Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 3(288) 31 января 2002 г.

Елена ГИЛЬ (Миссури)

ОТМЕЧЕННЫЙ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫМ ТАЛАНТОМ

Главное для меня как в искусстве, так и в жизни, это душа, искренность.
М.Антокольский

В Санкт-Петербурге, на Преображенском кладбище, рядом с синагогой, привлекает внимание великолепное мраморное надгробие. Здесь похоронен замечательный скульптор Марк Матвеевич Антокольский. В отличие от многих заброшенных, заросших сорной травой, эта могила всегда ухожена, на ней постоянно свежие цветы.

Марк (Мордухай) Антокольский родился 2 ноября 1843 года в бедной еврейской семье, в пригороде Вильно - местечке под названием Антоколь. Отсюда, вероятно, и происходит фамилия. В семье было 7 детей. Скульптор не любил вспоминать о своем безрадостном детстве.

Очень рано у мальчика появился интерес к рисованию. Он делал рисунки мелом на стенах дома, чем вызывал ярость отца. Днем его заставляли работать в трактире, а по ночам, тайком от всех, он рисовал. Пробовал резать из дерева незамысловатые сценки, сатирические фигурки. Через пару лет пошел в обучение к резчику по дереву. "Обучение" шло настолько успешно, что самые сложные работы поручали только ему. Два года он работал в Могилеве на реставрации деревянного костела.

О способном юноше узнали и заговорили. Жена виленского генерал-губернатора решила ему помочь. Главное, ей удалось добиться разрешения отца Марка на отъезд сына в Петербург, что было непросто. Кроме того, она написала письмо своей приятельнице - баронессе Роден с просьбой помочь юноше.

Петербург встретил Марка очень неприветливо. Баронесса оказалась в отъезде. Знакомых не было. Деньги быстро кончились. Пришлось искать хоть какие-то случайные заработки. К Академии художеств, которую он считал "пристанищем избранных", боялся даже приблизиться. Но свершилось чудо! Профессору Н.Пименову, к которому он пришел с рекомендательным письмом от баронессы Роден, очень понравились его деревянные резные скульптуры. Антокольскому разрешили в качестве вольнослушателя посещать скульптурный класс Академии и, одновременно, рисовальный класс Художественной школы.

Сюжетами первых ученических работ были хорошо знакомые ему с детства темы из жизни еврейской бедноты. "Еврей-портной" - будничная сценка, характерная для провинциального городка. Изможденный старик, высунувшись из окна ветхого полутемного дома, трясущимися руками, прищурив подслеповатые глаза, с усилием вдевает нитку в иголку. Худое тело едва прикрывает рваная одежда. Правдивый, выразительный образ вызывает сочувствие и симпатию. На выставке в Академии это произведение приняли по-разному. Высоко оценил работу никому не известного скульптора В.Стасов. "В первый раз я читал похвалы себе, - вспоминал Антокольский, - читал и не мог поверить, в самом ли деле в моей работе есть что-то особенное?" Ему присудили Малую серебряную медаль. В следующем году появился еще один горельеф из этой же серии - "Скупой", выполненный из слоновой кости. Старик поглощен пересчитыванием денег. Почти ювелирное искусство резьбы по кости позволило ему глубоко психологически раскрыть образ алчного, хитрого стяжателя. За этот горельеф он был удостоен Большой серебряной медали.

Но успехи и награды не избавили Антокольского от бедности. Жизнь его оставалась полной лишений и трудностей. Совет Академии выделил ему стипендию 12 рублей в месяц, которой не хватало даже на оплату квартиры. Поскольку в юности он не получил никакой общеобразовательной подготовки, его не могли зачислить студентом в Академию художеств. Жилья не было, не было и помещения, где бы он мог работать. Но юноша не сдавался. К очередной выставке подготовил горельеф "Поцелуй Иуды", за который ему было объявлено "высочайшее одобрение". В это же время Антокольский задумал и начал осуществление большой композиции "Нападение инквизиции на евреев", работа над которой продолжалась 6 лет. Вначале он выполнил ее из воска, а затем перевел в терракоту. Приобрела эту скульптуру великая княгиня Мария Николаевна - сестра императора Александра II.

