Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(292) 28 марта 2002 г.

Виктор КОРЧЕНОВ (Нью-Йорк)

ОЧЕРКИ СТАРОЙ ОДЕССЫ

ТАК НАЧИНАЛСЯ ОДЕССКИЙ ФУТБОЛ

Виктор Корченов

Небольшой серебряный щит, покрытый темно-синей эмалью, с накладными переплетающимися буквами "С" и "К". Вверху - как эмблема спорта - сокол с распростертыми крыльями. На обороте гравировка: "Первенство г. Одессы 1914 года, Г. Богемский".

Таков памятный жетон, принадлежавший Григорию Богемскому - центральному нападающему команды "Спортинг-клуб", игроку сборной России, кумиру одесских любителей спорта.

В январе 1911 года на совещании представителей всех команд в соответствии с разработанным на нем футбольным календарем было принято решение устраивать встречи между собой по два раза - на своем поле и поле соперника. И уже 20 февраля состоялись первые матчи первого чемпионата Одессы. По положению, каждая команда имела в то время по три категории или по три "тима", которые разыгрывали совершенно самостоятельные первенства города. Для победителя среди команд первой категории редакцией журнала "Спортивная жизнь" был учрежден переходящий кубок. Его оспаривали пять клубов: ОБАК ("Одесский Британский атлетический клуб"), ОКФ (Одесский кружок "Футбол"), ШК ("Шереметьевский кружок спорта"), "Виктория" и созданная перед самым началом соревнований команда "Южного спортивного общества", несколько первых игр звучавшая как "Одесский Станд", но вскоре получившая окончательное название "Спортинг-клуб" (сокращенно - СК). И когда 24 апреля завершился первый чемпионат, "новички" вышли на второе место, уступив лишь непобедимой в то время команде ОБАК.

С конца того же 1911 года, по аналогии с футбольными первенствами на Британских островах, все последующие чемпионаты Одессы стали проводить в два полсезона, начиная игры поздней осенью и заканчивая весной следующего года, с небольшим лишь перерывом на "зимние каникулы". Только теперь командам-победительницам, выступавшим по первой категории, стали присуждать "кубок Джекобса", занявшим второе место - так называемый серебряный щит Боханова. Победители во второй категории получали "кубок Герда", а в третьей - "кубок Окша-Оржеховского".

Осенний полусезон очередного первенства Одессы 1911-1912 года, окончившийся 11 декабря, выиграла команда "Спортинг-клуба", набравшая 12 очков; на два очка отстали от нее корифеи футбола - непревзойденные прежде обаковцы.

19 февраля началась вторая, весенняя, "серия" игр. А 1 апреля 1912 года, когда завершились заключительные матчи второго чемпионата, выяснилось, что две сильнейшие команды - "Спортинг-клуб" и ОБАК набрали по 22 очка. Для разрешения вопроса о победителе неделю спустя состоялся дополнительный матч, но и тот окончился вничью. И лишь 15 апреля, когда было принято решение в случае ничейного исхода "играть до первого гола с чьей-либо стороны", обаковцы, выиграв со счетом 2:1, вторично стали чемпионами Одессы. "Щит Боханова" был присужден "Спортинг-клубу", успехам и популярности которого во многом способствовал известный всей футбольной России Григорий Богемский, завершавший большинство атак и редко уходивший с поля без "своего" гола.

В "Спортинге" Богемский стал играть с первых дней возникновения команды, еще учась в Ришельевской гимназии. Будучи гимназистом, этот замечательный восемнадцатилетний спортсмен вместе со своими одноклубниками Ивановым и Дыхно уже защищал цвета сборной Одессы на проходившем осенью 1913 года первенстве России. После финального матча выходивший в Москве журнал "Русский спорт" в отчете об этой игре писал: "Богемский показал, что его конкурент в команде Петербурга Бутусов уступает ему и в беге, и в натиске, и в умении владеть мячом". Но еще раньше, в августе, молодой центрфорвард Богемский был зачислен в сборную России.

