Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(292) 28 марта 2002 г.

Яков БОКС (Кентукки)

Яков Бокс окончил Ленинградский горный институт, в советские годы работал в Алма-Ате в НИИ (кандидат технических наук), потом в международных организациях, осуществляющих техническую помощь в странах СНГ. Как Фулбрайтовский стипендиат работал в одном из Университетов США, куда и вернулся прошедшим летом после двух лет, проведенных в Косово, где занимался вопросами защиты окружающей среды при Миссии ООН в Приштине.

ЕСТЬ ЛИ В ЮГОСЛАВИИ РЕКА ИОРДАН?

Израильские солдаты сербской армии

Яков Бокс. Косово.

Давид был ранен осколками мины в Косове. Он - один из нескольких десятков израильтян, которые вступили добровольцами в сербскую армию. Все они - репатрианты из СНГ, служили в советской армии, воевали в Афганистане и Чечне.

Давид, сержант израильской армии, воевал в рядах сербской армии в Косове. Он репатриировался в Израиль из Баку, добровольцем пошел в сербскую армию, был ранен в лицо осколками мины. Ему оказали первую помощь и направили в госпиталь, но оттуда он вернулся в часть.

- Я приехал сюда воевать, - объяснил он мне при встрече, - а не валяться на больничной койке...

...По возвращении в Израиль один из добровольцев, Валерий, рассказал о том, что привело их в Косово, в интервью израильской русскоязычной радиостанции "РЭКА": "Мы решили встать на сторону сербов в знак признательности за то, что они помогали евреям Югославии во время войны с нацистами.

Я даю прочесть эту заметку, найденную в Интернете, русскому полковнику М., с которым мы работаем сейчас в Косово. М. читает, потом приносит альбом с фотографиями:

- Смотри, вот это и есть Дэвид. Мы познакомились с ним в Белграде летом 99-го. Косово к тому времени было уже оккупировано, и израильские ребята, сражавшиеся в сербских частях, уезжали домой. Кто как мог. Денег у них не было, а местным властям ребята были не нужны. Я познакомился с Дэвидом в "Русском Доме". Встречались потом часто, говорили, делились мнениями и впечатлениями о только что закончившейся неравной войне, вспоминали Афган.

Когда жена М. вышла на кухню принести чай, он продолжил:

- Дал Дэвиду 100 долларов - у него не хватало на билет домой.

- Но почему ты? Твоя тогдашняя зарплата российского подполковника была не такая уж и большая. Если не сказать - совсем маленькая.

- Не знаю. Просто я воспринял его как солдата своей части. Я был ответственен за него.

Полковник продолжил свой рассказ про жаркую балканскую весну-лето 99-го, но я уже перенесся в день сегодняшний. Я смотрю за окно и вижу Приштину, я смотрю в телевизор и вижу репортаж ВВС с Западного Берега. Я слышу грохот вертолета миротворческих сил ООН над Приштиной и слышу слова телекомментатора о предложении разместить силы ООН или американских наблюдателей на территориях. И в голове невольно возникают параллели. Израильские ребята, сражавшиеся здесь против албанских террористов, наталкивают меня на это.

Здесь, в Косово вот уже больше двух лет размещены миротворческие силы ООН. Что же принесли они? Что же происходит в их присутствии?

С приходом сюда этих сил сотни тысяч сербов и людей других национальностей бежали, оставив всё, только чтобы спасти свою жизнь. Их дома были преданы огню албанцами уже на следующий день после прихода сюда ООН, а те несчастные, кто по разным причинам не убежали, были убиты. Что говорит по этому поводу руководство миротворческих сил? "Мы не можем приставить охрану к каждому человеку". Сотни православных храмов, многие из них - уникальные сооружения многовековой давности, были разрушены. Убивали не только сербов. Убивали цыган, боснийцев, ашкалей, турок. Убили бы и евреев, живущих среди сербов и говорящих по-сербски. Но их удалось спасти. Сделал это Эли Элизри из American Jewish relief organization. Невысокий человек с волевыми глазами и добрым лицом. Он приехал сюда в нужный момент. Опоздай на несколько дней - и спасать евреев уже не надо было бы. Жизни тех евреев, которые решили не убегать, остаться в своих домах, тех, которые считали, что им-то опасаться нечего - они ничего плохого никому не делали - были бы оборваны пулей или прикладом албанских сепаратистов.

Эли Элизри сумел дойти до командующего так называемой Армии Освобождения Косово, до самого Хашима Тачи. И убедить его обеспечить оставшимся евреям безопасность. Те, кто бывал здесь знают, что это такое: непросто добиться встречи с главным террористом, но еще и убедить его в чем-то. Поверьте, сделать это было не только очень сложно, но и небезопасно для самого Эли. Ведь что стоило человеку просто исчезнуть на территории провинции в период межвластья, если даже сейчас, после двух лет управления здесь Миссией ООН, жизнь человека стоит все также мало, как и в тот день, когда за спинами сил ООН, по Косову шли маршем албанские бандиты. А Эли умудрился даже получить от Тачи гарантии неприкосновенности собственности евреев независимо от их местонахождения к тому времени. Надеюсь, о мужестве, упорстве и энергии Элизри ещё напишут отдельно, он, несомненно заслуживает того.

