Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 14(299) 10 июля 2002 г.

Борис ШУСТЕФ (Нью-Йорк)

УБИТЬ ДРАКОНА

Я.Арафат

Уже довольно долго в центре внимания средств массовой информации находится вопрос о будущем главы Палестинской Автономии. Но только теперь политический истэблишмент Соединённых Штатов вплотную подошёл к осознанию, что реальные положительные сдвиги в ближневосточном цейтноте возможны только при одном условии - с уходом Арафата, тем или иным образом, с политической арены.

Почему вопрос упирается именно в Арафата? Ну, хотя бы потому, что, как заявил 28 мая в Газе начальник службы политического воспитания палестинской службы национальной безопасности Мазен Изз Ал Дин: "Мы должны честно и откровенно назвать вещи своими именами. Настанет день, когда история откроет тот факт, что вся интифада и указания исходили от нашего брата командира Ясира Арафата". А это значит, что он и несет полную ответственность за почти 4000 покалеченных и 530 убитых во время интифады израильтян.

Главный аргумент в защиту Арафата среди европейских и американских политиков состоит в том, что Арафату нет достойной альтернативы. Как сказал один из заместителей американского министра обороны Дуглас Фейт в интервью Александру Когану, опубликованному 11 июня в "Novostyonline": "Даже президент Буш уже в который раз заявил, что не доверяет Арафату, провалившему процесс и нарушившему все договоры. Я и сам не верю председателю ПА. Но на данный момент никого другого в автономии нет. Можно долго, вполне оправданно и аргументировано клеймить Арафата, но от этого ничего не изменится. Нам надо что-то делать самим, менять обстановку, создавать условия для положительных изменений в будущем".

Ответ американского замминистра более информативен, чем кажется на первый взгляд. Надо знать отношение этого болеющего всей душой за Израиль человека к ословскому процессу, чтобы понять послание, сокрытое в его словах. Еще в сентябре 1997 года Фейт в статье "Стратегия для Израиля", опубликованной в журнале "Commentary" написал: "Чем больше Израиль делает уступок, особенно в вопросах вооружения, обучения и оперативных действий служб безопасности ПА, тем больше будет возможностей у ПА осуществлять вооруженные атаки. Есть ли выход из этого положения? Только если израильское правительство... готово денонсировать договор Осло... Любая стратегия по денонсации Осло должна в этом случае принимать во внимание ту цену, которую Израилю придется заплатить кровью, чтобы восстановить эффективную безопасность и разведывательные ресурсы на территориях, находящихся под контролем ПА. Эта цена будет высокой. Однако она будет значительно ниже той дипломатической и военной цены, которую Израилю придётся платить, принимая меры против террористов, базирующихся в новом палестинском государстве".

Слова "верить", "доверять" вообще не могут быть применены к Арафату. Ведь все до единого соглашения, подписанные им, как с Ливаном, так и с Израилем были грубо и тысячекратно нарушены. Генерал Мунтяну, руководитель румынского ближневосточно го отдела разведки, проведший бесконечные часы в беседах с Арафатом, характеризовал его так: "Арафат лжет в каждом предложении. [... А] ненависть к Израилю буквально у него в крови".

Будь Арафат только лжецом, это бы ещё куда ни шло, но он ведь ещё и убийца, причём многократный и в самом буквальном смысле. На его руках - кровь огромного количества людей. И хотя этот факт не является большим секретом, почему-то для этого изувера делают исключение и обращаются с ним как с респектабельной и весьма важной персоной.

Возможно, виной тому культ личности Арафата, созданный не без участия самих израильтян. Английский писатель Джон Лаффин написал еще в 1973 году: "Хоть они заявляют о своем презрении к нему, израильтяне просто помешаны на Арафате. Они повторяют его заявления, слушают его по радио, следят за ним по телевизору, обсуждают его в клубах". 1 Именно культ личности Арафата в Израиле и привел к злополучному ословскому договору.

В этом контексте стоит упомянуть несколько характерных фактов из биографии Арафата. Родившийся в 1929 году в Газе, он подростком в годы Второй Мировой войны, живя в Иерусалиме, участвовал в арабских бандах, избивавших на улицах евреев и громящих еврейские магазины. Свое первое убийство он совершил в 1950 году в Газе. Вот как описано это у Лаффина, посвятившего массу времени изучению ООП и написавшего на эту тему несколько книг: "Амин Хегуб вспоминает операцию, когда 20 человек под руководством Арафата отправилась рубить и жечь фруктовые деревья, принадлежавшие семейству Нашашиби в Газе. Среди них был человек по имени Хамид, которому не очень доверяли. Когда они вошли в рощу, то попали в засаду, устроенную большой группой людей, работавших в садах Нашашиби, вооруженных палками и ножами. Арафат и его компания были изгнаны, и все пострадали за исключением Хамида. Арафат обвинил его в том, что тот предал группу. Хамид категорически отрицал все обвинения и стал рыдать, когда вдруг Арафат вытащил из-за спины пистолет и выстрелил ему в голову. "Арафат повернулся к остальным со странной ухмылкой", вспоминал Хегуб, "и сказал нам, что смерть Хамида должна послужить предупреждением, что следует ожидать предателю". ...Хегуб сказал, что Арафат "совершенно не выражал беспокойства" в связи с убийством Хамида. Я помню его слова, что Хамид был первым человеком, которого он убил лично, и, значит, Хамид послужил важной цели".2