Последующие первенства города оттеснили англичан с первого места. В матчах 1912-1913 года, когда на чемпионский титул претендовали уже восемь вошедших в футбольную лигу команд (ШК, ОБАК, ОКФ, "Спортинг-клуб", "Вега", "Флорида", "Турн-ферайн" и "Индо" (команда Индо-Европейского телеграфа), переходящий "кубок Джекобса" завоевали шереметьевцы. "Спортинг-клуб" вышел победителем следующего, предвоенного первенства 1913-1914 года.

Газета "Одесские новости" за 1 апреля 1914 года, спустя два дня после заключительной игры чемпионата города 1913-1914 годов, сообщала: "Матч, решающий, кому достанется кубок Джекобса, собрал тысячную толпу... "Стортинг" великолепно оправдал истину, что нападение - лучшая защита, удержав перевес почти во все время игры. Во втором хавтайме Богемский забил в ворота ШК мяч с порядочного расстояния... Общий результат матча - 2:1 в пользу "Спортинга". Из игроков команды-победительницы особенно выделялись два: Иванов и Погорелкин. Первый поспевал буквально повсюду, играя за троих - за себя и за двух беков, которые весьма мало участвовали в игре. Второй, благодаря своему хладнокровию, ловкости, умению обращаться с мячом, выдвигается на место лучшего голкипера Одессы. Из форвардов "Спортинга", по обыкновению, хорошо играли Богемский и Дыхно".

Пожалуй, ни одному из одесских футболистов не уделено в художественной литературе столько страниц восторженных воспоминаний, как Богемскому. Его портрет и манеру игры прекрасно описал Юрий Олеша в книге "Ни дня без строчки": "Самое удивительное - это всегда меня удивляет, когда я вижу Богемского или о нем думаю, - это то, что он не смуглый, не твердолицый, а, наоборот, скорее рыхловатой наружности, во всяком случае, он розовый, с кольцами желтоватых волос на лбу, с трудно замечаемыми глазами. Иногда на них даже блестят два кружочка пенсне! И подумать только: этот человек с неспортсменской наружностью - такой замечательный спортсмен! Уже помимо того, что он чемпион по бегу на сто метров, чемпион по прыжкам в высоту и с шестом, он еще на футбольном поле совершает то, что сделалось легендой. И не только в Одессе - в Петербурге, в Швеции, в Норвегии! Во-первых - бег, во-вторых - удар, в-третьих - умение водить... Такой игры я впоследствии не видел. Я не говорю о качестве, о результативности - я говорю о стиле. Это был, говоря парадоксально, не бегущий форвард, а стелющийся... Богемский бежал - лежа".

"БЫВАЛО, ПУШКА ЗОРЕВАЯ"

В течение многих лет одну из колоритных особенностей старой Одессы являла собой пушка на Приморском бульваре. Но не подумайте, что именно та, которая горделиво украшает сейчас этот неповторимый архитектурный ансамбль. Нынешняя, хорошо знакомая всем чугунная бомбическая пушка некогда входила в оснащение английского парового фрегата "Тигр", участвовала в бомбардировании Одессы в ходе Крымской войны и вместе с ним ушла под воду, когда 30 апреля 1854 года приблизившийся к берегам Аркадии фрегат сел на мель и был подожжен одной из подоспевших береговых батарей. Спустя месяц после бесславного отплытия соединенной англо-французской эскадры с морского дна было поднято около двух десятков трофейных пушек.

Одна из них вместе с деревянным лафетом и была установлена на каменном пьедестале возле здания Городской Думы и памятника Пушкину в сентябре 1904 года в память о минувших героических днях.

Та пушка, о которой сейчас пойдет речь, - небольшая, медная, стояла на том же бульваре, но на ином месте, где намного позднее, уже в 1900 году, был сооружен верхний павильон фуникулера. Ежедневно, ровно в 12 часов дня из нее раздавался выстрел, оповещавший население молодого города о наступлении полудня. Эти заменявшие часы и ставшие традиционными полуденные выстрелы были установлены в Одессе после войны 1828 года, когда для этой цели генерал-губернатором Новороссийского края графом Михаилом Семеновичем Воронцовым была выделена одна из отбитых у турок пушек. Знак к выстрелу пушки подавался из располагавшегося несколько поодаль Воронцовского дворца по находившемуся там хронометру.