А что же те сербы, которые все-таки остались в Косово? Они живут в анклавах, где и раньше были чисто сербские большие общины. Албанцы не рискнули атаковать их с ходу и ООН-овцам пришлось взять население анклавов под защиту. Эти деревни теперь окружены блок-постами и колючей проволокой. Люди теперь живут в зоне. Внутри они могут перемещаться свободно, но выйти наружу - означает быть немедленно убитым. Даже если это ребенок или старуха. Я не бывал на Западном Берегу или в Секторе Газа. Я не видел жизни еврейских поселений там. Могу представить, что это напоминает жизнь в осажденной крепости. Но люди хотя бы живут там под защитой своей армии, своих братьев.

Яков Бокс (справа) с сослуживцем. Приштина.

Если заменить их завтра миротворцами ООН, то из проносящегося через поселение автомобиля будут вылетать гранаты, а солдаты ООН будут удивленно открывать рты и сетовать на то, как трудно уследить за каждой машиной. Именно так происходит в Косово. Именно так была брошена граната в сербских детей, играющих на школьном дворе деревушки Цырна Водица. Так и не только так было убито много людей по всему Косову за эти два года. И никто никогда не был найден или арестован.

Если заменить еврейских солдат на территориях ООНовцами, то в тот же день гробницы Йосефа в Шхеме и синагоги "Шалом ле-Исраэль" в Йерихо, все еврейские святыни будут разрушены дикими, беснующимися ордами палестинцев.

Я знаю, как это будет происходить. Потому что видел это и вижу, что происходит в Косово после прихода сюда голубых беретов.

*

Лето 2000-го. Я иду по Приштине. Люди стоят, сидят, лежат уже который день на дороге, перекрыв движение по главной транспортной улице. И это в городе, где улицы узки, а машин стало за год несметное количество (многие из них угнаны из европейских стран). Из-за этой демонстрации движение по Приштине из сложной проблемы превратилось в сущий ад. Идет акция с требованием освободить албанских "повстанцев", осужденных в Сербии за бандитизм. Приштина вообще очень грязна, а уж здесь вокруг демонстрантов образовалась просто помойка. Они едят, пьют, курят, некоторые спят прямо здесь. И, конечно же, не затрудняют себя выносом мусора. Поэтому горы банок, целлофановых пакетов, бумаг, окурков окружают участников акции. Но последние и не замечают этого. Они привыкли. Это их образ жизни. Жизни среди гор мусора, среди помоек, среди страшной пыли, среди вытекающей на улицу прямо из-под домов канализации. И сколько бы денег не вколачивалось сюда на коммунальное хозяйство добрыми странами-донорами, лучше не становится.

Но почему же так чисто и зелено в сербских анклавах? Только минуешь БТР на блок-посте и попадаешь в другой мир. Здесь глазу приятно смотреть вокруг. Здесь люди не выбросят мусор из окна своего дома или в речку. Здесь заботливо ухожены деревца и кустики. Здесь дети играют на чистых школьных дворах. Я не хочу выискивать причины столь бросающейся в глаза разницы. Я только хочу спросить вас, а не напоминает ли вам это другой регион, не сходящий с полос газет? Я также уверен, что дай албанцам завтра войти в сербские места, и они не только разрушат оставшиеся сербские святыни, такие как храм в Грачанице - древней сербской столице, или патриарший монастырь 14 века в Печи, но и загадят, испоганят землю и реки, сады и дороги. Всё превратится в большую помойку. И уж нечего говорить, что в этом случае ждет людей. Их просто растерзают. Как растерзали недавно палестинцы двух заблудившихся израильских солдат.

Ведь так же, как палестинские, албанские СМИ твердят: сербы рождаются преступниками; только избавление от них всех и навсегда - путь к нашей независимости; сербы - мясники, убийцы, вампиры и каннибалы; они еще недостаточно напились крови албанских детей и простых людей. И т.д. и т.п.

Можно было бы взять эти слова в кавычки. Они - цитата, только в двойном переводе. Не напоминают ли вам эти слова яд арабской прессы по отношению к евреям?

Так что еврейские ребята, сражавшиеся в 99-ом в Косово против террористов, делали это не только в благодарность сербам, спасавшим евреев шестьдесят лет назад. Эти ребята, прошедшие через многое в жизни, первыми почувствовали, что это еще и борьба против тех, кто хочет уничтожить Израиль. Против тех, кто сейчас громче всех кричит, что размещение миротворческих сил ООН и американских наблюдателей на территориях может послужить ключом к урегулированию конфликта на Ближнем Востоке. Мы должны твердо помнить, что скрывается за подобными призывами.

Опыт Косово подсказывает нам - если силы ООН и американские наблюдатели будут допущены в Израиль, то это не только поставит под удар еврейские поселения на территориях, но и безопасность государства Израиль в целом.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(292) 28 марта 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]