Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 9(294) 29 апреля 2002 г.

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

ЛЮБЯТ...НЕ ЛЮБЯТ...

Меня до глубины души задевают две вещи: то, как яростно европейцы ненавидят и критикуют Соединенные Штаты, американского президента и нашу внешнюю политику, и то, как серьезно многие в наших средствах массовой информации, дипломатических и академических кругах воспринимают их злобное нытьё и пустую болтовню.

Центральную позицию по ту (т.е. европейскую) сторону баррикад занимают французы. Они считают нашего президента этаким удачливым разухабистым ковбоем, который, не спрашивая ни "разрешения", ни "согласия" у европейцев, единолично взял на себя ответственность за американскую стратегию "международного насилия". А они, европейцы, естественно, намного культурнее и изощреннее, уж они-то могут преподать этим нецивилизованным американцам уроки морали, прав человека, этического поведения и всего остального. И всегда у них на уме один и тот же рефрен: "Европа - это флагман человеческой культуры, науки, политики, вы только посмотрите, что наша Европа дала всему миру"!

Ну что же, давайте посмотрим.

Не будем уходить в глубь веков, вспоминать крестовые походы и междоусобные побоища, возьмем лишь прошлый, 20-й век. В течение этого столетия Европа дала нам две мировых войны и, в придачу к ним, фашизм и коммунизм - смертоносные идеологии, ответственные за сотни миллионов безвинных жертв. Европа дала нам национализм, антисемитизм и колониализм. Европа разработала пагубные философские теории культурного релятивизма, социализма, марксизма. Именно из Европы пришла прочно введенная в практику теория, что правительственные бюрократы лучше своих граждан знают, как тратить их деньги, и многие другие теории, процветающие только в той среде, где благие намерения чтут превыше результатов. Правда, я должен признать, что именно Европа дала миру самые выдающиеся умы 20-го столетия, но многим из них пришлось бежать в Соединенные Штаты в поисках свободы и безопасности.

Благодаря Европе, новый смысл приобрёл термин "политика миротворчества": с 1938 г., когда нацистской Германии была отдана Чехословакия, его истинным значением стала политика попустительства агрессору. Европа ввела в обиход новые слова, вошедшие во все мировые языки, такие, к примеру, как: "гулаг", "Холокост", "полицейское государство", "концлагерь" и т.п. Европейцы мирились и даже сотрудничали с режимами, которые называли себя "демократическими" и "народными республиками", но никогда таковыми не были.

После того, как Европа преподнесла Гитлеру Чехословакию, "на блюдечке с голубой каёмочкой", "политика миротворчества" стала ведущим принципом внешней политики европейских государств. Точно так же, как эти государства мирились с агрессивным Советским Союзом, они мирятся сейчас с существованием оставшихся в живых коммунистических диктатур и богатых антидемократических государств, чья нефть Европе важнее и этики, и морали вместе взятых.

А что дала человечеству в XX-ом столетии Америка? Европейцы, конечно, в первую очередь назовут ядерное оружие - хотя именно с его помощью Европа спаслась от экспансии Советской империи. Американцы также дали миру кондиционеры, дешевые автомобили, компьютеры, интернет и многое другое, что входит в понятие "высоких технологий". Наши телевизионные программы, кинофильмы и музыка завоевали сердца сотен миллионов людей во всех странах мира. А еще мы дали миру столь презираемые элитой и любимые простыми людьми МакДональдсы, попкорн, кока-колу, жвачку и многое-многое другое.

Слово "зло" значит для Европы совсем не то, что оно должно значить для любого здравомыслящего человека. Этим можно объяснить ненависть европейцев к Рейгану за его меткое определение Советского Союза как "империи зла", и их негодование по поводу нашего нынешнего президента, употребившего словосочетание "ось зла" в адрес пособников терроризма - Ирана, Ирака и Северной Кореи.

После Холокоста, сделавшего открытый антисемитизм менее приемлемым, европейцы позаимствовали у Советов другую формулировку и превратились из антисемитов в "антисионистов". Сегодня, когда жгут синагоги, а евреев бьют на тротуарах Англии, Франции, Бельгии и, опять же, Германии, европейское элитарное общество вовсю осуждает "сионистов" и сочувствует бедным угнетенным палестинцам. Однако сочувствие к ближневосточным странам у них явно выборочное: европейцы не выражали никакого сострадания по поводу миллионов жертв безумной, кровавой ирано-иракской войны, молчали они и тогда, когда в Ираке, Сирии, Ливане, Египте, Ливии, Йемене и Судане правительства и политические фракции вырезали десятки тысяч своих соотечественников.