А вот как писал известный историк А.М.Дерибас в вышедшей в 1913 году книге "Старая Одесса": "Около полудня важно и мерно шагает у памятника Ришелье часовщик Штерн. С правой стороны бульварной лестницы два бравых артиллериста стоят у пушки, из которых один, с фитилем в руках, смотрит на Штерна, не спуская глаз. Вдруг... Штерн машет рукой, грянул пушечный выстрел - и все портовые суда оглашаются веселыми звонками".

И вдруг в один из дней горожане не услышали привычного сигнального выстрела - пушка исчезла. По указанию Воронцова к розыскам был привлечен некто Постников, находившийся у графа в качестве чиновника по приведению в порядок огромной фамильной библиотеки и составлению ее каталога. Постников развил бурную деятельность. Он привлек к этому делу все, кого только мог: полицмейстера, коменданта, градоначальника, карантинное начальство. Сразу завел специальный бланк: "Чиновник по особому поручению Его сиятельства главного начальника края, производящий следствие по делу о пропаже с Одесского Приморского бульвара сигнальной пушки". Даже трех писарей из канцелярии вытребовал. Но так и не узнали бы мы имя вора, если бы он сам не рассказал о себе в глубокой старости. Им оказался сам Постников. Не мудрствуя лукаво, он выкрал пушку, так как ему попросту надоели ее полуденные выстрелы. Затем через несколько дней "нашел", приволок обратно и водрузил на прежнем месте.

С тех пор полуденные выстрелы снова возобновились, но пушка стояла уже во дворце командующего войсками (ныне - Дворец моряков) и вывозилась на бульвар лишь для выстрела.

ТВОРЦУ "НАУКИ ПОБЕЖДАТЬ"

Памятник Суворову в г. Измаиле

...Памятная медаль из светлой бронзы. На ее лицевой стороне - изображение конной статуи А.В. Суворова на высоком пьедестале и надпись по кругу: "В честь открытия памятника графу Александру Васильевичу Суворову-Рымникскому на поле сражения под Рымником. 1789-1913". На обратной стороне - обрамленный лавровыми и дубовыми ветками варяжский щит, аналогичный помещенному на самом монументе. Надпись на щите гласит: "Повелением Государя Императора Николая II, самодержца Всероссийского, сооружен в лето 1913". По кругу мелким шрифтом выбито: "Создал и соорудил художник-скульптор Б.В.Эдуардс из г. Одессы". Все надписи выполнены на русском и румынском языках.

Рассматривая медаль, невольно вспоминаешь памятник великому русскому полководцу в Измаиле. А еще - выпускавшиеся в 30-х годах открытки, на которых точно такая же конная статуя запечатлена на фоне здания Одесского Народного художественного музея, бывшего дворца Потоцкого.

Рымник, Одесса, Измаил... Какая же все-таки связь между этими тремя монументами?

В октябре 1909 года члены Одесского отдела Императорского Русского Военно-Исторического общества, в их числе - скульптор Б.В.Эдуардс, посетили Румынию - для ознакомления с театром минувших сражений. Там, в районе небольшой реки Рымник у села Тыргу-Кукули, 11 сентября 1789 года соединенные двадцатипятитысячные русско-австрийские войска (русских - 7 тысяч, австрийцев - 18 тысяч) под командованием А.В. Суворова одержали решительную победу над стотысячной турецкой армией. За это сражение выдающийся полководец был возведен в графское достоинство и стал именоваться Рымникским.

И вот спустя 120 лет возникает идея создать монумент на Рымникском поле. Осуществить ее поручают Эдуардсу. Уже тогда он был широко известен не только как ваятель многочисленных мраморных скульптур, но и как признанный автор памятников Суворову в Очакове, инженеру и археологу А.Н. Полю в Кривом Роге, Пушкину и Гоголю в Харькове, доктору Андреевскому и Екатерине II в Одессе. Им были отлиты бронзовые скульптурные украшения для музея Севастопольской обороны, гробниц адмиралов Лазарева, Нахимова, Корнилова, Истомина во Владимирском соборе и многие другие.

