Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 6(291) 14 марта 2002 г.

Капитолина КОЖЕВНИКОВА (Балтимор)

ЗИМНИЕ МИРАЖИ

В стылый зимний день однокашник по колледжу сказал:

- Хотите побывать в раю?

Я неопределенно пожала плечами: что мечтать о несбыточном?

- А это совсем просто. Покупаете билет в Пунта-Кану. Всего лету три часа с хвостиком.

Так близко до рая? Мы посмеялись, да и забылся тот разговор. Но недели через две звонит близкая приятельница и говорит:

- Есть возможность съездить в Пунта-Кану.

Опять эта Пунта-Кана! Да что, все сговорились что ли!

- Вы имеете в виду земной рай? - спросила я с иронией.

- Ну, можно сказать и так, - серьезно ответила Дина.

Дине я верю. Она человек положительный. И в том смысле, что на нее можно положиться. Видно, не миновать мне рая в этом сезоне.

Сборы были недолги. Долгим было ожидание. Более чем за два месяца надо заказывать, выражаясь старым советским языком, путевку.

И вот мы, группка из пяти человек, собираемся в дорогу. Нам сказали, что надо брать минимум одежды - шорты, пару маек. Ну, понятно, едем-то в Эдем все-таки. А как там ходили Адам с Евой?

Но прежде чем попасть в Эдем, надо пройти предотлетное чистилище, то бишь, весьма скрупулезный нынче досмотр в аэропорту. Стоим в длиннющей очереди. Мои спутники благополучно проходят через все проверки, а я, старая террористка, "зазвенела". А ведь все металлическое, типа маникюрных ножниц, положила в чемодан, как и положено. Не знаю, что там случилось, но только меня начали осматривать и ощупывать. Даже башмаки пришлось снять. Все пассажиры внимательно так поглядывали на меня. А я терпеливо сносила осмотр - раз надо, пожалуйста, я не против послужить делу борьбы с терроризмом.

В самолете нам предложили, вместо нормального обеда, какой-то жалкий полузамороженный сэндвич. Ничего не поделаешь. Самолетные компании в эти нелегкие для них времена экономят на чем только возможно. А самолет наш был полнехонек. Все летели туда же - в таинственное райское местечко.

Приземлились. Аэровокзал в Пунта-Кане представляет из себя большую хижину. Гремит оркестр. Жара. Ничего не слышно. А длинная и очень скверная дорога от аэропорта нас просто доканала. Время уже за одиннадцать вечера. Навалилась усталость. Потом оформление, размещение, тревожный сон на новом месте, беспокойство по поводу кондиционера. Я долго ворочалась и кляла себя на чем свет стоит. Пора бы уже и угомониться да сидеть на завалинке. Так нет же - в рай захотелось! А ведь давно тебе, голубушка, известно, что на этой грешной земле нет ни рая, ни счастья. Даже покой и воля куда-то запропастились...

И наступило утро. И вышли мы на берег. И охватило меня откуда-то спустившееся (с небес, наверное) чувство покоя и тихой радости. Перейдя узкую асфальтированную дорожку, вы попадаете прямо на берег океанской бухты, вдоль которой тянется аллея высоких кокосовых пальм. Снимаете обувь, идете по теплому нежному песку и чувствуете, как пронизывают вас токи незнакомой и почему-то уже близкой земли.

Когда приезжаешь в новую страну, она может вам чем-то понравиться, заинтересовать. А может возникнуть и особое чувство близости. Так было со мной в Греции. Ну, ясно, Акрополь, прелесть маленьких греческих островов - это само собой. Но когда я увидела холмы, поросшие колючей травой, с разбросанными там и сям старыми корявыми оливковыми деревьями, мне захотелось упасть на эту землю и вдыхать ее горьковатый запах. Сторонники теории переселения душ сказали бы, что когда-то, может, во времена Гомера, я жила здесь, среди этих холмов, и теперь душа моя узнала некогда родные места...

Но, уж так далеко, в тропики, душенька моя не могла забираться. Почему же тогда эта Доминикана, о которой я мало что знала и слышала, сразу же взяла меня в свои объятия и стала тихо так укачивать? Я погрузилась в сладкую дрему, и остались где-то далеко, далеко все беды и печали.