Анвэй Сайгх из Газы вспоминает о стычке с арафатовской группой в 1949 году: "Они сильно избили нас палками. Ясир был особенно жесток. Остальные хотели остановиться, когда увидели, что мы все в крови, но Арафат воспротивился. Он продолжал нас бить и бить. Он просто стал ненормальным от вида крови" 2. Садистские наклонности у Арафата проявились довольно рано. Валид Джирийс, бывший близким другом Арафата в 1953 году, рассказал Лаффину о произошедшем тогда случае. "Одним из близких друзей Арафата был молодой парень, чьи родители номинально были израильтянами, так как после 1948 года место, где они жили, стало частью Израиля, хотя все думали, что парень из Каира. Когда Арафат об этом узнал, он стал высмеивать парня и потребовал, чтобы тот осудил родителей за то, что они не покинули Израиль. Парень боготворил Арафата, но не мог осудить родителей. Тогда Арафат устроил своего рода суд... Как вспоминал Джирийс, Арафат произнес такую речь: "Мое сердце исходится болью к Ахмеду... и моя душа федаина истекает из-за него кровью. Мы как братья с общей кровеносной системой... Но мой брат Ахмед не может себя заставить быть настоящим федаином, поэтому его надо проучить". Арафат позвал другого молодого парня, которого все называли "Ятаганом", вооруженного ножом. Тот скрутил провинившегося и кастрировал его, пока Арафат всхлипывал. Несчастный парень убил себя той же ночью".2

Лаффин не только понаслышке ознакомился с варварской сущностью Арафата, но и имел возможность убедиться в этом при личной с ним встрече. Произошло это летом 1973 года, чрез год после убийства арафатовскими бандитами израильских спортсменов в Мюнхене. Лаффин пишет: "Я сказал Арафату, что меня интересует, как он добивается от молодых людей того, что те готовы на осуществление столь безжалостных и кровавых действий. "Итак, тебя это интересует, - сказал Арафат с гортанным смешком. - Хорошо, я лично покажу тебе, как мы тренируем наших мальчиков". Мы поехали в лагерь беженцев Эйн аль Хилве в Южном Ливане. Когда мы приехали, примерно 80 мальчиков в возрасте от 8 до 14 лет... тренировались под окрики инструкторов... Принесли большую корзину, и мальчиков построили полукругом. По команде инструктора один из мальчиков вытащил из корзины сопротивлявшегося цыпленка. Затем довольно искусно свернул цыпленку шею и бросил мертвую птицу на землю. "Нет, нет, нет" - сказал Арафат с осуждением. Он тоже засунул руку в корзину и вытащил цыпленка, и но не свернул ему шею, а разорвал пополам. Через пару минут он бросил разорванную птицу на землю, и кто-то подал ему полотенце, вытереть руки от крови. "Так!" - произнёс он тоном, означавшим: "Вот как надо это делать!" Мы подождали, пока несколько мальчиков осуществили подобный ритуал, который лучше полностью не описывать. Арафат повернулся ко мне и сказал: "Вот так мы учим мальчиков, как надо поступать с израильтянами". Он явно нравился самому себе. Я видел много крови за свою жизнь, но эта кровь на руках Арафата была для меня страшнее всего"2 .

Профессор юриспруденции Гарвардского университета, один из наиболее известных юристов Америки Алан Дершовиц, написал 6 мая в "National Post": "Имеется несметное количество свидетельств тому, что Арафат является серийным убийцей. Эти доказательства не подлежат абсолютно никаким сомнениям. Как профессор уголовного права и практикующий более 40 лет адвокат, я готов поклясться под присягой с абсолютной уверенностью, что имеется достаточно свидетельств против Арафата для осуждения его за убийства первой степени и за преступный сговор в совершении убийств любым честным судом в любой точке земного шара.

К этим доказательствам относятся его собственные заявления, сделанные, как в устной, так и в письменной форме, признания очевидцев из числа близких соратников и несметное количество документальных и косвенных улик... По количеству имеющихся на сегодня фактов, дело против Арафата намного более убедительно, чем дело против Осамы бин Ладена как с точки зрения количества и качества свидетельств, так и по числу смертей, за которые его организация несет ответственность".

В заключение имеет смысл ещё раз повторить слова Дугласа Фейта: "Можно долго, вполне оправданно и аргументированно клеймить Арафата, но от этого ничего не изменится. Нам надо что-то делать самим". У меня есть вполне определённое мнение по поводу того, что должно быть сделано. Решатся ли израильтяне на столь "политически некорректную" меру - вот вопрос.


1. John Laffin. The PLO Connections. Corgi Books. Greta Britain. 1982

2. John Laffin. Fedayeen. The Free Press. New York. 1973. 13 июня 2002 г.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 14(299) 10 июля 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]