Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 4(289) 14 февраля 2002 г.

Семён ВЕРБИЦКИЙ (Вирджиния)

КУДА ДУЮТ КИТАЙСКИЕ ВЕТРЫ?

В последние годы в США появляется большое количество публикаций, посвященных различным сценариям развития Китая. Причем одни из них рассматривают эту азиатскую страну как новую супердержаву ХХI века. Другие считают, что Китай ждет экономическая дестабилизация, расчленение страны на отдельные регионы, этнические войны. Огромный диапазон в оценке будущего Китая говорит о том, что события, происходящие в этой стране, настолько неоднозначны и противоречивы, что дают почву для самых различных прогнозов. Вполне возможно, что знакомство с основными тенденциями в экономической и политической жизни Китая позволит лучше понять векторы развития этой крупнейшей азиатской державы.

Экономический подъем в Китае стал одним из наиболее важных событий в мире в конце прошлого века. За последние два десятилетия китайская экономика возросла в пять раз, а доходы населения в четыре раза. Валовой национальный продукт этой страны достиг американского уровня и, по подсчётам Мирового банка, в 2010 г. выйдет на первое место в мире. Прирост производства не опускается ниже 7% в год. В прошлом году Китай получил такой урожай риса, что был вынужден значительную часть превратить в спирт и топливо для ракет.

Фундаментом экономических успехов Китая явились осуществлённые в 80-х и 90-х годах реформы Ден Сяопина. Он освободил крестьян от крепостной зависимости от коммун и разрешил китайцам создавать частные предприятия. Китайский лидер при проведении реформ исходил не из идеологических соображений, а из здравого смысла. Его призыв к китайцам "обогащайтесь" и его крылатое выражение о том, что "неважно какого цвета кошка, главное, чтобы она ловила мышей", стали своего рода концептуальной базой перехода Китая к рыночной экономике. Модернизации страны способствовала конфуцианская этика китайцев, включающая в себя уважение к старшим, к семейным ценностям, привычку к добросовестной работе, бережливость и тягу к знаниям. Социализм еще не успел отучить сельское население от крестьянского труда. Они стали работать на представленной им в аренду земле и продавать на рынке то, что они вырастили.

В отличие от России, китайские руководители, сохраняя государственный сектор, сделали упор не на приватизацию, а на создание частного сектора и специальных экономических зон, ставших своего рода школой для приобщения китайцев к современной технологии и менеджменту. Сейчас иностранные капиталовложения превышают 300 миллиардов долл. Причем основная их часть - это инвестиции Тайваня, Гонконга, Макао и этнических китайцев из стран Юго-Восточной Азии. За последние четверть века дешевые китайские товары стали завоевывать рынки всего мира и, особенно, США.

Однако китайский опыт модернизации еще раз продемонстрировал, что переход от социалистической экономики к рынку сопряжен с огромными трудностями. Незавершенность и ограниченность реформ стали причиной трудно разрешимых проблем, которые стоят на пути перехода китайской экономики к реальному рынку. По мнению специалистов, основная угроза дальнейшей модернизации китайской экономики исходит от государственного сектора. В нем трудится 125 миллионов человек из 170 миллионов, занятых в промышленном производстве. При этом большинство государственных предприятий являются убыточными. Коррупция, присущая в особенности административной экономике, разъедает все эшелоны власти, несмотря на смертные казни и длительные тюремные заключения. Не прекращаются в различных регионах этнические и социальные конфликты. Более 100 миллионов бездомных крестьян кочуют от одной провинции к другой в поисках работы и пропитания.

Обострение экономического и социального положения в Китае сопровождается усилением конфронтации, как в китайском обществе, так и внутри КПК. Несмотря на то, что руководство компартии по-прежнему не допускает создания каких-либо оппозиционных политических организаций, в Китае появилось больше возможностей для выражения различных точек зрения. В интернете происходят острые дискуссии между сторонниками различных концепций развития Китая, прежде всего между "прозападными либералами" и так называемыми пост-модернистами или "новыми левыми", которые настаивают на сдерживании темпа реформ. Китайцы имеют сейчас больше возможностей для поездок за границу и участия в совместных международных исследованиях и международных конференциях. Более 50 тысяч китайских студентов ежегодно обучаются в американских колледжах и университетах.

Что касается внутрипартийной борьбы, то она идет между реформаторами и консерваторами. К первым причисляют президента Цзян Цзэминя и премьер-министра Чжу Ронги. Именно от этого тандема во многом будет зависеть будущее развитие Китая. Цзян Цзэмин, руководивший коммунистами Шанхая, пользовался большой благосклонностью Ден Сяопина и под его покровительством стал генеральным секретарем КПК, президентом Китая и укрепил свои позиции внутри партии и в стране. По стилю своей деятельности он является прежде всего координатором и манипулятором. Цзян производит выгодное впечатление на своих зарубежных коллег знанием иностранных языков и обладает определенным шармом. На одной из азиатских конференций он исполнил в дуэте с президентом Филиппин попурри на темы песен Элвиса Пресли. Внутри страны Цзян Цзэмин прежде проводил чрезвычайно осторожный курс, пытаясь примирить "старые кадры" с реформаторами. Однако в последние годы он стал активно поддерживать нынешнего премьер-министра Китая Чжу Ронги, в прошлом мэра Шанхая. Чжу мало вписывается в стиль жизни китайских "кадров". Все отмечают его собранность, доступность, решительность в принятии решений и неподкупность. Его называют "экономическим царем" Китая, именно Чжу является наиболее активным сторонником рыночных реформ.

