Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 2(287) 17 января 2002 г.

Борис КУШНЕР (Питтсбург)

СТИХИ ИЗ СБОРНИКА "КРУГИ ПО ПАМЯТИ"

ИЮЛЬ 2001 - ДЕКАБРЬ 2001

БАРУХ ХА-ШЕМ

И вдруг из среды куста,
В пламени, в дыме
Разверзлись мира уста... -
....................................
Да благословится
Имя...

ИСААКУ ШВАРЦУ

Время бесповоротно.
Уносит, что ни оставите.
И всё же плыву по памяти -
В сини вольготно
Оранжевым трассам,
Синь бездонная роздана
Коммерческим асам.
Сквозь разреженный воздух
Вижу жёлтые звёзды
Над Каунасом,
Над Варшавой, над Краковом,
В зареве раковом.
Нетленна и вечна,
Вселенная шестиконечна.
Глаза лучезарные -
В вагоны товарные,
Дверь завизжала фальцетом
Для странников, странниц... -
Круги по памяти зыбкой -
Скрипка с кларнетом,
Кларнет со скрипкой -
Танец!
Всё-таки танец -
В слезах и с улыбкой.
Ливень по крыше косо -
Сто барабанов - колёса
Металлическим хором -
Подмога танцорам.
Мосты да погосты,
Неспешна езда,
И ветер, кружа,
Баюкает жёлтые звёзды -
Что ни Звезда -
Душа.

* * *

К лицу полотенцем. -
Снился Освенцим
Пепельной тучей
В проволоке колючей,
В крышах покатых,
В дымах и в плакатах,
В чоканье чарок,
В лае овчарок,
В часовых на постах,
И, наконец, слепое
Чёрное поле
В польских крестах.

ЙОМ КИППУР

Столетья Чёрная Река,
Священный рог издалека,
Пылает мир, как Троя,
И Книгу Высшая Рука
На Жизни ли закроет?
 

И всё же, голову склонив,
Из боли, гнева, мщенья
У всех, с кем был несправедлив,
За всё прошу прощенья.

* * *

Гурьбой лачуги у реки,
А, может быть, у пруда.
Как сладко ночи коротки
За чтением Талмуда.
Свеча и тусклое трюмо,
Отцов квадратное письмо,
И звёздами во мраке -
Божественные знаки.
Слепая сила. Злоба, спесь
Из бездны униженья.
Но Книга есть. В ней Песней Песнь,
Полёт воображенья.
Меж тем вскипали города,
Гудки, дымы, солдаты...
И незаметно, как беда,
Явился век двадцатый.
И крылья обретал металл, -
Моторы, не уздечки,
И век небрежно разметал
Уютные местечки.
Уклад и почва - кувырком,
Теперь покой неведом.
И сын отныне незнаком
С отцом, не то, что с дедом.
А век настырен, как Тантал,
Прозренья, боль, утраты...
........................................
Один над Витебском летал,
Другой чертил квадраты.

* * *

По кругу надоевших истин, -
Трещат стропила эмпирей, -
И мир вдруг самоненавистен,
Как растерявшийся еврей.
Чем беспричиннее, тем злее
Столпотворение углов,
И призрак, радостно глазея,
Встаёт змеёй, пустоголов.
Тогда призвать в себе раввина,
На стол - краюхи половина,
Пусть ночь печальна и длинна,
Но Книга Книг - с вершин лавина, -
Зажечь свечу, налить вина.
 

* * *

Шорохи во ржи,
Колоски да каски.
Время, ворожи -
Плач, молчанье, сказки...

Время ль поле вспашет,
Плуг пройдётся всласть, -
Без вести пропавшим
Здесь вовек пропасть...

* * *

Мир обернулся бродильным чаном,
Прах обращается в хмель,
И по полю листья бураном песчаным,
Оранжевая метель.
Октябрь под откосом в разбитой карете,
А Лето, как нищий с сумой, -
Да здравствует буря, да здравствует ветер,
Дыханье Вселенной самой.
Да здравствует ветер, корветы несущий
И разносящий пыльцу,
Не в громе, в дыханье является Сущий,
И каждое - гимном Творцу.

