Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 8(293) 15 апреля 2002 г.

Наталия КИСЕЛЕВА (Бостон)

ТИТАНЫ И ГИГАНТЫ

Наталия Киселёва закончила Московский историко-архивный институт. Работала экскурсоводом по Москве, преподавала в Московском книготорговом техникуме. После иммиграции в США в 1992 году четыре года работала экскурсоводом в Нью-Йорке. С 1996 года возглавляет крупное бостонское туристическое агентство "BON VOYAGE TRAVEL".

С незапамятных времён человек задумывался о непостижимости размеров окружавшего его мира - безбрежного океана, бездонного неба, бескрайних барханов пустынь. Возможно, именно с этим и связано стремление наших предков к самоутверждению через гигантские памятники архитектуры: Колосс Родосский, египетские пирамиды, величественный Сфинкс, устремлённые в небо громады соборов.

Человечество не избавилось от гигантомании и по сей день. Говорят, у американцев она в крови, и они ужасно гордятся, если им удается сделать что-то "самое большое", даже если это "что-то" будет совершенно бесполезным.

В 1900 году, например, в Чикаго соорудили фотоаппарат весом в полтонны, который обслуживали 15 человек. Где он сейчас, этот монстр?!

Но иногда бывало, что грандиозный замысел, казавшийся безумным, не только воплощался в жизнь, но и обретал статус всеамериканской достопримечательности. Таковыми, без сомнения, являются барельеф героев Конфедерации близ Атланты, головы четырех Президентов на горе Рашмор в Южной Дакоте, монумент индейскому вождю Бешеному Коню неподалеку от горы Рашмор.

Впервые идея гигантского наскального барельефа возникла у миссис Хелен Плейн, активистки Объединения Дочерей Конфедерации, в 1912 году. Она сумела убедить семью Винейбл, владеющей горой близ Атланты, пожертвовать северный склон горы для создания мемориала героям Конфедерации.

В 1915-1916 гг. скульптором был назначен Гатсун Борглум, проявлявший заметную тягу к созданию монументальных работ. Его идеи были так же необычны, как и его имя. Полностью его звали Джон Гатсун де ла Мотт Борглум. Его младшего брата тоже назвали замысловато, смешивая греческую и римскую истории - Солон Ганнибал Борглум (кстати, он тоже был скульптором). Их родители, принадлежавшие к секте мормонов, вняли призыву пророка секты Бригема Янга о переселении всех мормонов в Новый Свет, иммигрировали в Америку из Дании. Заметив художественное дарование Гатсона, они отправили его учиться в Художественную школу Сан-Франциско. Затем Борглум продолжил свое художественное образование в Париже, где он познакомился с творчеством Огюста Родена, которое произвело на молодого живописца огромное впечатление. Наконец, Гатсун Борглум осел в Лондоне, где начал вполне успешную карьеру модного художника, но вскоре выяснилось, что площадь полотна ему слишком мала, и он сменил кисти на резец.

Начав с небольших скульптур, он стал работать в монументальном жанре, так что предложение принять участие в создании грандиозного памятника героям-южанам пришлось Борглуму по душе. Замысел его был титаническим - создать барельеф длиной в полкилометра: семь центральных фигур и марширующую пехоту и кавалерию южан.

Из-за 1-й Мировой войны работы начались только в 1923 году. Прогремели первые взрывы, сотни тонн породы были отделены от горы. Довольно быстро Борглум практически закончил голову генерала Роберта Ли.

Но ассоциация, наблюдавшая за проектом, то и дело вмешивалась в работу Борглума, начались конфликты, он чувствовал себя в Джорджии неуютно, и в 1925 году скульптор оставляет пост главного скульптора монумента героям-южанам, чтобы возглавить проект по созданию гигантских рельефов четырех Президентов на горе Рашмор, обессмертивших имя Гатсуна Борглума.

С уходом Борглума возведение мемориала героям Конфедерации возглавил Огастус Люкмен, который уничтожил сделанное Борглумом, и принялся за собственный проект трех всадников - Главнокомандующего войсками южан генерала Роберта Ли, Президента Конфедерации Джефферсона Девиса, и прославленного военачальника генерала Томаса "Каменную Стену" Джексона. Люкмен отказался от метода направленных взрывов - каменотесы работали пневматическими молотками. Работы шли очень медленно, и к 1928 году, когда истекал срок, отпущенный на строительство, была закончена опять только голова Роберта Ли. Денежные фонды иссякли, семья Винейбл отобрала свою собственность - гору, и на долгие 36 лет работы полностью остановились.

