Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 8(293) 15 апреля 2002 г.

Виктор КОРДОВСКИЙ (Калифорния)

ТРИУМФ С ЖЕСТОКИМ ПОДТЕКСТОМ

Л.Рифеншталь. 2001 г.

Тревожный ночной звонок из Питера. И такой же тревожный разговор с приятелем - оператором Петербургской студии документальных фильмов Михаилом Гуревичем.

- Не только я, многие горожане в шоке после оглашения итогов кинофестиваля под названием "Послание к человеку", - с волнением начал свой рассказ Михаил. Все это происходило накануне 60-летия вторжения фашистских войск в нашу страну, в городе пережившем блокаду. Перед началом фильма Лени Рифеншталь "Триумф воли" (о съезде национал-социалистической партии в Нюрнберге) было сказано: его показ - доказательство торжества полной свободы в России. И это тогда, когда в самой Германии нацистские фильмы запрещены к показу. Свободы фашистской пропаганды никогда не должно быть.

- Михаил, а кому все-таки был вручен главный приз фестиваля?

- Он закончился триумфом Лени Рифеншталь! Она была приглашена в Санкт-Петербург, и ей достался "Золотой кентавр" - приз за вклад в киноискусство. По этому поводу можно горько иронизировать: Гитлеру не удалось войти в Ленинград, зато это удалось его режиссеру Рифеншталь. К тому же, на пресс-конференции победителю не было задано ни одного острого вопроса. Я очень рад, что все члены международного жюри дистанцировались от этого приза. А на следующий день мои немецкие друзья с цветами поехали на Пискаревское кладбище, где похоронены жертвы блокады.

- Насколько тебе известно, четыре года назад американская организация "Синекон" в Лос-Анджелесе, занимающаяся популяризацией старых фильмов, также присудила награду за выдающийся вклад в киноискусство Лени Рифеншталь.

- Все к одному. К сожалению, история ничему не учит людей...

* * *

Кадр из фильма "Триумф воли"

Небольшой экскурс в историю тоталитарного искусства. Начиная с 1919 года становится ясно: футуристы и авангардисты не совсем устраивают новую власть в только что родившейся стране Советов. Им скорее предназначалась роль спички, а не костра. И власть изменяет авангардистам, избрав для себя "единственно верное" направление в искусстве - реализм, который позже назовет социалистическим реализмом.

Битва за искусство завершилась в СССР и Германии в разное время. Гитлер, придя к власти, покончил с авангардом одним махом, ему в этом помог опыт большевиков. 23 марта 1933 года он скажет: "Одновременно с политическими чистками нашей общественной жизни правительство рейха принимает тщательные меры по моральному очищению всего тела нации. Образование, искусство будут использованы как средство для осуществления этой цели".

Гитлер, с его комплексом недоучки-художника, сам диктовал моду в нацистском искусстве. Он лично отбирал работы для выставок и контролировал путь художественного процесса в стране. В 1936 году Геббельс отменяет всякую художественную критику. Вариантов всего лишь два: восхвалять реализм как единственный правильный путь и бранить на чем свет стоит все остальное. Это время в культуре двух государств позже будет названо "ночью тоталитаризма".

"Из всех искусств для нас важнейшим является кино". Эту ленинскую мысль целиком разделял Геббельс, считавший кинематограф самым важным средством манипуляции массами. К 1938 году большая часть немецкой кинопромышленности была национализирована. Первые фашистские фильмы - это романтические описания реальных событий. В 1935 году по личному распоряжению Гитлера режиссер Лени Рифеншталь снимает знаменитый фильм "Триумф воли" - о съезде нацистской партии в Нюрнберге.

Из авторского досье: Лени Рифеншталь родилась в 1902 году. Начинала свою карьеру как профессиональная танцовщица и драматическая актриса театра и кино. Позже стала режиссером. В период фашизма в Германии создала самые значительные документальные нацистские фильмы. Была личным другом Гитлера. После войны над ней было проведено около 50 судебных процессов. И в каждом - лишь одно обвинение с формулировкой - "сочувствующая". С 1945 года началась ее вторая жизнь - без камеры и съемочной группы. Ей было запрещено работать в большом кино. Рифеншталь - легенда, в равной степени принадлежащая сфере политики и киноискусства. Сейчас, на пороге столетнего рубежа, заканчивает съемку картины о подводном мире, и армады загадочных рыб заменяют ей массовку из двухсот тысяч солдат. 29 лет назад вышла замуж за человека младше ее на 42 года. Этот брак существует и по сей день.

