Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(292) 28 марта 2002 г.

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

В СТАРЫЕ ДОБРЫЕ ВРЕМЕНА...

Ибн Сауд

В 1920-ых и 30-ых годах все было намного проще. То было время, когда супердержавы обладали реальной мощью, когда сильные мира сего возводили или сбрасывали с престола королей, когда могущественные Великобритания и Франция совсем не заботились о том, любят ли их остальные страны или нет. Но это было тогда.

Сегодня Соединенные Штаты Америки, оставшись единственной в мире супердержавой, весьма чувствительно и щепетильно относятся к тому, как нас воспринимают мусульманские государства на Ближнем Востоке. Мы готовы игнорировать и даже оправдывать открытую враждебность и злобный антиамериканизм со стороны жестоких диктатур в Ираке, Сирии, Судане и других странах. Мы всячески ищем расположения у наших так называемых "друзей": Саудовской Аравии, Кувейта, Египта и поддерживаем их, несмотря на то, что их участие в войне против терроризма ограничено равнодушным и ни к чему не обязывающим формальным согласием.

Трудней всего нам иметь дело с королевским домом Саудов. Саудовская Аравия наотрез отказалась предоставлять нам жизненно важную информацию, неоднократно оскорбляла представителей американских войск, призванных защищать саудовское государство, и всячески охаивает нашу политику на Ближнем Востоке. Они читают нам нравоучения, критикуют нас, указывают на наше недостаточное уважение к исламу, а мы на все это реагируем не чем иным, как извинениями и оправданиями, вместо того, чтобы, забыв на минутку о дипломатии, задать им простой вопрос: "А кто вы, собственно, такие, чтобы нам выговаривать?"

Вопрос этот, кстати, вовсе не риторический. Кто такие Сауды и как они стали королями, - история старых добрых времен. Но мы могли бы эту историю припомнить и в наш, гораздо менее добрый и более изощренный век, если бы у нас на это хватило мужества.

В 1914 году, когда началась 1-ая мировая война, и турки заключили союз с Германией, значительная территория Ближнего Востока входила в состав Турецкой Империи. Боев там почти не велось, основной театр военных действий развернулся в Европе. В Аравийской пустыне можно было встретить лишь редкие племена разбойничавших бедуинов, собиравших дань с паломников на пути в два самых священных мусульманских города - Мекку и Медину, которыми правил городской голова (шариф - по-арабски) Хусейн.

Англичане наняли некоторых из этих бедуинов-разбойников воевать против Турции. Самыми активными наемными подразделениями были клан Ваххаби во главе с ибн Саудом и банда под предводительством Шарифа Хусейна из Мекки. Оба вождя получали щедрые подачки от англичан за каждый набег против турков и за поддержку прибывших в 1917 году сил союзников.

В 1918 году война закончилась, и победившие англичане и французы сделали Ближний Восток своим протекторатом. Тогда и в голову никому не приходило, что им не следовало там хозяйничать и обращаться с местным населением безо всяких церемоний. Но, как я уже упоминал, то было в добрые старые времена.

Во время войны англичане были весьма щедры на обещания. В частности, они посулили отдать большую территорию (там, где располагается нынешняя Сирия) одному из сыновей Шарифа Хусейна Файсалу, объявив его при этом королем Дамаска. Они также обещали, что другая часть земли по обеим сторонам реки Иордан - Палестина будет отдана евреям. Кое-какую землю пообещали и ибн Сауду Ваххаби, который терпеть не мог ни Хусейна, ни его детей.

Затем все пошло наперекосяк. Хоть Файсал и въехал на белом коне в Дамаск, французы его оттуда вышвырнули, поскольку сами зарились на Сирию. Другой сын Хуссейна, Абдулла, недовольный тем, как французы обошлись с его братом, собрал около сотни вояк, сел с ними на поезд и отправился в Дамаск сражаться с французами. Когда поезд остановился в городе Амман в Палестине, англичане, не желавшие огорчать своих французских союзников, предложили Абдулле сделку: остаться в Аммане и стать правителем той части Палестины, что на другом берегу реки Иордан. А коль скоро Абдулла станет эмиром нового государства - Трансиордании, то и Файсалу можно отщипнуть кусок земли между Трансиорданией и Аравийской пустыней, назвать этот кусок Ираком и сделать Файсала королем еще одной новой страны. В общем, "каждой сестре по серьге", а каждому брату по стране!

Абдулла и Файсал с удовольствием приняли сделку. Все были довольны, кроме ибн Сауда, получившего всего лишь большой кусок пустыни (тогда он еще не знал, что в недрах этой пустыни полным полно "черного золота"). Он выждал нескольких лет, купил в кредит пару сотен винтовок в Польше (никогда за них так и не расплатившись), и напал на Мекку, которой правил гордый Хусейн - папаша Абдуллы и Файсала. Ибн Сауд победил, занял святой город и объявил себя в 1925 году королем Саудовской Аравии. Хусейн кинулся искать защиты у англичан, но те по-своему вняли его жалобам: купили ему хороший дом на Кипре и держали старика там, пока он не умер в 1930 году.

Король Ирака Файсал был последним иракским правителем, умершим своей смертью - от сердечного приступа в Швейцарии в 1933 году. Его брат, эмир Трансиордании, Абдулла напал на Израиль в 1948 году, перешел реку Иордан и присоединил к своему государству библейские Иудею и Самарию, известные ныне как Западный берег. Затем он изменил название своей страны на Иорданию и объявил себя королем.

Потомки разбойника-бедуина ибн Сауда по-прежнему правят Саудовской Аравией. В старые добрые времена дестабилизирующие последствия междоусобиц этих князьков давным-давно вынудили бы уважающую себя супердержаву разогнать их и посадить на их место более приемлемую кандидатуру, скажем, нынешнего короля Иордании Абдуллу, у которого на трон Саудовской Аравии не меньше прав, чем у его тезки, крон-принца Абдуллы. Но старые добрые времена прошли, и нынешним вашингтонским заправилам такое даже в голову придти не может. А жаль...

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(292) 28 марта 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]