Перед нами катило волны чистое, цвета аквамарина море. Небо невиданной голубизны. Под легким бризом покачиваются вершины пальм. Нет, совсем недаром называют люди Пунта-Кану райским уголком.

Правда, мой американский опыт морского отдыха совсем невелик. Я была только в Мексике, в Канкуне. Но прекрасная Доминикана сразу пленила меня. Конечно, остатки цивилизации майя, знаменитые пирамиды Чечен-Итца сравнить ни с чем нельзя. Они живут в памяти, как древнеримская Помпея, как деревянный храм на острове Кижи или самаркандские минареты.

В Доминикане таких памятников нет, и не требуйте от нее больше, что она может дать. Она дарит вот это удивительное море, бледно-золотистый песок, эти пальмы, этот легкий бриз.

Постойте, постойте, а хорошо ли мы знаем историю этих мест? А не на этом ли острове высадился Магеллан, а не его ли он окрестил Эспаньолой? Открываю энциклопедию. Ну, конечно, так и есть! Вот и выходит, что весь этот остров Эспаньола (впоследствии ему вернули первоначальное имя - Гаити) и есть исторический памятник знаменитому мореплавателю. Магеллан руководил испанской экспедицией, которая искала западный путь к Моллукским островам, богатым пряностями, которые тогда, в шестнадцатом веке, ценились в Европе чуть ли не дороже золота.

С тех пор минуло почти 5ОО лет. Но можно включить воображение и увидеть, как бродит по этому берегу человек, чье имя звучит для нас словно сказка, которую мы узнали еще в школе. Вот уж поистине - человек из легенды. Он утолял здесь жажду кокосовым молоком, смотрел в безбрежную даль, обдумывая дальнейший путь к новым берегам во славу испанской короны.

Только ветер мгновенно заметает следы на этом песке, а тут - полтыщи лет, шутка сказать. Но не ленитесь, включите свое воображение, и вот вам - живые картины, важные вехи в истории человечества.

Достаю географический Атлас, нахожу эти места. Большие Антильские острова - Куба, Гаити, Ямайка, Пуэрто-Рико. Архипелаг Вест-Индия. Сколько отважных людей проходили тут под парусами! Сколько буйных головушек поглотили морские пучины! А пиратские суда под черными флагами, а награбленные богатства! До сих пор, наверное, часть их надежно спрятана на этих "островах сокровищ". Пиастры, пиастры...

Посмотрим еще раз на карту Гаити. Восточная часть острова - Доминиканская республика, а западная - республика Гаити. Помните тоталитарный режим Дювалье, жестокие расправы с населением тонтон-макутов. Все это мы узнали когда-то из романа Грэм Грина "Комедианты".

Греюсь я под тропическим солнцем, гуляю среди пальм и цветущих деревьев, и встает перед моим взором заснеженная Россия. "Занесло тебя снегом, Россия..." - пела когда-то в Париже русская певица, кажется, даже Плевицкая. Да, у нас там сейчас трещат то ли рождественские, то ли крещенские морозы.

И представилось мне зимнее поле, по которому идет на лыжах деревенская девочка лет десяти-одиннадцати. Путь ее неблизок - целых шесть километров. Напрасно уговаривала мать: не ходи. Начнется, не дай Бог, буран, заблудишься. А снежные бураны на Южном Урале нешуточные. Как заметет - в двух шагах ничего не видно. Неподалеку от этих мест происходили события, описанные Пушкиным в "Капитанской дочке". Да, да, именно в буранный день и встретил Петруша Гринев Емельяна Пугачева и, к негодованию бережливого слуги Савельича, отдал "злодею" свой заячий тулупчик. Тот тулупчик спас от мороза и Пугачева и впоследствии самого Гринева...

Никакие бураны-метели не могли меня остановить на пути в сельскую библиотеку к добрейшей Клавдии Ивановне. Я была самой любимой ее читательницей. Она раздевала меня, отряхивала с моих одежек снег, поила горячим чаем, настоянным на степных душистых травах. Если было поздно, оставляла меня ночевать. Я быстро засыпала на теплой лежанке, а утром уносила в котомке несметные сокровища: Майн Рида, Вальтера Скотта, Фенимора Купера, Стивенсона.