Я понимаю мотивацию европейцев. Я думаю, европейцы, привыкшие к мысли о своём превосходстве, элитарности (особенно французы), просто-напросто одержимы ревностью. Им тяжело смириться с очевидным фактом, что Европа перестала быть центром культуры, экономической мощи, военной силы, науки и техники. Они не могут признать, что европейцы не в состоянии конкурировать с американской производительностью и способностью обеспечить лучший уровень жизни для своих граждан. И, наконец, простите за прямоту, европейцы не могут простить Америке то, что именно ей они обязаны спасению от порабощения тоталитарными режимами нацистов и коммунистов.

Да, были времена, когда Европа играла главную роль, была центром передовых идей и прогресса. Но те времена, увы, прошли.

Я тоже когда-то был европейцем. Но теперь я - американец, и горжусь этим. И я не одинок. Согласно переписи 2000 года, в Америке живет 56 миллионов иммигрантов и американцев первого поколения. Мы составляем 20% от общего населения. Нас стало почти вдвое больше, чем 30 лет тому назад, когда в Америке обосновались 34 миллиона иммигрантов, что, кстати, совсем не так уж мало. Для сравнения приведу следующие цифры: в Германии иммигрантов всего 9% от общего населения, в Англии - 8%, во Франции - 6%, в Италии - только 2,2%, но европейцы утверждают, что они стоят перед кризисным наплывом иммигрантов. Италия даже приняла решение топить (!) корабли с иммигрантами на борту. Европа поучает нас относительно прав человека и расизма в то время, как Америка не только принимает иммигрантов, но и делает их своими полноправными гражданами. Европейцы своим иммигрантам никогда не позволяли и не позволяют стать итальянцами, французами, бельгийцами или шведами. Так что, возможно, настала пора и им кое-чему у нас поучиться.

Я рад, что я больше не европеец. И, поверьте - говорю это не только от своего имени. В конце концов, иммигранты, которым в Америке не нравится, могут без труда вернуться туда, откуда приехали. Но немногие это делают. Мы жили в других странах, и у нас есть? с чем сравнивать Америку. Миллионы тех, кто хотел бы приехать сюда и стать американцами, не имеют такой возможности. Мы вынуждены ограничивать поток иммиграции, но люди продолжают приезжать, и законно, и не законно, не обращая никакого внимания на то, что в их бывших странах бюрократы, претенциозная интеллигенция и самозваные эксперты по проблемам международной этики не любят и осуждают Америку.

Я горжусь тем, что на моем доме развевается флаг Соединенных Штатов. Мы, иммигранты, вывесили эти флаги намного раньше одиннадцатого сентября. Мы знаем, что этот флаг олицетворяет лучшую жизнь, надежду на светлое будущее, безграничные возможности для миллионов выходцев из "Старого света". И если в этом самом "Старом свете" американцев недолюбливают, то, честно говоря, меня это мало волнует.

ЧЕРНЫЕ И БЕЛЫЕ

Британский плакат времен 2-й мировой войны

Я увидел первого черного солдата (он оказался первым чернокожим человеком, которого я когда-либо видел) приблизительно через неделю после того, как мой концентрационный лагерь был освобожден белыми американскими военными. Позже, когда охранять наш лагерь беженцев прислали подразделение черных солдат, я подружился с одним из них - богатырем сержантом, который тщетно пытался научить меня английскому языку и одаривал меня жевательной резинкой, леденцами и прочими замечательными американскими лакомствами.

Немцы преследовали меня за то, что я был евреем. Мой отец был убит по той же самой причине. В 1945 году мне было всего лишь 14 лет, но еще до войны я успел прочитать "Хижину дяди Тома", и знал, что в Америке рабство было отменено, поэтому мне и в голову не могло придти, что кто-то мог ненавидеть чернокожих так же, как и евреев. Не приходило мне в голову поинтересоваться, почему черные американские солдаты не служили вместе с белыми, и как нацисты относились к чернокожим.