За все 55 лет добровольной изоляции от общества она не дала ни одного интервью. И лишь в 1993 году Лени неожиданно попросила продюсера снять фильм, основанный на книге ее воспоминаний. Когда режиссеру-документалисту Рою Мюллеру предложили снять этот фильм, он был девятнадцатым: восемнадцать режиссеров до него отказались это делать. А Мюллер согласился. Его публично оскорбляли. Называли нацистом. Фильм в некоторых эпизодах получился обличительным. Благодаря этой трехчасовой ленте зритель может увидеть Лени Рифеншталь и услышать мнение человека, проведшего с ней целый год.

Хотелось бы, насколько возможно, привести самые важные фрагменты из этого киноповествования. Только в исключительных случаях пришлось прибегнуть к коротким авторским комментариям. Но сначала небольшое предисловие автора фильма: "Интересны наши рабочие конфликты с Лени Рефеншталь, - ведет рассказ режиссер. - Когда мы снимали фильм, она хотела всем и всеми командовать. Она была всесильна. Ее нельзя назвать женщиной. Это генерал, облеченный в красивую одежду. Представляете, как мог этот генерал получать команды от другого человека!

На съемках в Нюрнберге она так кричала... срывала с себя микрофоны... ее можно было услышать на расстоянии километра. Я очень боялся, что с нею случится удар, и съемки сорвутся. Прошло всего три дня, как она сказала: "Все, с меня хватит, я не буду больше у вас сниматься!" Но через пару часов она вернулась, бледная, и говорит: "Когда мы продолжим съемки?"

"У нее, конечно, железная дисциплина и крайняя мобилизованность, - продолжает Рой Мюллер. - Если ее убедить, что получится отменный кадр в случае, если она встанет совершенно голой под проливным дождем и простоит там 5 часов, - она сделает это, не моргнув глазом. Лени - киношник до корней волос".

"Ваш первый фильм "Триумф воли" был совершенством?" - спрашивает ее режиссер. "Нет, нет, я уже говорила, мы не успели подготовиться к съемкам. Когда мы приехали, съезд национал-социалистов уже начался. Я хочу объяснить вам, что партия не хотела, чтобы я делала этот фильм. Мне запрещали (это все - от лукавого - авт.). Я должна сказать, вернее рассказать, почему: в этом фильме не хватало техники... Я хочу рассказать (в кадре идет перебранка между собеседниками)... а вы мне не даете, черт вас побери!"

Комментарий Роя Мюллера: "Был один эпизод, когда она поспорила с самим Гитлером. Он настаивал, чтобы его генералы приняли участие в ее фильме "Триумф воли". Фюрер даже придумал начало картины. Рифеншталь нашла его предложение просто ужасным, о чем она сообщила Гитлеру, но в форме совершенно недопустимой в разговоре с рейхсканцлером: "Вы делаете свою политику, а я делаю свой фильм!" Картина вышла на экраны в таком виде, в котором его придумала режиссер. И после просмотра Гитлер остался очень доволен. Я думаю, есть две причины нелюбви к Лени Рифеншталь (здесь режиссер крайне осторожен - авт.). Одна заключается в том, что она была первой женщиной, вошедшей в общество мужчин-режиссеров кино. Другая - что она даже в 1945 году искренне и открыто заявляла, что Гитлер "был просто потрясающим человеком". В то время никто не говорил об этом. Когда она встретилась с Фюрером, получилось, что сошлись два "это". Гитлер, как художник-недоучка, видел в ней собственные нереализованные возможности. А с другой стороны, он обладал властью, способной обеспечить реализацию всех ее творческих замыслов. Она была очарована Гитлером и недолюбливала остальных партийных боссов. В остальном она настолько была погружена в свои фильмы, что ничего не замечала вокруг, была слепа (Так уж слепа? - авт.). Ее попросту больше ничего не интересовало, только кино. Этого ей не простили. Она была счастлива, когда находила хороший ракурс..."

В государствах с тоталитарным режимом власть упивалась зрелищными представлениями. В 1933 году на "маевку" в Берлине собралось 1,5 миллиона человек. Гигантские праздники стали культовым и обрядовым символом, напоминали языческие поклонения идолам. И спорт в Германии также стал культом: совершенный человек должен был иметь безукоризненное тело. Как будто прошедшие стерилизацию в автоклавах, спортсмены рассматривались как авангард арийской нации.

