Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 9(294) 29 апреля 2002 г.

Виктор КОРДОВСКИЙ (Калифорния)

"ЧЕРНАЯ МОЛНИЯ"

Джесси Оуэнс

Есть в Нью-Йорке клуб, эксклюзивности членов которого могут позавидовать даже коронованные особы, не говоря уже о мультимиллиардерах. Их на нашей планете куда больше, чем тех, кто собирается в городе на Гудзоне. Мы назовем их, читатель, а вы попробуйте угадать, по какому принципу проходит отбор участников этого необычного клуба. "И было их" всего одиннадцать. Итак, вот их имена: Гаррисон Диллард, Линди Ремиджино, Бобби Морроу, Боб Хайес, Джим Хайнс, Валерий Борзов, Хесли Кроуфорд, Алаэн Уэллс, Карл Льюис, Линдфорд Кристи, Морис Грин. Скажем сразу, для любителей легкой атлетики задачка сия пустяковая, но зато для остального человечества - неразрешимая.

А теперь - ответ: все участники нью-йоркского клуба завоевывали золотые медали Олимпийских игр в беге на 100 метров, начиная с 1948 года и кончая 2000-м. Год 2001-й стал годом 65-летия с того памятного дня, когда легендарный американец, спортсмен ╧1 XX века, Джесси Оуэнс, прозванный "черной молнией", выиграл четыре золотые медали и установил два мировых рекорда на Олимпиаде-36 в Берлине.

Стоящий в нашем списке первым Диллард (Чемпион Олимпиады-48 в Лондоне) - даже чисто по времени - наиболее сильно привязан к Джесси Оуэнсу. "Мне было 13 лет, когда я впервые увидел "живого" Оуэнса. Было это на параде в его честь в городе Кливленде, - вспоминает спринтер-ветеран. - Мы, мальчишки, сбежались с Ист-Сайда, чтобы поглазеть на нашего кумира. Джесси сидел в открытом лимузине. Когда машина поравнялась со мной, Джесси заметил меня в толпе, подмигнул, помахал рукой и сказал: "Эй, парень, как идут дела?" Это был самый счастливый день в моей жизни. Прибежав домой, я крикнул маме: "Мама, я только что видел Джесси Оуэнса и хочу быть таким, как он".

Вот уже почти две трети века, как имя Джесси Оуэнса стало легендой. Его часто называют величайшим атлетом всех времен. В его жизни были два кульминационных момента, которые оставили кометный след восторженных воспоминаний. Но об этом - чуть позже...

Джеймс Кливленд Оуэнс родился в многодетной семье алабамских издольщиков 12 сентября 1913 года десятым по счету ребенком. В детстве все называли его Джей-Си - по первым буквам имени. Со временем Джей-Си превратился в Джесси. Мальчик уже тогда выделялся среди своих сверстников безупречной мускулатурой и потрясающим самообладанием. Его уникальные скорость, прыгучесть и координация движений стали объектом пристального внимания школьного тренера Чарли Рилея, который посоветовал Джесси всерьез заняться легкой атлетикой. Мальчик моментально усвоил технику гладкого и барьерного бега, прыжков в длину и высоту.

Уже в 15 лет Джесси пробежал 100 метров за 10,8 секунды, прыгнул в длину на 7 метров. Великолепные результаты! Но для черных детей, физическое развитие которых идет быстрее, чем их бледнолицых сверстников, все же возможные. Все зависело от того, каким будет продолжение. К счастью, Джесси это понимал: "начиная с младших классов школы я тренировался каждый день без исключения. Мне это было необходимо. Мой отец был батраком, а я хотел достичь чего-нибудь, получить образование. В этом мне помог бег. Можно сказать, что бег вывел меня в люди".

В 1933 году в Чикаго 19-летний Оуэнс впервые повторил мировой рекорд в беге на 100 ярдов (91,44 метра) - 9,4. Тогда же он прыгнул в длину на 7 м 65 см. Во многом благодаря этим результатам он смог поступить в университет штата Огайо, где работал знаменитый тренер Лэрри Снайдер. "У меня никогда не было более трудолюбивого и послушного ученика. Его буквально нужно было выпроваживать со стадиона или из спортивного зала", - вспоминал позднее тренер.