Наиболее видным представителем консервативного лагеря является бывший премьер, нынешний председатель Государственного Совета Ли Пен. Он пользуется поддержкой силовых структур и провинциальных "кадров".

В настоящее время основными объектами внутриполитической борьбы в КПК является проблема вступления Китая во Всемирную Торговую Организацию (ВТО) и роль КПК в китайском обществе. Некоторые западные и китайские политологи считают, что предстоящее вступление Китая в ВТО по своим последствиям может иметь более значительные последствия для будущего развития Китая, чем даже реформы Ден Сяопина. Резко возрастут иностранные инвестиции в китайскую экономику, появится рынок капиталов, китайские предприятия станут более конкурентоспособными. Но все дело в том, что выгоды для Китая от вступления в ВТО будут носить долгосрочный характер, а значительные трудности большинство населения начнет испытывать довольно быстро: крестьяне - от снижения пошлин на сельскохозяйственные продукты и рабочие - от конкуренции иностранных фирм и закрытия неконкурентоспособных предприятий. Китаю придется значительно снизить прямые и косвенные тарифы для иностранных товаров.

Чтобы подготовиться к непопулярным мерам, связанным с вступлением Китая в ВТО, китайские реформаторы приняли важные решения о приватизации значительной части государственных предприятий и создании акционерного рынка. Именно частный сектор с его более чем миллионом частных фирм становится основным локомотивом экономического развития Китая, он дает 20% ВНП и миллионы рабочих мест.

Цзян Цзэмин

Чтобы провести эти необходимые реформы, китайские лидеры заинтересованы в определенной модернизации коммунистической партии, теряющей влияние в китайском обществе. Чжу Ронги выдвинул концепцию о "трех слагаемых" коммунистической партии: трудящихся, деятелях культуры и представителях частного сектора. То есть, другими словами, партия должна представлять интересы различных слоев населения, в том числе и капиталистов. Президент Цзян Цзэмин заявил на пленуме ЦК в июле прошлого года о массовом приеме китайских предпринимателей в Коммунистическую партию Китая. Некоторые обозреватели, как в Китае, так и за рубежом рассматривают этот решение, как постепенную трансформацию "революционной" партии в "государственную". КПК уже насчитывает 130 тысяч капиталистов, а теперь в нее вольются сотни тысяч, а, быть может, миллионы представителей деловых кругов. Любопытно, как китайская пропаганда пытается объяснить такой "антисоциалистический эксперимент". Оказывается, в бизнес теперь пошли не эксплуататоры, а правительственные чиновники, передовые рабочие, революционные солдаты и возвратившиеся на родину иммигранты из США.

Однако реальная причина этой акции заключается в том, что руководству партии стало сложно держать под контролем новые активные слои общества. Старые маоистские кадры во главе с Ли Пеном чрезвычайно озабочены массовым приемом сотен тысяч "эксплуататоров" в КПК. Они заявляют, что если капиталисты получат доступ в партию, в стране начнутся социальные беспорядки и экономическая рецессия.

Как реформаторы, так и консерваторы активно готовятся к "смене" на предстоящем в 2003 г. съезде КПК почти всего нынешнего партийного руководства, в связи с тем, что его члены не могут оставаться на своих постах более двух сроков. Как известно, переход власти от одного лидера к другому - одна из наиболее болезненных проблем для коммунистических стран. Китайское руководство приняло довольно нестандартное решение: каждый член политбюро должен подготовить себе замену. К власти придет, как говорят китайцы, "четвертое поколение" относительно молодых политиков. Так, преемником нынешнего президента должен стать 56-летний вице-президент Ху Дзинтао. В 80-е годы он был самым молодым губернатором провинции Чухей, а в начале 90-х годов - главой администрации Тибета, где он подавлял антикитайские выступления местного населения. В 1992 г. стал членом Политбюро. О личных качествах Ху Дзинтао мало что известно на Западе. По специальности он инженер-гидравлик. Возглавлял одно время китайский комсомол и был руководителем высшей партийной школы. По мнению западных политологов, именно эти организации являются в Китае "рассадником" либеральных идей.

Учитывая стиль китайской политики, вряд ли можно ожидать, что "старики" полностью и быстро отдадут своим "молодым" протеже бразды правления. Но можно с уверенностью сказать, что новое поколение китайских лидеров будет в первую очередь технократами и прагматиками, и в меньшей степени, марксистскими идеологами. Они несомненно будут активно поддерживать националистические настроения и конфуцианские ценности.

