Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 8(293) 15 апреля 2002 г.

Семен ИЦКОВИЧ (Чикаго)

СТРАСТИ ПО ГЕРАКЛУ

В.Геращенко

На обложке альбома для нумизматической коллекции прочитал интересную историю про Филадельфийский монетный двор. В начале прошлого века один работник повадился там воровать золотые монеты хитрым способом. Он приносил дохлую крысу, совал ей в глотку монеты и выбрасывал через окно на тротуар. Поскольку никто дохлую крысу на тротуаре не трогал, он после смены её подбирал. Только жадность его сгубила. Однажды он перестарался и натолкал в крысу слишком много монет. От удара при падении шкурка лопнула. Прохожий, увидев выпавшие монеты, сообщил администрации, и когда вор попытался подобрать свою добычу, его схватили. После того случая окна Филадельфийского монетного двора всегда держали закрытыми.

Окна здания Центрального банка в Москве на улице Неглинной тоже всегда закрыты. Какие дела проворачиваются за теми окнами, народу на тротуаре никогда не узнать, хотя средства массовой информации в последнее время эту тему муссируют. Они полны всевозможных предположений по поводу экстраординарного события - досрочной отставки председателя ЦБ РФ Виктора Геращенко, Геракла, как его называют - то ли по созвучию с фамилией, то ли по могуществу, то ли по делам, сопоставимым с подвигами героя древнегреческих мифов.

Виктор Геращенко - потомственный банкир, его отец был заместителем председателя Госбанка СССР. Сам он много лет проработал за границей, где смог глубже других изучить систему международных финансов. Был председателем Внешэкономбанка и Госбанка СССР, затем председателем Центробанка. В этой должности проработал почти 10 лет, но с перерывами - его то убирали, то приглашали вновь. В своё время в адрес Геращенко выдвигались обвинения в связи с переводом на тайные зарубежные счета денег КПСС, саботажем гайдаровских реформ. Но когда в нём опять возникала нужда, обвинения сменялись восхвалениями его деловых качеств.

В старом советском кинофильме о событиях 1917 года был эпизод, когда большевики взяли банк и тут же назначили одного из красногвардейцев его управляющим. Конечно, Виктора Геращенко сменяли в ЦБ не красногвардейцы, а такие же профессионалы. Тем не менее, тот анекдотичный киноэпизод каждый раз вспоминался при возвращении Геращенко на старое место. "Во все времена и эпохи, - писал недавно "Московский комсомолец", - Виктор Владимирович Геращенко отличался редкостной живучестью... Особенно после августа 98-го, когда он вновь был призван на государственную службу - чистить авгиевы конюшни, в которые в тот момент превратились все наши банки. На любую критику Геракл мог ответить: вас что-то во мне не устраивает? Отлично. Вот лопата, гребите дерьмо без меня. Или оставьте в покое и дайте работать так, как я хочу и умею".

И его оставляли в покое, и он работал, как хотел, и опять не то, что окна, даже форточку в окне ЦБ никто не решался снаружи приоткрыть, чтобы поинтересоваться, что там внутри происходит. И все-таки, как заметила та же газета, "ветер перемен выдул из верхнего эшелона власти одну из последних остававшихся там ярких личностей". Сказано это с огорчением, но слышны и другие голоса: "Это давно нужно было сделать. Надо проводить банковскую реформу, а Виктор Геращенко стал препятствием на этом пути" (так считает Евгений Ясин, бывший министр экономики РФ), "Уходит худший центральный банкир мира. Эта отставка опоздала на 10 лет" (бывший министр финансов Борис Федоров).

Справиться с Гераклом было непросто. О том, как прочно и самоуверенно он держался в своем кресле, красноречиво свидетельствует такой эпизод. Шло заседание Совета Министров. Тогдашний премьер Сергей Степашин (ныне председатель Счетной палаты) говорил, что медлительность, с какой ЦБ решал вопрос об отзыве лицензий у "проблемных" банков, позволяла их хозяевам перед объявлением банкротства прятать деньги на запасных счетах, обворовывая тем самым доверчивых вкладчиков. "Возможно ли такое?", - спросил он у Геращенко. Тот долго разглядывал потолок и, наконец, изрек: "В нашей стране всё возможно". Степашин был поражен, но так ничего и не добился. Журналист, рассказавший эту историю, полагает, что другому чиновнику (не Гераклу) такое поведение стоило бы карьеры.