"Еврей-портной"

Вместе с творческими успехами пришло и осознание того, что бездумное копирование классических образцов ему уже не интересно. Все реже посещает он академические классы, большую часть времени проводя в музеях. Со студенческих лет многолетняя дружба связала его с Репиным. Вокруг них группировалась прогрессивная творческая молодежь. Они были единомышленниками и участвовали в разработке нового устава Академии художеств. Антокольский писал: "Мне хотелось в скульптуре сделать то, что мои товарищи сделали в живописи, именно обратиться к живому источнику души. Скульптура достигла высокой техники, ею любовались, она ласкала глаз, но не трогала чувства. Мне хотелось, чтобы мрамор заговорил своим сжатым, лаконичным языком."

Попыткой решить задачу явилась статуя "Иван Грозный". Скульптора привлек образ этой противоречивой фигуры, человека неуемных страстей, темперамента, умного и жестокого, властного и деспотичного.

Работа оказалась очень сложной, не было элементарных условий. Как вольнослушатель он не имел права на мастерскую. С трудом удалось получить маленькую каморку на четвертом этаже. Огромную статую, весом 40 пудов, пришлось разрезать на несколько частей (он начал работать во время летних каникул в пустом скульптурном классе). Рабочих нанимал за свои деньги, которых и так постоянно не хватало. В результате переноски статуя оказалась деформированной, многое пришлось делать заново. Тем временем резко ухудшилось здоровье. Врачи настойчиво требовали прервать работу. Еще незаконченную статую посмотрели Репин, Стасов, Крамской, Поленов. Приехавший из Москвы П.Третьяков заказал повторение статуи в бронзе.

В образе Ивана Грозного драматизм чувств достигает наивысшего накала. Ощущается непреклонная воля, ярость, внутреннее напряжение. Через личность царя скульптор стремился проникнуть в сложную и жестокую эпоху, порождением которой и был Иван Грозный. Увидев статую, Тургенев написал Полине Виардо в Париж: "Сегодня я познакомился с молодым русским скульптором из Вильно, отмеченным исключительным талантом. Он изваял статую Ивана Грозного..." С этого момента завязалась дружба Тургенева с Антокольским. Тургенев настойчиво приглашал скульптора приехать к нему в Баден-Баден. Фотографию статуи Ивана Грозного писатель повесил у себя в спальне.

Несмотря на успех, положение Антокольского было очень сложным. Работа эта поглотила все его средства, он остался без гроша. И скульптор решился на отчаянный шаг - обратился к великой княгине Марии Николаевне, которая в то время была президентом Академии художеств. Увидев статую, она уговорила брата, Александра II, побывать в мастерской скульптора. Статуя произвела на императора большое впечатление, и он решил приобрести ее для Эрмитажа. И сразу же отношение к Антокольскому резко изменилось. "Я заснул бедным, - писал он, - встал богатым; вчера был неизвестным - сегодня стал модной знаменитостью". На Международной выставке 1872 года в Лондоне статуя имела огромный успех. Кенсингтонский музей заказал гипсовый слепок "Ивана Грозного". Этой чести удостаивались только лучшие художники мира. Восторженные отзывы заполнили страницы газет и журналов, о статуе писали Стасов и Репин, Гаршин и Мусоргский; Шаляпин отметил, что "Иван Грозный" Антокольского помог ему воплотить образ царя в опере "Псковитянка".

"Иван Грозный"

Тяжелая работа, связанные с ней невероятные перегрузки и волнения не могли не отразиться на слабом здоровье. Доктор Боткин, лечивший Антокольского, настоял на немедленном отъезде на юг, в Италию. В Риме здоровье его довольно быстро пошло на поправку. И он сразу же приступил к осуществлению давно созревшего замысла - статуи Петра I.