СОНЕТ

Борису Горзеву

Когда в отчаянье безустом
Ты гладишь хладную ладонь,
Какой Судьбой, каким Искусством
Вернуть утраченный огонь?
А Смерть, что может быть исконней,
Законней в череде утрат? -
Смотри, как Солнечные Кони
Влекут светило на закат.
Вернётся день просторам этим,
Отыщет через Лету брод...
Так нас оплакать нашим детям,
Чтоб продолжались племя, род.

Я всё приму. Но Добрый Б-же,
За что Печаль? За что? За что же...

* * *

Гляжу Тебе в очи,
Отче,
В алмазные россыпи звёзд
Закрученный смерчем дрозд,
В вороньем, галдящем вече -
Певчий,
Щепка в лавине-Судьбе... -
.................................
Зачем я был нужен Тебе?

ВАРИАЦИЯ 2-64

Небоскрёб, бетонный короб,
И, как в цирке, шар на нём.
И Пикассо - снежный голубь
Режет синий водоём.
И в своём июле лето,
Но в повадке дальних туч
Мысли тяжкие атлета,
Что так временно могуч.
Мощный локоть на колено
И канат - по шее вена,
Бронза мышц накалена...
Вспыхнет розовая пена -
Как сегодня вдохновенна
Эта полная Луна...

* * *

И пальцы добела в перила,
И взор вперила
Туда, где только что он был... -
Звезда восходит за звездою
Да только всё теперь пустое -
Их блеск, их пыл...

* * *

Ночная птица кричала
Женщиной у причала
Резко и плоско,
Будто стальная полоска
Уже вырастает в пропасть,
И пену взбивает лопасть
Под чёрной кормою,
И пахнет плесенью и тюрьмою
Во весь горизонт трясина.
Часов очевидна причалость -
Им некуда торопиться... -
Кого же Ты недосчиталась,
Женщина-птица? -
Любви ли, дочери, сына?

МАЛЕНЬКАЯ СКАЗКА

Вечерами, вечерами
С неба тьма сползала к раме -
Влажным шёпотом: "Mon Cher,
Ну, туши, туши торшер...
Я в слезах Тебя умою,
Я сведу Тебя с ума... -
Что же Ты? Побудь со мною...
Там Любовь, где Фея Тьма..."

* * *

И в фиолетовый разброс
Закатных туч-кудесниц
Вплывает Кавалером Роз
Жеманный рыцарь Месяц.
Сияй, цветок из серебра,
В разливах брачных арий,
Как дщерь Адамова ребра,
Как весь земной розарий.
Плыву по волнам тишины
На мостике-балконе. -
Беззвучно, вскачь, как детства сны,
Серебряные кони...

* * *

Я был из рода непосед -
В огне событий иль бесед,
Иль зажигая свечи к ночи... -
Судьба моя, а Ты - как свет,
Чем ярче, тем короче.

* * *

Леты течение,
Как чтение
Данте -
Andante,
С вознесением заживо -
В Adagio.
Любви высокая тактика -
Плывёт Корабль-Галактика,
Мы - бессмертное карго, -
В звёздное Largo.

* * *

Скачи по небу, Солнце-мяч,
Сияй цирюльником Россини,
Какое счастье мчаться вскачь
По степи синей!
Но кони, как один, не те,
То хромоног, то вовсе пони, -
Иль стать у Времени рантье,
И стричь столетия-купоны?
Сколь безопаснее тома
С готовой мудростью сквозь плесень,
Чем резонанс Души-Ума,
Их взрыв, который занебесен.
Вот так и жить - Б-г даст за сто,
С рукой, вцепившейся в синицу,
И заточать Сонеты в стол,
Как царь мятежников в темницу.

* * *

Уйти, Сонет не завершив,
В края, где кончатся заботы...
Был Голос Времени фальшив,
Иль сам я перепутал ноты?