Центральный банк России - это государство в государстве. Читатель, наверно, будет удивлен, узнав, что в нём около 100 тысяч сотрудников. Целая армия! И ведь уже не со счётами в руках, не с арифмометрами "Феликс", а с компьютерами! По данным журнала "The Economist" в России на 100 тысяч жителей приходится 55 чиновников Центробанка, что в 7 раз больше, чем в США и в 3 раза больше, чем в Европе. Фонд заработной платы работников ЦБ его критики называют запредельным, и это еще при непрозрачной системе собственных премиальных и пенсионных фондов. Сам председатель ЦБ охотно сообщил журналистам, что его среднемесячная зарплата составляет 48 тысяч рублей (полторы тысячи долларов), улыбнулся и лукаво добавил: "Зарплата и доход - это разные вещи". Юлия Латынина резонно заметила в "Новой газете", что Центробанк - "единственное ведомство страны, чиновники которого не воруют деньги из бюджета, потому что самостоятельно их печатают".

Дело, однако, не в том, что Центробанк сам по себе дорого обходится стране. Подоплека борьбы вокруг Геракла иная. Сыр-бор разгорелся, когда Кремль, правительство и Дума посягнули на независимость Центробанка, пожелав придать больше полномочий Национальному банковскому совету (его еще называют наблюдательным, в обеих интерпретациях - НБС) в ущерб совету директоров и всевластию председателя ЦБ. Геращенко активно сопротивлялся, пытался убедить президента, что правительство и Дума своими поправками к закону "О Банке России" его, президента, "подставляют". Не убедив, подал заявление об отставке. Новым председателем ЦБ назначен Сергей Игнатьев, перешедший туда с должности первого заместителя министра финансов. До того он уже около двух лет работал в ЦБ зампредом, но с Геращенко не сработался: то ли из-за концептуальных разногласий, то ли из-за принадлежности к разным кланам. Обозреватели считают Геращенко другом коммунистов и Примакова, Игнатьева же - человеком из группы Кудрина-Чубайса.

В связи с новым назначением обсуждается вопрос о целесообразности поддержания Центробанком нынешнего курса рубля к доллару. "Приговор крепкому рублю" - так озаглавлен материал в газете "Коммерсантъ". Одни страшатся падения курса рубля, другие, наоборот, приветствуют. Советник президента по экономике Андрей Илларионов (которому теперь прочат освобожденное Игнатьевым место в Минфине) объясняет общественности, что курс рубля завышен, и надо ускорить его девальвацию, чтобы подтолкнуть экономику, стимулировать отечественного производителя.

Регулирование валютного курса - это, так сказать, палка о двух концах. Такая политика может привести к экономическому чуду, как это произошло в своё время в Аргентине, но - и к экономическому краху, что имеет место в той же Аргентине сегодня. Оставив тонкости вопроса специалистам, замечу лишь одно: обладателям долларов понижение курса рубля выгодно, тем же, у кого в кошельке водятся одни рубли - наоборот. Экспортеры (нефти, газа, металлов и т.д.) от девальвации рубля получат большую прибыль. Соответственно возрастут доходы государства от налогообложения, бюджет получит дополнительные суммы для выплаты повышенных в последнее время зарплат и пенсий, хотя для людей, получивших эту прибавку, она на глазах будет таять из-за инфляции. Кстати, инфляция в России в январе с.г. превысила 3 % (в чем премьер Касьянов винил Геращенко, хотя инфляция правительству в какой-то мере может быть даже выгодна), в феврале она равнялась 1,2 %. Для сравнения: инфляция в США в феврале составила 0,2 %.

Агентство федеральных расследований (объединение российских журналистов, работающих в жанре независимого расследования), отреагировав на уход Геращенко, возвращает нас теперь к своим материалам, опубликованным в ноябре 2000 года под красноречивым заголовком "Материалы к отставке Геращенко ("Судороги пробежали по телу Геракла")". Журналисты Сергей Соколов и Сергей Плужников (работавшие ранее в "Совершенно секретно") добыли тогда интереснейшие материалы о скрытной зарубежной деятельности Центробанка и передали их в Генпрокуратуру, но, как говорится, увы! Теперь, возможно, им дадут некоторый ход, хотя и то вряд ли. О чем идет речь? Центробанк России создал в оффшорной зоне на британском острове Джерси свою фирму Financial Management Company, Ltd (FIMACO). На ее счет были переведены, в частности, полмиллиарда долларов из первого валютного займа МВФ, и, прежде чем деньги попали в Москву, они целых шесть месяцев прокручивались FIMACO, принеся кому-то немалую прибыль. Подобных операций было обнаружено порядочно. Стало также известно о том, что за неделю до дефолта в 1998 году ЦБ перевел в FIMACO треть валютного запаса - 1,4 млрд долларов. В этих обстоятельствах представляет интерес "подзаконная инструкция" Геращенко, которую цитировали журналисты: "Баланс инвестиций Центробанка в FIMACO не должен быть раскрыт в отчете по балансу банка".