Но в 1958 году штат Джорджия выкупил гору, провел конкурс среди шести наиболее прославленных скульпторов-монументалистов, и выбор пал на Вокера Хенкока из Массачусеттса. В 1964 году на Каменной горе опять начались работы. Хенкок применил новую технологию создания гигантских скульптур, и довольно быстро грандиозный барельеф приобрел реальные контуры.

Три фигуры всадников находятся на высоте более 100 метров. И, конечно, с земли барельеф кажется куда меньше, чем он есть на самом деле. Например, когда рабочих внезапно заставал дождь, они прятались в ухе или ноздре коня.

И хотя церемония открытия состоялась в 1970 году, детали рельефа доводились вплоть до 1972 года. Почти пятьдесят лет потребовалось, чтобы закончить мемориал героям конфедерации - одно из самых грандиозных произведений монументального искусства. Одно из самых, но всё же не самое.

Следующий шаг в создании титанических монументов - и какой шаг! - был сделан все тем же Гатсуном Борглумом. Еще в августе 1924 года он получил письмо от историка из Южной Дакоты Дуна Робинсона. В письме говорилось, что в Черных горах есть несколько скал, именуемых Иглами, и что неплохо было бы увековечить на этих скалах Льюиса и Кларка, индейского вождя Красное облако, и еще нескольких местных героев.

Борглуму настолько надоели склоки вокруг атлантского барельефа, что он, захватив с собой сына Линкольна и ассистента-секретаря Такера, немедленно собрался в дорогу, и вскоре группа очутилась в девственных горах Южной Дакоты, поразивших путников своей дикой красотой. Осмотрев Иглы, Борглум решил не следовать предложениям Робинсона. Вместо этого он с энтузиазмом стал настаивать на проекте четырех Президентов, и не на отдельных скалах, а на массивной поверхности горы. Замысел был ему по плечу. Да и непросто было отказаться от проекта, на который ему выдали cart blanche, без необходимости отчитываться в каждом своем движении перед взбалмошными заказчицами из Объединения Дочерей Конфедерации.

Отмотав немало километров по Черным горам, Борглум остановил свой выбор на гранитной горе Рашмор высотой 1700 метров. Гора Рашмор повернута к юго-западу, а это значит, что солнце будет освещать головы президентов целый день.

Гора носит имя нью-йоркского адвоката Чарльза Рашмора, который в 1880-х по поручению владельца шахт объезжал эти места и спросил у проводника, как называется эта гора.

Гора носила неблагозвучное имя "Бойня", и его проводник, чтобы польстить важному господину, сказал: "У горы нет имени, но с сегодняшнего дня она будет зваться горой Рашмор". В 1920-х гг. это имя было официально утверждено географическим Реестром США.

К середине 1925 года Борглум и его соратники добились разрешения на создание скульптур в Национальном парке, штат выделил деньги на постройку дороги для привлечения туристов, и в октябре того же года был заложен "первый камень". Церемония привлекла грандиозные толпы народа. Оставалось самое главное - найти столь же грандиозные средства, и эта задача была не из легких.

Прошел год. В сентябре 1926 года Борглум и его семья перебрались в Черные горы Южной Дакоты и... началось то же самое, что и в Атланте - конфликты с Управлением Национальных парков и постоянная нехватка средств. Но природная энергия Борглума взяла верх - и уже в 1930 году состоялась церемония открытия головы Джорджа Вашингтона, в 1936 году появилась гордо поднятая голова Томаса Джефферсона, в 1937 году (всего через год) была открыта голова Абрахама Линкольна, а в 1939 году завершились работы над головой Теодора Рузвельта. Злые языки утверждали, что Теодор Рузвельт попал в компанию "великих" только потому, что Борглума привлекала возможность продемонстрировать свои таланты, создавая пенсне из горного массива.

В 1935 году "первая леди" Елеонор Рузвельт, ратуя за равные с мужчинами права женщин, потребовала от Борглума создания пятой фигуры, представляющей женщин Америки. Скульптор отговорился тем, что на горе не хватает места для пятой фигуры.

Гора Рашмор

В 1941 году, приехав в Чикаго по делам, Гатсун Борглум умирает от инфаркта. Его дело взялся продолжать его сын Линкольн Борглум, но вскоре иссякли деньги, отпущенные на постройку, и в конце 1941 года работы были остановлены, хотя монумент еще нуждался в доработке.