Могло ли мне тогда пригрезиться, что побываю в местах, о которых читала? Жизнь поистине удивительна и непредсказуема.

Легкий бриз смягчает лучи жаркого солнца, и хочется идти и идти по влажному песку, вдоль кромки моря. А что это там такое яркое, похожее на ярмарочный балаган? Подхожу ближе. Ба, да это же целая картинная галерея под открытым небом! Красивый парень со смягченными негроидными чертами лица приглашает войти в бунгало из пальмовых листьев. И снаружи и внутри - все уставлено картинами разных размеров. А сюжеты их повторяют друг друга с некоторыми вариациями. Черные женщины в ярких одеждах собирают фрукты.

Мои спутники дружно закричали:

- Ну, это просто какая-то мазня!

А меня сразу же заворожила эта "мазня". И я стала яростным пропагандистом местных художников.

- Да вы посмотрите, какая гармония, какая земная мощь в этих женских фигурах...

Вспомнила и Нико Пиросмани и Анри Руссо. Да и как иначе? Ведь перед нами предстали чудесные примитивы. Пожалуй, эти картинки были ближе к столь любимому нами когда-то грузинскому художнику с его "кутежами князей". Некогда незатейливые трактирные вывески вошли в сокровищницу мирового искусства. Вот так-то.

Не знаю, как относятся специалисты-искусствоведы к творчеству народных доминиканских живописцев, а мне, любителю, они пришлись по душе. В этих ярких незатейливых картинках дышала сама земля, которую я для себя открывала. Все семь дней, гуляя по пляжу, я обязательно заходила на доминиканский вернисаж. Кроме картин тут была интересная керамика, деревянные изделия. На прелестных глиняных тарелках - таинственные знаки. Видимо, это осталось от тех индейцев, которые тихо-мирно жили здесь до прихода испанцев. Несмотря на главную религию страны - католицизм, тут сохранились до сих пор языческие верования, разные колдуны вуду, гадания и всяческая ворожба. Впрочем, все это уже перекочевало в цивилизованный мир.

И конечно же, нельзя было пройти мимо чудесных статуэток из темного зеленоватого камня. Эти полунагие изящные женщины, мадонны с младенцами сделали бы честь любому современному художнику. А тут их можно купить за десять долларов.

Если от пищи духовной обратиться к материальной, то могу сказать, что местная кухня оказалась на высоте. Поскольку у нас было "все включено в стоимость путешествия", то приходилось, по мере наших слабых сил, почти насильно отрывать себя от столов, полных яств.

Чего стоят только тропические фрукты - эти истекающие сладчайшим соком ломти ананасов, нежная папайя и что-то еще, невероятно вкусное, доселе незнакомое.

Когда приплыл сюда Магеллан, на острове жили местные племена. Европейцы всех их называли индейцами. Хлынули сюда испанцы, женились на женщинах-аборигенках и постепенно поглотили местное население. А позже, когда из Африки в Новый Свет везли рабов, то корабли останавливались на островах Вест-Индии, и больных, ослабленных людей бросали тут. Многие выздоравливали под живительным солнцем. И мощная африканская кровь влилась в гаитянскую ветвь рода человеческого. Образовался новый народ.

Если в Канкуне индейцы-потомки майя совсем не блещут красотой, то доминиканские метисы красивые, очень живые, веселые, доброжелательные люди. Во всяком случае те, с кем пришлось нам сталкиваться на побережье.

В ресторане мы обычно садились за столик, куда подавала вино и воду молоденькая официантка по имени Санта. У нее стройная фигурка, точеные ножки, нежное лицо с огромными черными глазами. Все это в сочетании со светло-шоколадной кожей производило неотразимое впечатление. Когда Санта подходила к столу, с нашими мужчинами происходила настоящая метаморфоза. У них начинали как-то по-особому блестеть глаза, вибрировать голос. Право же, их можно было понять.

Но вот краткие, как миг, семь дней подошли к концу. Увы, пора было возвращаться к нашей обыденной жизни. Да и нельзя в раю задерживаться надолго. Иначе он может набить оскомину.

Синее море, качающиеся вершины пальм, прекрасные девушки, танцующие самбу - все это постепенно превращалось в мираж. Мираж посреди зимы.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 6(291) 14 марта 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]