Если сравнить эти скрытые инвестиции ЦБ с тактикой похитителя золотых монет из Филадельфийского монетного двора, то можно отметить определённое сходство - с поправкой на технический прогресс: незадачливому похитителю требовалось открытое окно, а нынешние, обладая современной техникой, предпочитают держать все окна банка плотно закрытыми.

Когда Америку потрясло скандальное банкротство энергетического гиганта Enron, выяснилась неблаговидная роль аудиторской фирмы Arthur Andersen, которая проверяла финансовую деятельность Enron, но не была заинтересована в обнаружении правды, поскольку одновременно была там консультантом, на чем зарабатывала несравненно больше, чем за свои аудиторские услуги. По этому делу, как известно, сейчас ведется расследование.

Аналогичная картина сложилась вокруг Центробанка России. Для Центробанка его договорной аудитор Pricewaterhouse-Coopers играет приблизительно ту же роль, что Arthur Andersen - для корпорации Enron. До 30 сентября 1999 года материалы аудиторской проверки ЦБ были представлены на сайте Международного валютного фонда, затем, как извещает сайт, они были изъяты по просьбе аудитора. Соколов и Плужников добыли эти материалы и вот что пишут о них: "Международные аудиторы очень осторожны и корректны в своих заключениях - они никого не осуждают, а только констатируют. Но представьте себе, какие многомиллионные нарушения могут скрываться за следующими фразами аудиторов..." Далее следуют совершенно немыслимые не то что для государственного банка страны, но для любой респектабельной компании заключения, которые приведу в сокращенном виде: "разъяснения не были представлены", "мы не видели никаких документов, относящихся к инвестиционным критериям", "не смогли получить копию указанного приложения", "руководство Евробанка и FIMACO не смогли предоставить нам документы, санкционирующие такое использование средств", "распоряжение (о переводе ЦБ в FIMACO 1 млрд. и 7 млн. долларов) было подписано неустановленным лицом"...

Что же это за проверка? И почему без последствий? Всякий, кто хоть сколько-нибудь знаком с бухгалтерским учетом, только пожмет плечами. В 2001 году Госдума назначила аудитором российскую компанию "Юникон", однако ЦБ тормозит подписание договора об аудиторской проверке. "Аудиторы раскроют страшную тайну Банка России", - предупреждает газета "Коммерсантъ".

После публикации расследования Соколова и Плужникова к ним поступил дополнительный материал от некоего О.Овчинникова, который они тоже опубликовали (под заголовком "Центральная банда - ЦБ"), сказав при этом, что "автор, безусловно, человек компетентный и, скорее всего, скрывается под псевдонимом". "Узкая группа лиц, - писал компетентный автор, - бесконтрольно манипулирует валютными резервами страны... Именно ЦБ и его бессменный руководитель Виктор Владимирович Геращенко являются в современной России наиболее крупными олигархами, по сравнению с которыми все остальные олигархи выглядят жалкой стаей гиен. Он [по-видимому, Геращенко - С.И.] не только не по зубам молодой путинской команде, но и сам легко может многих из этой команды проглотить. И дело не в том, что олигархам с характерными фамилиями не хватает наглости и жадности. Просто в наше время, когда каждый "кухаркин сын" управляет нефтяными и алюминиевыми компаниями и ремонтирует Кремль, область международных финансов остается по-прежнему закрытой для полуобразованных интриганов, строящих свои нехитрые комбинации на природных слабостях женщин из семьи первого президента". Повторяю, материал был опубликован в конце 2000 года. Там была масса конкретных фактов, включая зафиксированные в отчетах Счетной палаты РФ, которые, возможно, и возымели, наконец, действие.

Впрочем, всё это для российских граждан за семью печатями. Как и для большинства комментаторов, пишущих о смене власти в ЦБ и строящих разноречивые прогнозы. Вот некоторые суждения из российских СМИ: "Следуя стратегической задаче создания вертикали власти, вслед за телекомпаниями, "Газпромом" и МПС государственная власть овладела Центробанком"... "Опасность потери самостоятельности ЦБ связана с тем, что Центробанк может стать для правительства кошельком, откуда можно свободно брать деньги, в частности, для выплаты внешнего долга"... "Сергей Игнатьев - предвыборный кассир Кремля... Стоит вспомнить, что в 1995 году денежная власть перешла в руки Сергея Дубинина за год до президентских выборов. Сергей Игнатьев сменил Виктора Геращенко в 2002 году, за полтора года до парламентских и за два года до президентских выборов. Не исключено, что именно эта перестановка станет началом предвыборной кампании. Для любых выборов нужны деньги..."

Сбудется ли прогноз газеты "Коммерсантъ" по поводу раскрытия "страшной тайны Банка России" - предсказать трудно. Сейчас же с уверенностью можно сказать только одно - окна здания ЦБ на Неглинной и при новом председателе останутся закрытыми.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 8(293) 15 апреля 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]