Теперь, десятилетия спустя и на совсем другом континенте, меня заинтересовал вопрос, почему только очень немногие, как черные, так и белые, знают, как нацисты относились к "schwartze Neger" и какова была судьба чернокожих, попавших в руки к нацистам. В течение многих лет я выступаю с лекциями о Холокосте, и мне задавали вопросы о том, как нацисты уничтожали цыган и гомосексуалистов, и даже об армянском геноциде в Турции в 1916 году. Но никто никогда не спрашивал меня относительно судьбы чернокожих в занятой нацистами Европе.

Однако, согласно историческим фактам, евреи были не единственные, кого нацисты отнесли к нечеловеческим расам, и, соответственно, подвергли истреблению. Чернокожие рассматривалось еще более недостойными звания человека, нежели евреи. Единственная причина, почему чернокожих не убивали в большом количестве в занятой нацистами Европе, очень проста: там было очень мало черных. Если бы Гитлер выиграл войну, а долгое время все к тому и шло, мир стал бы фашистским, и черные американцы присоединились бы к американским евреям в североамериканских газовых камерах.

Черному сержанту, которого я встретил в том немецком городе после войны, очень повезло, что он не попал в плен к немцам. Недавно на экраны был выпущен фильм, в котором рассказывается о расистском отношении белых американских военнопленных к черным военнопленным в немецком лагере. Дело в том, что сюжет этого фильма мало правдоподобен: буквально считанные единицы черных американских солдат попадали в лагеря для военнопленных, обычно с ними расправлялись на месте, и, когда американские войска брали немецкие города, они находили там много искалеченных тел черных солдат.

За год до того, как Гитлер взял власть в Германии, получив большинство голосов немецких избирателей в 1933 году, в речи, произнесенной в Бреслау, будущий фюрер заявил, что все африканцы, евреи и прочие неарийцы должны покинуть Германию, иначе их пошлют в концентрационные лагеря. Некоторые евреи сумели иммигрировать, хотя большинство границ для них уже были закрыты, а вот для немецких чернокожих иммиграция была практически невозможна. Большинство из них были немецкими гражданами с немецкими паспортами, и им просто некуда было деваться. Тем, кто пытались вернуться в бывшие колонии Германии в юго-западной Африке (сегодняшнюю Намибию), было отказано во въезде британцами, управлявшими этими территориями по мандату Лиги Наций.

Согласно Версальскому договору, навязанному Германии победителями в Первой мировой войне, между Францией и Германией в Рейнланде была создана буферная зона, управляемая Францией, разместившей там африканские колониальные отряды. Многие немцы считали это преднамеренным оскорблением; пропагандистские фильмы и газетные статьи разжигали расизм, рассказывая о черных солдатах, имевших связи с немецкими женщинами. Еще до прихода к власти в 1933 году Гитлер так высказался о детях от этих связей: "Эти дети-мулаты являются либо результатом насилия черных над белыми женщинами, либо результатом проституции своих белых матерей. Так или иначе, у нас нет никаких моральных обязательств перед этим потомством иностранных выродков".

У Гитлера слова никогда не расходились с делом. В 1936 году, после того, как Германия заняла Рейнланд вопреки Версальскому договору, там жили от 800 до 1000 детей от черных отцов. Приблизительно 500 из них насильственно стерилизовали, и еще 400, согласно отчету нацистского губернатора Рейнланда, были помещены в концлагеря в других районах. Губернатор с гордостью докладывал Берлину, что "проблема решена окончательно". Ни одного из "перемещенных" детей никогда и нигде больше не видели.

Приблизительно 24,000 чернокожих, живших в Германии, первоначально были жертвами принудительной программы стерилизации. Вазектомию черным мужчинам делали без анестезии, после чего они должны были подписать официальный отказ от отношений с немецкими женщинами. По мере того, как шла война, множество немецких чернокожих были посланы на смерть в концентрационные лагеря. Поскольку, помимо нескольких устных свидетельств, не имеется ни документов, ни подробных исследований этого геноцида, общее количество жертв до сих пор еще неизвестно.

Меня до боли удивляет, что в наши дни, когда негритянская история включена в учебные планы большинства университетов, страницы нацистского преследования чернокожих в этой истории не вызывают ни у кого ни малейшего интереса, а посему мало кому известны.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 9(294) 29 апреля 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]