Работа над этой грандиозной фигурой оказалась еще более сложной, главным образом потому, что скульптор жил за границей. Постоянно нужны были исторические сведения, иллюстрации, фотографии. И все же, меньше чем через год, скульптор закончил статую и перевез ее в Петербург. Она экспонировалась на Всероссийской политехнической выставке, организованной к 200-летию со дня рождения Петра Великого. Как и другие работы Антокольского, "Петр I" не получил мгновенного признания. Сам автор тоже не был полностью удовлетворен своим произведением, он продолжал что-то переделывать, дорабатывать детали.

Показанная в 1878 году в Париже статуя имела большой успех. Правительство России решило установить памятник Петру I в Петергофе. По инициативе А.П.Чехова, памятник Петру был установлен также в Таганроге, к 200-летнему юбилею города.

Антокольского всегда интересовали нравственно-этические проблемы и религиозная тематика. Так появились в его творчестве горельеф "Инквизиция" и статуя Христа. Ваятель представил Христа стоящим перед народом, в ожидании его суда. Он сознательно идет на смерть, готовый встретить ее мужественно и достойно. Появление статуи на Парижской выставке стало настоящим триумфом скульптора. Он был удостоен высшей награды - Большой золотой медали и ордена Почетного легиона. Его единогласно избирают членом Парижской Академии художеств.

Статуя Христа как бы положила начало многочисленным в его творчестве образам трагических личностей, стремящихся к высокой цели, но не понятых и отвергнутых обществом. "Я люблю только тех, кто был мучеником за светлые идеи, за любовь к человечеству", - писал Антокольский. Это и Сократ - борец за истину и справедливость, который предпочел смерть отречению от своего учения. Это и Спиноза - прогрессивный голландский философ XVII века. Спиноза Антокольского - человек кристальной чистоты и подвижничества, обладающий глубокой верой в торжество справедливости, во имя своих идей отказавшийся от всех благ и почестей. В письме Савве Мамонтову скульптор писал: "Не могу Вам передать, как этот образ сжился со мной... Ах, Спиноза, тобой можно гордиться, тебе можно завидовать!"

Стремясь отразить сложность окружающего мира, он искал характеры, в которых наиболее ярко отразилась бы вечная борьба добра и зла. Таким стал Мефистофель, представленный одиноко сидящим на острой скале. Лицо его полно злобы, ненависти и в то же время мрачного отчаяния.

Показанная в Берлине и Вене скульптура Мефистофеля имела шумный успех. Берлинская Академия художеств избрала Антокольского почетным членом; в Вене он был удостоен Большой золотой медали. Но, несмотря на восторженное признание его произведений на Западе и весьма неоднозначное отношение к ним России, его все больше мучила тоска по родине, обострился интерес к прошлому и настоящему России. "Мои лучшие работы - национальные. Еще бы! Как ни изучай чужое, как ни старайся наблюдать его - все-таки свое знаешь и любишь больше."

Появились в его творчестве новые образы: "Нестор-летописец", "Ермак", "Ярослав Мудрый". Особенно мучительной оказалась для скульптора работа над огромной фигурой Ермака (261 см высотой). Целыми днями мастер простаивал на высоких подмостках, с запрокинутой головой и поднятыми руками, взад и вперед карабкался по ветхой лестнице с тяжелыми ведрами глины. Очень болела рука. Но, несмотря на запреты врачей, он продолжал работать.

В кабинете С.И. Мамонтова. С фотографии 1890-х гг. Слева направо: сидят - И.Е. Репин, С.И. Мамонтов, М.М. Антокольский; стоят - В.И. Суриков, К.А. Коровин, В.А. Серов

В мастерской скульптора всегда было несколько начатых произведений, многие из них так и остались неосуществленными. Нужны были деньги, и приходилось браться за частные заказы, главным образом - мемориальные памятники.