Национализм начинает заменять коммунистические догмы и становится основной идеологической базой нового режима в Китае. Причем следует подчеркнуть, что национализм наиболее всего присущ молодому поколению китайцев, к которому обычно апеллируют американцы, пропагандируя западные демократические ценности.

Что питает современный китайский национализм? Прежде всего, экономические успехи китайцев, убеждение в превосходстве конфуцианских ценностей над западной демократией. Примечательно, что именно репатрианты, окончившие высшие учебные заведения в США и вернувшиеся на родину, стали авторами наиболее антиамериканских произведений, ставших в Китае бестселлерами. Наиболее известные из них, "Китайская женщина в Манхеттене" и "Человек из Пекина в Нью-Йорке", проникнуты идеями о непорядочности и крайней меркантильности американского общества. Авторы всячески подчеркивают, что сохранение конфуцианских ценностей и морали важнее получения прибыли. Большинство китайцев в той или иной степени разделяют заявления своих лидеров о несовместимости западной демократии с китайскими духовными ценностями и о том, что для Китая основными задачами в настоящее время являются физическое выживание народа и проведение экономических реформ, а не свобода выражения мнений.

Наконец, китайский национализм питается антиамериканскими настроениями, связанными в немалой степени с недавними трениями в китайско-американских отношениях. Большинство китайцев убеждены (видимо, не без участия китайской пропаганды - при. ред.), что американцы пытаются унизить Китай, препятствуют его воссоединению с Тайванем и не хотят признать его великой державой.

Ху Дзинтао

Тенденции во внутриполитической и экономической жизни Китая дают основания для некоторых прогнозов. Нельзя исключить, что в определенных условиях, связанных с резким ухудшением экономического положения и усилением роли консервативных политиков, силовых структур и провинциальных "кадров", возможен определенный откат назад, в маодзэдуновское прошлое и даже распад страны на отдельные провинции, управляемые, как это было в прошлом, опирающимися на армию лидерами.

Однако, если нынешнему руководству удастся подготовить преемников, заинтересованных в проведении рыночных реформ и трансформации коммунистического режима, Китай имеет реальные возможности добиться существенных успехов в деле модернизации страны. По своим размерам, населению, которое согласно переписи прошлого года достигло 1280 миллионов человек, набирающей силу экономике, огромной тяге населения к знаниям и своей древней культуре, это азиатское государство имеет все основания рассматриваться как потенциальная супердержава ХХI века.

Вряд ли стоит рассчитывать, что в обозримом будущем Китай станет демократическим государством и будет исповедывать западные ценности. По всей видимости, трансформация коммунистического общества приведет к переориентации авторитарного режима, в основе которого будут лежать ханьский национализм и конфуцианские ценности.

Соседей Китая, да и все мировое сообщество не может не волновать, как эта новая супердержава будет использовать свою экономическую мощь и возрастающее влияние в Азии. На протяжении истории долгосрочная стратегия китайских правителей развивалась по трём основным направлениям: сохранение внутреннего порядка, защита границ и поддержание своего влияния в странах, расположенных на периферии государства. В периоды своего могущества китайские императоры ставили своих соседей в вассальную зависимость с вовлечением последних в сферу китайской цивилизации.

Китай становится эпицентром азиатского мира, активным участником всех азиатских политических и экономических структур, он оказывает значительное влияние на жизнь многих стран Юго-Восточной Азии, в том числе благодаря чрезвычайной мощным зарубежным китайским общинам. Усиливается китайское присутствие и в центрально-азиатских странах СНГ, об этом свидетельствует активная деятельность "Шанхайской пятерки" (Китай и граничащие с ним страны СНГ - Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Россия).

Появление новой супердержавы в Азии рассматривается многими политиками и политологами как вызов и угроза американским интересам в азиатско-тихоокеанском регионе. В последние годы в США было опубликовано несколько книг, ставших бестселлерами, сюжет которых основан на гипотетической войне с Китаем, якобы спровоцированной китайской агрессией против Тайваня. С другой стороны, все большую силу набирает точка зрения, согласно которой Вашингтон должен поддерживать те силы в Китае, которые добиваются трансформации коммунистического режима и вовлечения Китая в мировое политическое и экономическое сообщество. Сторонники этой точки зрения считают, что США должны рассматривать Китай не как потенциального противника, а как партнера, и, следовательно, позволить ему играть более активную роль в развитии и стабилизации азиатского континента. Позитивная реакция китайского руководства на призыв президента Буша о необходимости совместной борьбы с терроризмом свидетельствует о том, что сделан важный шаг в поисках взаимопонимания между двумя супердержавами. Однако в обозримом будущем нельзя исключить и соперничества, возможно, даже острой борьбы между Китаем и Соединёнными Штатами за влияние в азиатском регионе.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 4(289) 14 февраля 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]