Но и в таком виде он грандиозен. Высота лиц 18 метров, длина носов более 7 м, каждый глаз - 3,5 м, рот - почти 6 м. Очень быстро монумент четырех Президентов стал национальным символом Америки, привлекая миллионы туристов со всех концов света.

Постройка мемориала обошлась почти в миллион долларов, из которых 80% составляли государственные средства, и 20% - частные пожертвования. Борглум за свою работу получил 170 тыс.дол.

Монумент никогда не моют - эту работу, как и полировку лиц, выполняют природные осадки, но зато каждый год барельеф тщательно обследуется на предмет трещин и эрозии. Считается, что за 100 тыс. лет эрозия "съест" не более 2,5 сантиметров поверхности.

Гатсун Борглум не оставил ни своего имени, ни инициалов на горе Рашмор, но его грандиозная работа сама по себе является монументальным памятником упорству и целеустремленности скульптора.

В 1939 году на горе Рашмор работал тридцатилетний парень с необычным для Америки именем Коржак Циолковский. Этот начинающий скульптор-монументалист и стал настоящим преемником грандиозных проектов Борглума.

Во время работ на горе Рашмор появлялись и местные индейцы. Под впечатлением грандиозных фигур у вождя племени Лакота Сиу Генри Стоящего Медведя вызрел план создать подобный монумент их собственному герою - вождю по имени Бешеный Конь.

Черные горы - священная земля для индейцев племени Сиу. В 1868 году преемник Линкольна на посту Президента Эндрю Джонсон подписал договор, в котором говорилось, что "покуда текут реки и растет трава, а на деревьях появляются листья", эта земля будет принадлежать индейцам. Но срок этого договора оказался куда короче, чем его поэтическая преамбула - в 1874 году в Черных горах было найдено золото, и туда тысячами хлынули искатели легкой наживы, тесня и грабя индейцев. Договор оказался ничего не стоящим листком бумаги. Бешеный Конь поднял восстание, пытаясь защитить свои земли.

Сначала индейцы Сиу одержали большую победу - они уничтожили до последнего человека кавалерию генерала Джорджа Кастера. (Кстати сказать, по иронии судьбы, городок Кастер находится всего в нескольких милях от монумента Бешеному Коню).

Но победа была пиррова - регулярные войска без труда справились с индейцами. Бешеному Коню ничего не оставалось делать, как подписать перемирие в форте Робинсон в штате Небраска. Здесь вождь был предательски убит в 1877 году в возрасте 35 лет. В глазах индейцев он был и остался величайшим героем.

В 1939 году к Коржаку Циолковскому обратились местные вожди с просьбой создать гигантский монумент Бешеному Коню. Коржак оставил запись в дневнике: "Какая это честь для польского сироты из Бостона! Старые индейские вожди попросили меня рассказать и сохранить в камне историю их народа. Какая честь!"

Действительно, путь Коржака Циолковского был нелегок. Родился он в 1908 году в семье эмигрантов из Польши. Через год его родители погибли, и маленький Коржак с лихвой хлебнул сиротской доли. Начав с плотника на бостонской судоверфи, он самостоятельно постиг тайны скульптурного искусства. Циолковский тяготел к крупным скульптурным формам, создал гигантский памятник Ноа Вебстеру, автору фундаментального словаря английского языка, из глыбы весом в 33 тонны. Молодого скульптора заметил Гатсун Борглум, он пригласил Коржака работать на горе Рашмор.

Генри Стоящий Медведь рассказал Циолковскому, что однажды американский офицер с издевкой спросил у Бешеного Коня: "Ну и где теперь твои земли?", на что Бешеный Конь, вытянув вперед руку, с достоинством показал на горизонт: "Мои земли там, где похоронены мои товарищи".

Вот этот момент и решил запечатлеть в монументе Циолковский. Он взялся создать монумент величиной с гору - ни больше и не меньше. Замысел казался невероятным, невозможным для выполнения и даже безумным. Тем не менее, Циолковский горячо верил в свою идею.

Работу над созданием монумента прервала II Мировая война. Коржак добровольно ушел на фронт, был дважды ранен, и героем вернулся в Америку.

Вскоре он женится на Рут Росс, которая еще школьницей в составе волонтеров помогала Коржаку в работе над статуей Вебстера. В ее лице Циолковский нашел не только жену и мать десятерых детей, но и единомышленницу, которая посвятила свою жизнь воплощению титанического замысла.