Из Рима Антокольский переехал в Париж, где вел очень скромный и замкнутый образ жизни. Он не стремился привлечь к себе внимание, за все годы жизни во Франции не организовал ни одной персональной выставки. Но, между тем, французские газеты часто писали о нем. Успех постоянно сопутствовал ему и в Германии. Критики отмечали талант, глубину и одухотворенность его созданий. Русская же пресса хранила молчание. Антокольский очень болезненно переживал это. Где бы он ни находился, он никогда не расставался с мыслью о России. "На Севере сердце мое бьется сильнее, я глубоко там дышу".

В Париже Антокольский стал одним из создателей общества, оказывавшего помощь русским художникам, находившимся за границей. Ему принадлежит идея развития художественных промыслов в России.

Антокольский много писал. Его статьи были посвящены, главным образом, вопросам искусства. Но откликался он и на многие политические события, особенно, когда это касалось несправедливости: протестовал против расправы над Дрейфусом, гневно выступал в защиту Репина от нападок реакционной критики. Писал он и о новых произведениях русских писателей. Живя за границей, Антокольский вел оживленную переписку с Репиным, Стасовым, Тургеневым, Чеховым, Крамским, С.Мамонтовым и другими. Его письма - своеобразный дневник скульптора. "Мое убеждение, - писал Стасов, - что у Антокольского было точно столько же таланта к писательству, как к скульптуре".

В феврале 1893 года, наконец, осуществилась заветная мечта - в залах Академии художеств в Петербурге открылась его персональная выставка, получившая высокую оценку. Антокольского избрали действительным членом Академии художеств.

Всю жизнь скульптор мечтал о свободном творчестве, без заказных работ. Но мечта оказалась несбыточной. Заказные портреты, надгробия поглощали силы и время, не принося творческого удовлетворения. И он решается на крайний шаг - продает с аукциона антикварную коллекцию ковров и скульптур, которую с большой любовью собирал всю жизнь. Полученные деньги позволили ему приступить к осуществлению ранее задуманного - сделать эскизы статуй Самсона, Диогена, Микеланджело. Главной же была работа над "Инквизицией", замысел которой скульптор вынашивал почти всю жизнь. Но, к сожалению, сил оставалось мало. Слишком поздно он приобрел материальную независимость.

В 1898 году Антокольский последний раз побывал в Петербурге. Вернувшись в Париж, тяжело заболел и не смог больше работать. В 1902 году Марка Матвеевича Антокольского не стало.

Петербургские друзья настояли на том, чтобы скульптор был похоронен в России. Поезд, в котором везли гроб с телом покойного, делал остановки в Двинске, Ковно, Вильно. Заполнившие платформы люди пришли проститься с Антокольским. Главная церемония прощания проходила на Преображенском кладбище в Петербурге. Через несколько месяцев после кончины скульптора в Обществе поощрения художеств прошел вечер его памяти. Собралась вся прогрессивная интеллигенция Петербурга - писатели, художники, композиторы, артисты. Звучала кантата, специально написанная композиторами А.Глазуновым и А.Лядовым на слова С.Маршака. Поэты читали стихи, посвященные скульптору.

Антокольский, проживший тяжелую, полную лишений жизнь, всегда старался помочь тем, кто в этом особенно нуждался. Еще в голодные студенческие годы в Петербурге он приютил в своей крошечной каморке бедного мальчика из Ковно - Илью Гинцбурга. На протяжении всей жизни он следил за его успехами, оказывал ему материальную и моральную помощь.

"Марк Матвеевич Антокольский - один из тех замечательных людей, которые своим необычайным талантом, оригинальным умом и настойчивостью характера достигли всемирной славы и справедливо будут пользоваться этой славой всегда", - так писал о своем учителе Илья Гинцбург.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 3(288) 31 января 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]