Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 8(293) 15 апреля 2002 г.

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

"ЧТО В ИМЕНИ ТВОЕМ..."

Мне больно в этом признаться, но другого выхода нет: они выиграли эту битву. Мы перепробовали все, что только могли: логические доводы, исторические факты, причинные связи и здравый смысл. Мы писали статьи, выступали на форумах и конференциях, спорили со средствами массовой информации. Но ничего не помогло. Они выиграли эту битву. Мир воспринимает их имя так, как они того хотят.

Это, кстати, происходит не так уж редко. Слова меняют свое значение, и зачастую те, кто ими пользуются, забывают их первоначальный смысл, совсем отличный от нынешнего. Возьмем, к примеру, слово "голубой", которое еще совсем недавно обозначало цвет. В настоящее время, если Вы говорите о ком-то, что он - "голубой", Вы вовсе не имеете в виду, что у него необычный цвет кожи.

Другие слова приобрели новые значения по политическим или коммерческим причинам. Если раньше говорили: "скот режут на бойне", то теперь в интересах бизнеса принято говорить: "животные будут переработаны в пищевые продукты в мясокомбинате". Eсли раньше говорилось: "за аборты или против абортов", то теперь, по причинам политической корректности, предпочитают такую формулировку: "за право зародыша на жизнь или за право женщины на выбор".

Однако это не всегда работает. Иногда новые значения не приживаются, несмотря на массированную агитацию в их пользу. Мир отказался признать страны, в названии которых обязательно присутствовали такие слова, как "народные" и "демократические" по-настоящему демократическими государствами, представляющими интересы своих народов. Восточная Германия редко упоминалась, как "Германская Демократическая Республика", Северная Корея по-прежнему для всех "Северная Корея", а Куба так и осталась "Кубой".

Слова имеют еще более веское значение, когда они обозначают понятия, относящиеся к определенным группам людей. Достаточно вспомнить трагедии новейшей истории, возникшие в результате объединения людей в группы по расовой классификации на "арийцев", "негров", "евреев", "азиатов" и т.п. Однако, не наученные горьким опытом прошлого, мы теперь пытаемся классифицировать американцев по расовому признаку, несмотря на то, что в большинстве своем жители США - это дети от смешанных браков, родители которых даже не пытались классифицировать друг друга по какому-либо признаку. В результате почти каждого американца во втором или третьем поколении нельзя считать чистокровным, все мы - смесь генов, а посему просто глупо и невозможно пытаться засунуть нас в рамки расовых категорий, которые при первом приближении все равно не имеют никакого значения.

С другой стороны, иногда мы неправильно пользуемся какими-то словами или обозначениями, потому что у нас просто нет иного выхода. Возьмем, к примеру, иммигрантов из бывшего Советского Союза. Они приехали сюда из страны, где было более 108 национальностей, и наши иммигранты представляют большинство из них. В бывшей своей стране они были евреями, украинцами, литовцами, армянами, грузинами и т.д., а здесь все превратились в "русских". Америка в этом не одинока, точно так же "русскими" израильтяне окрестили всех выходцев из бывшего СССР. (Иммигрантов из США, даже тех, которые могли приехать в Америку из России, в Израиле называют англо-саксами или просто "англами".)

Израильтяне сами стояли перед этой дилеммой идентификации, когда в 1948 году появилось государство Израиль. Велись дебаты, как называть представителей новой независимой нации: иудеями, сионистами, палестинцами? В конечном счете, предпочтение было отдано земле израильской, и граждане этой земли стали "израильтянами", а не "иудеями" или "израэлитами". Очень немногие помнят сегодня, как называли себя евреи, которые жили на этой земле до того, как они стали израильтянами. Им даже представить было трудно, что это название будет у них украдено теми, кто на него не имеет никакого права. А называли они себя "палестинцами", да, да, именно так: "палестинцами"!

Мой брат, который уехал в 1935 году в Палестину, бывшую тогда британским протекторатом, называл себя палестинцем. Главная еврейская газета называлась "Палестина Пост", самым большим банком был Банк Палестины. 30 000 еврейских добровольцев, вступивших в британскую армию, чтобы сражаться против нацистов, вошли в историю как "Палестинская бригада", на рукавах их военной формы были нашивки с бело-голубой Звездой Давида и словом "Палестина". (Что касается арабов как из Палестины, так и из прочих стран, то они сражались добровольцами в мусульманском подразделении СС, организованном в Берлине главным муфтием Иерусалима. Но это - другая история). И как же тогда называли арабов? Просто "арабы".

В книге "Простаки за границей" в главах 45 и 46 Марк Твен рассказывает о своем путешествии по Палестине в 1890-х годах. Он описывает бедных и жалких аборигенов, убого живущих на бесплодной пустынной земле, называя их "бедуинами" и "арабами", но не "палестинцами". Вся литература первой половины 20-го столетия, включая книгу и кинофильм "Эксодус", называют евреев в британской Палестине "палестинцами", а арабов "арабами". Никто никого не хотел этим унизить или обидеть, просто не существовало другого слова.

Палестинская национальность была изобретена в 1967 году, после того, как в руки Израиля перешла территория, которую Иордания аннексировала в 1948 году. В течение 19 лет иорданского правления не велось никаких разговоров о палестинском государстве, палестинской культуре, палестинской истории или палестинской национальности. Все это появилось только тогда, когда средства массовой информации энергично и безоговорочно начали трубить на всех углах о недавно созданной национальности, присвоив никогда не принадлежавшее ей название - "палестинцы"! В антиизраильском запале те же самые СМИ дали Западному берегу реки Иордан уникальное географические обозначение "оккупированного". Название ни одной из других оккупированных стран: Тибет, Прибалтика, Курдистан, Биафра не употреблялось с этим эпитетом, и только этой крошечной области, которая, между прочим, еще с библейских времен называлась Иудеей и Самарией, был присвоен этот нелестный эпитет.

В конце концов, ОНИ, сегодняшние палестинцы, прежде известные как просто арабы, победили. Это название, под которым они вопреки всякой логике и историческому смыслу теперь известны, накрепко к ним прилипло, и теперь невозможно переубедить весь мир, что в действительности они просто самозванцы. С раскаянием и извинениями перед моим покойным братом и всеми настоящими палестинцами прошлого, я вынужден признать наше поражение.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 8(293) 15 апреля 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]