* * *

Не от высокого ль ума
Могилой стала Колыма?
Студенты бедным порадели... -
Учились лучше б, в самом деле...

ВЕЧЕР

Вечер длился и не чах,
Мы сидели при свечах,
Над Рекою рек и речек
Медленно седел подсвечник,
И лозы багровый сок
Наплывал на Твой висок.
Чёрной Вечности Зерцало,
Не оконное стекло, -
Только пламя в нём мерцало
И погаснуть не могло.
И под этот пульс сердечный
Разговор наш длился вечный,
Каждый взгляд, как жизни вдох,
Леса шелестом над Летой,
Беспрерывной эстафетой
Всех влюблённых всех эпох...

* * *

По полю ртутная река
И птица в сини - флейты соло,
И на устах хрустит строка,
Как рыжик царского засола.

ПАМЯТИ ЯКОВА ЛАПИДУСА

Род проходит, и род приходит,
а земля пребывает вовеки.
                          Екклесиаст, 1:4

Ладисполь. Фиолет предгорий.
Вдоль моря - трауры песка.
Парад судеб-фантасмагорий,
Его вселенская тоска.
Ладисполь. Солнце над фонтаном,
Торговля всем, что в мире есть.
Куда, когда, зачем - Б-г весть,
Здесь и Пророк молчит профаном.
Ещё один базар-привал,
Глухой просёлок из Египта -
Берёзы сень иль эвкалипта,
На что бы кто ни уповал...
Жара кружила южным хмелем,
Толпа жужжала, - рой людской,
Ты был иным - уже портфелем
С торчавшей шахматной доской.
Распев грузинский, голос-бархат,
Достойно, строго и без поз
Ты был Жрецом Верховным Шахмат
На ярмарке презренных польз.
Заманчиво дымили грили,
Гудел в толпе кабриолет, -
И сразу мы заговорили,
Как будто знались много лет.

Уплыли хоры зодиаков,
Сменились воды в сонмах рек... -
И где ж шатры Твои, Иаков?
Спи, Дорогой, - Земля - вовек.

ПАМЯТИ С.Ю. МАСЛОВА

Метался ветер в обыске
И с рощи рвал парик,
И, как когда-то в Обнинске,
Светился каждый миг.
Холмы краснорубашные,
Румяные бока -
Над обнинскою башнею
Ажурны облака.
Поэт, греми набатами,
Горлань во весь надсад! -
На полумирном атоме
Построен город-сад.
Куда эпохи канули,
В какой они ночи?
Сходились за стаканами
Друзья-бородачи.
Заветная отдушина,
Запретных снов депо -
Читает кто-то Пушкина,
А я - Эдгара По.
Над вечными вопросами
До хрипа до утра...
По миру мы разбросаны,
Могилы, да ветра.
Но память вспыхнет оттиском
В пожаре Аппалач, -
И пахнет осень Обнинском
И запустеньем дач.

* * *

Осенью особенный простор,
Только ветер по нему несётся,
Только в кисее высоких штор
Грустно по особенному Солнце...
И похоже чем-то на свечу -
Вот взовьётся ветер и задует,
Грянет ночью, отданной сычу,
Что оплачет изморозь седую.
И тогда мы подожжём мосты,
Чтоб пресечь соблазны отступленья... -
....................................................
И кружатся, падают листы,
Как ложатся в землю поколенья...

* * *

Листаю свои листопады,
Их повесть печальную чту.
Они собирались в отряды,
Они улетали в мечту.
Оранжево-красные кони,
Сверкает рубиновый глаз... -
Судьбы ледяные ладони,
Струящийся траурный газ.
Их шелесты, шёпоты, вздохи... -
Да ночь нам с Тобой горяча!
И жаль, что в конце на Востоке
Затеплится, молча, свеча...

* * *

Город. Запустение.
По стене граффити.
Века неврастения,
Спутанные нити.
Танцы рож и рожиц,
Гул потопа, плеск.
Мы не видим ножниц,
Только стали блеск.
Трещины в посуде,
Выщерблен гранит -
Кто-то нас рассудит,
Кто-то объяснит?

