Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 6(291) 14 марта 2002 г.

Семен РЕЗНИК (Вашингтон)

Читателям "Вестника" должна быть памятна последняя книга Семёна Резника "Растление ненавистью: Кровавый навет в России" - журнальный вариант этой работы публиковался в "Вестнике" (см. "Вестник", №22, 1999 - #4, 2000), а затем она вышла отдельным изданием в издательстве "Даат/Знание" (Москва-Иерусалим, 2001), чему была посвящена рецензия Бориса Кушнера "Россия во тьме" (см. "Вестник", № 12, 2001). Среди полученных редакцией откликов на рецензию было озлобленное письмо читателя из Канады, на которое Семен Резник ответил статьей "Растленные ненавистью" (см. "Вестник", №14, 2001). И вот теперь продолжение того же уже в России, где в газете "Литературные вести" был напечатан краткий вариант рецензии Б. Кушнера. О том, что за этим последовало - публикуемая ниже реплика Семена Резника.

РАСТЛЕННЫЕ РАСТЛИТЕЛИ

В моей книге "Растление ненавистью: Кровавый навет в России" (Москва-Иерусалим, Даат/Знание, 2001), в частности, показано, что "Записка о ритуальных убийствах", которая сейчас широко переиздается под именем В.И. Даля, была составлена заурядным чиновником В.В. Скрипицыным (1844), затем претерпела ряд реинкарнаций, после чего ее стали приписывать Владимиру Далю, "подтверждая" его авторство фантастическими подробностями о целой "иудейской войне", якобы помешавшей ему самому переиздать ее при жизни. Кроме многого другого, сам язык казенного мракобесия и невежества, каким написана "Записка", бесконечно далёк от подлинного русского языка, что само по себе исключает возможность какой-либо связи между "Запиской" и таким мастером и кудесником языка, как Даль.

Валерий Хатюшин читает стихи о Сталине на вечере его памяти. 2000 г.

Казалось бы, непричастность великого лексикографа к позору кровавого навета должна радовать каждого, кому дорога честь России и русской культуры. Впрочем, можно было предвидеть, что красно-коричневым "патриотам" радости это не принесет; поэтому, когда мне сообщили из Москвы, что некто Валерий Хатюшин "защищает" от меня В. И. Даля в газете "Московский литератор", то мне это показалось забавным, и даже возникла мысль ответить ироничной репликой. Но когда я получил, наконец, саму статью В. Хатюшина (МЛ, январь 2002, № 2), а также его вирши, напечатанные в той же газете несколько раньше, то убедился, что места для диалога, хотя бы и шутливого, быть не может.

Я не буду знакомить читателей со всей поэтической палитрой В. Хатюшина, как она представлена в "Московском литераторе", где он то скулит о том, что "в чаду сионской тьмы, в тисках врага заклятого не отстояли мы окопов сорок пятого", то вновь рвется в бой с победным кличем "За Родину, за Сталина!", то устраивает выволочку тому же Сталину за то, что "совсем не он их [евреев] сжигал в печах и не он устраивал ночи им хрустальные... за круги Полярные он их не ссылал и не разъевреивал, и не раскулачивал", а как пошла военная голодуха, так, совсем напротив, загнал их "в южную ссылку виноградную". Я приведу лишь одно стихотворение виршемарателя, благо оно невелико по объему:

С каким животным иудейским страхом
С экранов тараторили они!..
Америка, поставленная раком, -
Единственная радость в наши дни.
И не хочу жалеть я этих янки.
В них нет к другим сочувствия ни в ком.
И сам я мог бы, даже не по пьянке,
Направить самолет на Белый дом...

Я привел эту "поэзию", чтобы показать, что основы для спора с Хатюшиным у меня нет и быть не может - не потому, что он в мою книгу не заглядывал, а взялся судить о ней по короткой рецензии Бориса Кушнера в "Литературных вестях" (ноябрь, 2001)1. И не потому, что он дважды датирует первое издание "Записки" 1884 годом, омолаживая ее на 40 лет. И не потому, что он "подтверждает" навет на Даля теми самыми сказками, что дезавуированы мною. И не потому, что Скрипицын был не "какой-то чиновник", которому царь якобы не мог поручить столь важного дела, а глава Департамента и тайный советник (чин, равный генеральскому), то есть, занимал в бюрократической иерархии куда более высокий пост, чем В. И. Даль.

Для разговора с этим автором язык Владимира Даля и вообще человеческий язык не подходит, ибо он такого языка не понимает. Если, поставив самого себя "раком", он грозит из этой стратегической позиции "даже не по пьянке, направить самолет на Белый дом", чтобы лишить жизни, пусть и ценой своей собственной, как можно больше ни в чем перед ним не провинившихся людей, - то это не членораздельная речь, которой наделен Homo sapience, а рычание одичавшего изувера.

На человеческом языке о трагедии 11 сентября пишут иначе. Например, так:

"Синева онемела.
Ни искры аэроплана.
Лица, белее мела,
Вокруг и с экрана.
Сполохи, вздохи,
Беды всеобщее сходство.
Не башен крушенье - эпохи
Наивного благородства.
Юный век в начале самом
Осенён Вселенским Хамом
И не счесть увечья.
Небо сине - в сердце туча,
Б-же, что же так живуча
Подлость человечья?"

Это стихотворение Бориса Кушнера, который владеет тем языком, который сберег для нас Даль. Б. Кушнер разделяет те же ценности, те же понятия о добре, истине и красоте, те же представления о человеческом достоинстве, о праве на жизнь, свободу и стремление к счастью. И как поэт, и как литературный критик (я горжусь тем, что он посчитал нужным написать о моей книге), Б. Кушнер следует лучшим традициям русской литературы, сеющей разумное, доброе, вечное, а не подлость человечью.

"Московский литератор" ориентируется на другие ценности, другой язык и других авторов. Ему нужен Вселенский Хам, стоящий вне цивилизации и способный только на то, чтобы "даже не по пьянке" (хотя по пьянке сподручней!) калечить души юношества, готовя новых полковников Будановых и прочих вояк того же пошиба, не пригодных ни к какому созиданию, а только к надругательствам над беззащитными, разрушению и рычанию. Одержимые ненавистью к культуре, они крушат гигантские статуи Будды, простоявшие тысячи лет, потому что сами не могут слепить из глины примитивного чертика. Они взрывают двуглавого красавца в центре Нью-Йорка, потому что это шедевр строительного искусства, тогда как сами они не способны соорудить примитивной хижины и обитают в пещерах. Они пытаются подогнать под свое собственное рычание Владимира Даля, "сионских мудрецов", Сергея Соловьева, даже "либерала во Христе" (как выругивает Хатюшин) Владимира Соловьева - того, кто первым в русской литературе выступил против растления народа ненавистью к евреям, указав на то, что это ведет к нравственному одичанию русского народа. Именно этого и добиваются "патриоты России" типа Хатюшина. Давно и бесповоротно одичав, они делают ставку на одичание и своего народа.

К счастью, классики русской культуры, которых Вселенский Хам пытается опустить до своего уровня, принадлежат к сфере духа; ни взорвать, ни поджечь, ни запачкать их невозможно. Если бы требовалось дополнительное доказательство непричастности Даля к "Записке о ритуальных убийствах", то оно в том, что Хатюшин пускается во все тяжкие, чтобы его к ней причастить.


1"Литературные вести" (редактор Валентин Оскоцкий) - это газета Московского Союза писателей, занимающего принципально иные позиции, чем краснокоричневый "Союз писателей России" и его газета "Московский литератор" (редактор Владимир Гусев).

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 6(291) 14 марта 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]