В 1946 году Циолковский вместе с Генри Стоящим Медведем выбирают безымянную гору, которую Циолковский покупает на собственные деньги и называет Громовой головой.

Он создает из белого мрамора, оставшегося после работы над памятником Вебстеру, модель памятника в 1/34 величины. Бешенный Конь, верхом на коне, протягивает руку к горизонту. Размеры монумента были невообразимыми: высота скульптуры - 172 м, а ширина с протянутой рукой - 195 м (на такой руке могли бы усесться 4 тыс. человек). Пирамида Хеопса высотой в 137 м едва ли достанет до плеча Бешеного Коня.

В 1947 году Коржак привез молодую жену в совершенно дикие места. Их жилищем была крошечная армейская палатка, а первым проектом скульптора на новом месте стал просторный деревянный дом-студия.

Модель Бешеного Коня (на переднем плане) на фоне незаконченной скульптуры

Началом работы над фигурой Бешеного Коня можно считать 1948 год, когда прогремел первый взрыв. Здесь работали уже не молотком и зубилом и не пневматическими молотками, а направленными взрывами динамита, бульдозерами, скреперами и самосвалами. Взрывы отрывали и отрывали куски от горы, все более приобретавшей черты человеческого лица с гордым профилем.

Работа над монументом была титанической. Если на горе Рашмор трудилась целая команда скульпторов и каменотесов, и на деньги правительства, то Циолковский решил, что создаст циклопический монумент в одиночку, на собственные деньги и на добровольные пожертвования.

Он сам построил к вершине горы лестницу длиной более 200 метров, и каждое утро поднимался по ее более чем 700 ступеням. Летом 1950 года он, стоя в шаткой люльке, рисовал контур скульптуры (ширина линии была почти два метра).

Вокруг горы постепенно вырос уютный городок. В нём разместились жилище Циолковских, студия скульптора, выставка работ Коржака, учебные мастерские, большая мясо-молочная ферма, кормившая семью и приносившая доход, который шел на постройку скульптуры Бешеного Коня. Сравнительно недавно было куплено еще 130 акров земли для создания целого комплекса зданий и сооружений, задуманых Коржаком и Рут Циолковскими.

Студенты университета соседнего штата Миннесота создали проект расширения городка, предусматривающий постройку университета и медицинского центра для индейцев. Этот проект еще ждет своего воплощения, как, впрочем, и сама скульптура Бешеного Коня - пока сделано только лицо знаменитого вождя, и нанесен контур монумента в целом.

Дважды правительство предлагало свою помощь, но сначала Коржак, а затем Рут отказывались ее принять - они свято верили, что этот монумент должен быть построен на их деньги и на добровольные пожертвования, а не на деньги налогоплательщиков.

До самой смерти Коржака Циолковского в 1982 году скульптор и его семья (в работах участвовали семь из десяти детей) трудились от зари до зари, создавая гигантскую фигуру. В 1980 году Коржак сам определил место для своей могилы у подножия горы, и на склепе выбил надпись "Коржак Циолковский - рассказчик в камне".

Скульптор понимал, что одной человеческой жизни недостаточно для воплощения такого грандиозного проекта, и вместе с Рут составил 3 тома подробнейших описаний и рисунков, чтобы работы были продолжены и в ХХI веке.

Сейчас возведением скульптуры руководит Рут Циолковская, и хотя она уже немолода, но ещё полна энергии. При ней построен Музей индейской культуры племен Лакота Сиу, открыт учебный центр, но, главное, гремят взрывы, и скульптура продолжает обретать очертания, отвоевывая их у бесформенной горы.

В 1998 году была закончена отделка лица. Оно настолько огромно, что в нем может поместиться весь мемориал четырех Президентов на горе Рашмор. Кажется, что Бешеный Конь был заточен внутри горы, и теперь вырывается из плена. Вождь смотрит на свои земли, по-прежнему сохраняющие свою первозданную красоту.

* * *

Выражение "титанический труд" употребляют довольно часто, но только стоя у горы Рашмор, у мемориала Бешеного Коня или у барельефа Каменной горы в Атланте, понимаешь истинное значение этих слов и несколько снисходительное отношение к американской "гигантомании" сменяется уважением к тем, кто может воплотить в жизнь столь грандиозные замыслы - свидетельства мощи человеческого духа.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 8(293) 15 апреля 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]