Два года с невероятным трудом Джесси и его наставник создавали свой легкий стиль бега. Как совместить на практике бег "через не могу" и свободу движений? Как научиться напрягать только "нужные" мышцы и расслаблять все "ненужные"? И вот наступил, наконец, незабываемый в истории спорта день - 25 мая 1935 года. В этот день Джесси совершил чудо, которое вряд ли кто-нибудь сможет повторить и которое до сих пор восхищает мир. За 45 минут(!) он установил на различных спринтерских дистанциях 5 (!) мировых рекордов, а заодно и шестой - в прыжках в длину. Уже само это достижение поражает воображение. Но картина будет неполной, если не сделать к ней два дополнения.

Во-первых, Джесси бежал свободно и непринужденно, круша мировые достижения без видимых усилий, как бы играючи, а после выступления выглядел свежим, полным сил и готовым к покорению новых рекордных рубежей.

Во-вторых, его рекорды были измерены на самых точных весах времени, и теперь в полной мере можно оценить их значимость.

Судите сами, результат прыжка Оуэнса в длину (8 м 13 см) никто не мог улучшить в течении 25 лет! И сейчас спортсмены с таким результатом входят в элитную группу атлетов. Дистанцию 100 метров на одном из следующих стартов он преодолел за 10,2 секунды...

Прервем на время хронику событий, и сопоставим результаты на 100 метров времен Оуэнса с современными достижениями. 16 июня 1999 года американский спринтер из Канзас-Сити Морис Грин на стадионе в Афинах установил феноменальный рекорд - 9,79 сек. Не умоляя достижения великого спортсмена, скажем: облаченный в пластиковый динамичный костюм, он, оторвавшись от стартовых колодок, ринулся по синтетической дорожке к финишу. Электронное время зафиксировало рекордное достижение. Оуэнс же для отталкивания вынужден был рыть для себя ямки, бежал по гаревой дорожке, да и финишное время фиксировалось тогда ручным секундомером. Можно предположить: будь на пути Оуэнса к рекорду современная техника, его результат мог быть на две-три десятых лучше.

А теперь - внимание, читатель. Чтобы представить, сколь мало установленный рекорд Морисом Грином отличается от феноменального достижения Оуэнса, совершим экскурс в лингвистику, а заодно и в физиологию. Всем известное выражение "В мгновение ока" физиологи подвергли количественной оценке, то есть попросту измерили мигание глаза и установили, что оно равно 0,4 секунды. Так вот, за 66 лет результат Оуэнса улучшен чуть больше (на одну сотую), чем на "мгновение ока"!..

Другим феноменальным стартом Оуэнса была Олимпиада-36 в Берлине, над аренами которой гордо реяли флаги со свастикой. Нацисты стремились утвердить на практике теорию расового превосходства арийцев. Адольф Гитлер внимательно наблюдал за многими соревнованиями, в том числе за стартами легкоатлетов. На его глазах Джесси Оуэнс нанес мощный удар по расовой идеологии нацистов, завоевав четыре золотых медали!

Четырежды он выходил на старт 100-метровки и каждый раз финишировал первым. Во втором забеге он сумел повторить свой же мировой рекорд - 10,2 сек. и, наконец, - победа в финале. Взбешенный Гитлер не пожелал лично поздравить Оуэнса и демонстративно покинул стадион. Финальные соревнования прыгунов в длину вылились в соперничество Оуэнса и талантливого германского прыгуна, надежды нацистов Лутца Лонга. Немец после последней попытки опережал Джесси, вызвав бурю восторга хозяев Игр. Может быть это стало катализатором выдающегося ответа Оуэнса - 8,06 м. То был второй результат в истории спорта.

Затем была победа на дистанции 200 м. А венцом соревнований стала эстафета 4х100 метров, в которой американский квартет Джесси Оуэнс-Ральф Меткалф-Фай Дрэйпер-Френк Уайкоф сначала повторил мировой рекорд - 40,0, а в финале сбросил с него две десятые - 39,8. И этому результату предстояла долгая жизнь. Он был побит только 20 лет спустя, на Олимпиаде-56. Так великий Оуэнс завоевал четыре золотые медали на одних Играх. Повторить это удалось только Карлу Льюису на Олимпиаде-84.

После Берлина Оуэнс в 23 года оставил любительский спорт, перейдя в профессионалы. Медали медалями, а жить на что-то нужно. Вот как он объяснил свой поступок: "У меня была слава, но не было денег. Оставался единственный выход - попытаться на олимпийской славе сколотить хоть какой-нибудь капитал. Мне приходилось соревноваться в беге с лошадьми, собаками и даже кенгуру". В послеспортивной жизни Джесси имел успех в бизнесе, работал телекомментатором и был видной фигурой в олимпийском движении. Умер Джеймс Кливленд Оуэнс в год Московской Олимпиады в возрасте 66 лет.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 9(294) 29 апреля 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]