьбу "Нового света".

* * *

Итак, в конце 1983 года жизнь НА фактически прекратилась, хотя под этим названием еженедельник продолжал выходить еще некоторое время.

Закрылась одна из ярких страниц истории русской зарубежной журналистики. Истории славного восхождения своеобразной, новаторской газеты, сыгравшей немалую роль в духовной жизни русской эмиграции.

Думается, эта газета заслуживает более детального изучения.

Здесь же лишь пунктиром намечены основные вехи ее истории и кратко говорится о людях даровитых, самоотвер женных, увлеченных, которые создавали общими усилиями молодой орган. Не боясь навлечь на себя чей-либо гнев, мы пытались рассказать об их успехах и ошибках, иные из которых сделали век газеты короче, чем он мог бы быть.

Надеемся, что познакомившись с нашим документальным повествованием, читатели наконец узнают правду о "блеске и нищете "Нового американца"".

 

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 15(300) 24 июля 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]