21 ноября 1909 года Эдуардс телеграфирует генерал-лейтенанту Мосолову, стоявшему во главе царского ведомства по приему прошений, испрашивая разрешение представить "на высочайшее благовозрение" проект памятника Суворову в Рымнике. 3 декабря проект был одобрен, и скульптор приступил к изготовлению модели, которую в ноябре следующего года царь утвердил, но при одном условии: заменить кавалерийского коня на коня донской казачьей породы. Спустя месяц, военное ведомство разрешает отпустить Эдуардсу для памятника "лом латуни от ружейных и револьверных гильз в количестве 4920 пудов из Кременчугского артиллерийского склада".

Торжественная закладка монумента состоялась 26 мая 1911 года в празднично декорированной по этому случаю мастерской скульптора. Праздничное убранство являлось как бы общим фоном для выставленных здесь эскизов, моделей и приготовленного уже каркаса будущей статуи. На торжествах был зачитан текст металлической закладной доски, которую предстояло замуровать в фундамент. Заканчивался текст обращением к грядущим поколениям: "Да послужит сей монумент в назидание потомству о славных подвигах русской рати. Пусть навеки красуется великий вождь русской армии на поле битвы, политом кровью русских чудо-богатырей".

Ровно 85 лет назад, 6 ноября 1913 года, на Рымникском поле сражения в присутствии румынских властей и депутаций от русской армии состоялось торжественное открытие памятника. Установленный на возвышенном месте, он был прекрасно виден со стороны проходившей невдалеке железной дороги.

Суворов запечатлен привставшим на стременах своего дончака в тот решающий момент боя, когда взмахом руки с зажатой треуголкой он подает коннице знак к последней победной атаке.

Статуя была установлена на высоком пьедестале из красного финского гранита. Его боковые грани украшали бронзовые барельефы, изображавшие различные моменты боя. На передней грани, над варяжским щитом, был высечен крест - напоминание об установленном сразу после победы над турками деревянном кресте, самом первом и самом незатейливом памятнике русским воинам на румынской земле. На четвертой грани пьедестала была установлена бронзовая доска с перечислением суворовских полков, участвовавших в сражении.

Рымникский памятник высоко оценили специалисты. Скульптор получил множество поздравлений, в том числе и такую телеграмму: "Радуюсь заслуженному успеху доблестного художника. Илья Репин".

В честь открытия монумента была выбита памятная медаль, также выполненная по рисункам Эдуардса. Незадолго перед открытием конной статуи, в ответ на рассылаемые скульптором фотографии и медали с изображением памятника, в одном из отзывов говорилось: "Глубокоуважаемый Борис Васильевич! Сегодня получил присланные Вами фотографические снимки сооруженного в Рымнике памятника генералиссимусу Суворову и высокохудожественную настольную медаль, исполненную Вами в память означенного события..." Именно этот документ и помог установить авторство медали. Отчеканена она была за границей, вероятно, в Англии.

Но сам памятник, к сожалению, постигла печальная участь. Через восемь месяцев началась Первая мировая война, во время которой его демонтировали и вывезли. Однако творение художника осталось жить в других воплощениях. Вскоре после открытия монумента в Рымнике Эдуардс приступает к работам по увековечиванию памяти полководца в городе Измаиле. Конную статую он собирался оставить без изменений. Лишь на боковых барельефах предполагалось изобразить эпизоды штурма Измаильской крепости.

Торжественная закладка второго памятника состоялась на Соборной площади 15 июня 1914 года, ровно за месяц до того, как Австро-Венгрия объявила Сербии войну. Военные действия и последовавшая за ними оккупация Бесарабии помешали осуществлению замысла. Так и простояла полностью готовая скульптура в бывшей мастерской Эдуардса до середины 30-х годов, пока не была поставлена на газоне перед входом в одесский Художественный музей на обыкновенных деревянных подкладках.

В 1945 году по постановлению Совнаркома Украины статуя была перевезена в Измаил и установлена на центральном проспекте, носящем имя великого русского полководца.

Фельдмаршалу и генералиссимусу Суворову, творцу классической "Науки побеждать", в 1954 году в городе Тульчине Винницкой области был воздвигнут еще один памятник. Его скульптурная часть - точная копия выполненной академиком Эдуардсом конной статуи.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(292) 28 марта 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]