Лени Рифеншталь на съёмках "Олимпии". 1936 г.

В 1936 году в столице рейха состоялся еще один массовый спектакль - Олимпийские игры. В эти дни Рифеншталь снимает фильм "Олимпия". После окончания войны автору этих строк удалось посмотреть этот трофейный фильм, шедший с титрами. По ряду опросов "Олимпия" входит в десятку лучших фильмов мира. И техника, и способы съемки, опробованные в этом фильме стали классическими и использовались потом неоднократно, но повторить успех "Олимпии" никому не удалось. Мы говорим о блестящей технике съемок. Но содержание...

Спорт в фильме - вопреки Олимпийской хартии - был пропитан политикой. Возвеличивание арийской расы дошло в нем до крайнего предела: все остальные - недочеловеки. Это было лейтмотивом картины. Чего стоят одни только кадры, снятые во время победного забега четырехкратного чемпиона Олимпиады. Знаменитого чернокожего американца Джесси Оуэнса! Искаженное злобой лицо Гитлера, кулаки, стучащие по трибуне, и угрожающий жест в сторону спортсмена. Так воспитывалась нация...

Комментарий Роя Мюллера: "Лени очень не любит слово "вина". Она предпочитает слово "ответственность". И утверждает, что всякая ответственность заканчивается с окончанием фильма. И тем не менее, многие ее картины оставили в ее душе травму. Свой исключительный талант она отдала в руки дьявола. Вот в чем самая большая ее вина и с чем ей приходится жить и сейчас. Это - открытая рана, которая уже никогда не заживет. А ее соприкосновение с политикой, в частности, с Гитлером, дело для нее несвойственное".

И вот, наконец-то, режиссер задает главный вопрос Рифеншталь: "Мне кажется, что люди ждут от вас признания вины". - "В чем моя вина? - распаляется Лени Рифеншталь. - Я могу сожалеть, что сделала фильм о съезде нацистской партии. Я могу сожалеть, что жила в эти годы. С моих губ никогда не срывались антисемитские слова. В чем же моя вина, скажите мне? Я не сбрасывала атомной бомбы. В чем я виновата?.."

Кадр из фильма "Олимпия"

Мы подошли, пожалуй, к главному: что делать гению, родившемуся при злодеях? Сталин десятки раз смотрел во МХАТе "Дни Турбиных" - виноват ли в этом М.Булгаков? Возможно ли отделить художника от действительности? Я не знаю ответа на этот наитруднейший вопрос. Боюсь, его не знает никто. Но подход к этой сложной теме может быть и другой. В 1933 году великому немецкому режиссеру Фрицу Лангу, автору национального киноэпоса "Ниберунги", Геббельс предложил встать у руля немецкого кинематографа; через два дня Ланг эмигрировал. Его примеру последовали многие высоконравственные деятели немецкой культуры. И уже издалека, в меру своего таланта, предупреждали мировую общественность о нарастающей фашизации Германии.

Лени Рифеншталь осталась в Германии. На ее долю выпала ужасная участь: быть гением во времена нацистов. Нет сомнения, ее кино эстетически блистательно. Но на службе у Гитлера. Быть гением - это одно, но быть на службе у мракобесов - совсем другое. Недаром говорят: талант - это как нож. Вы можете им намазать масло на свой бутерброд, но ведь им можно и убить человека. Пропагандистская машина Гитлера-Геббельса, в которой сидело (и не мало) талантливых людей немецкой культуры, шаг за шагом растлевала немецкую нацию, бросила ее в пучину мировой войны. Результат: десятки миллионов погибших на фронтах и 6 миллионов загубленных еврейских жизней в концлагерях. А Лени Рифеншталь утверждает (смотрите выше), что не сбрасывала атомной бомбы!

Нельзя забывать, что происходило в Европе чуть больше полувека тому назад. Еще живы те, кто помнит, как под музыку из "Триумфа воли" людей гнали к газовым камерам. Нельзя забывать, путеводителем какой дороги стало нацистское киноискусство, и куда эта дорога привела Европу. Это не вопрос истории. Это вопрос современной жизни. Так же как по-прежнему современны слова Бертольда Брехта: "Чрево, которое породило фашизм, еще способно рожать".

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 8(293) 15 апреля 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]