* * *

Птицы на кронах притихли -
Ветра плач, - не о них ли?
Пенятся облака -
Как жизнь коротка...

* * *

Утром свет был странен,
Госпитально сед.
День как будто ранен
Предсказаньем бед.
Вялая фиалка,
Горькая душа...
Фея, не гадалка... -
Что ж Ты плачешь? - Жалко,
Молодость ушла...

* * *

Увлёкшись тёплою минутой,
Ноябрь с маем перепутав,
Ленивая, как опахало,
Над лугом бабочка порхала.
Её ажурные крыла
Горели красным и оранжем
И наважденьем и миражем
Она по осени плыла.
А из провала пахло тало -
В нём тихо таял первый снег,
И сердце рвалось, трепетало -
Печальный миг, печальный век...

* * *

Разноплеменье в полный рост,
Начальный пыл уносит Осень,
И через эту пропасть мост
Словами мы не перебросим.

* * *

И вот ни пятнышка на Диске,
Вся ночь Вселенной не причём,
И день капризен, как Вертинский,
И так же томно утончён.
А Солнце, всех сомнений выше,
Сияет бронзовым садам -
Так на рояль облокотившись,
Взирал певец на пёстрых дам,
И вдруг, взорвавшись острым Presto,
И профиль развернув анфас,
Он одарял их пылким жестом,
Как утро дарит светом нас.

* * *

Солнце, как самоубийца,
В пропасть тучи - и дотла.
И, кружа, кричала птица,
Клюв и чёрные крыла.
"Птица, чёрных чар начало,
Как зовёшься, что с Тобой?"
И молчанье отвечало:
"Ты зовёшь меня Судьбой.
Я - Судьба, личина Рока,
Фея будущих времён..." -
.........................................
Правда, нечто от Пророка
В крике утренних ворон.

ИГОРЮ СЕВЕРЯНИНУ

Поэзы сладостный язык,
Как персики в кагоре.
Ты лишь себе равновелик
И в радости и в горе.
Ты отсверкал в венках из роз
От преданных без лести
Безумьем бирюзовых гроз -
Чтоб умереть в безвестье.
Теперь Ты вечно одинок,
Как был, взрывая залы.
Прими же скромный мой венок,
Столь горько запоздалый.

* * *

Слово, сказанное всуе,
Как я мог и как я смел... -
Так в могилу унесу я
Мрак моих неправых дел.
Не молитвы умиленье,
Не раскаянья набат -
Мне б вернуться в то мгновенье
Сто веков тому назад...

* * *

Бокал. Лозы живая влага,
Свечи чистейший пламень - нам.
И тенью доктора Живаго
Скользнуло Время по стенам.
Мечи, сметавшие орала,
Не Клара Цеткин - просто Лара, -
На шее ниточка коралла
Из пухом отлетевших дней, -
О, Б-же, что же сталось с ней?
Любовь мерцала, замирала,
Как горизонтный бег коней.

Она претензий не чинила
Судьбе, что contra, но не pro,
Свеча в ночи. Метель. Чернила.
Бюро и ржавое перо.

И набухали слёзы в воске -
Горячий град еврейских слёз,
И рвались фрески на извёстке,
И ветер пел мотив Тобосский, -
..........................................
Что ж нам чужие отголоски
Среди своих небесных гроз?...

ВАРИАЦИЯ 2-76

Скрипит Эпохи Колесо, -
Вольтер толкает и Руссо,
И Карл Маркс и Энгельс Фридрих,
И оттого у века вывих.
Мулла и Ленин. Мёртвый круг.
..............................................
Как жаль, что Гамлет - не хирург.

РОМАНС

А глаза открою -
Солнце за горою,
За горой, за лесом
Месяц молодой...
А лучам летучим
Погибать по тучам,
В сумраке белесом,
В паре над водой.

Старый стол не рампа,
Не прожектор лампа,
Но хорош для ямба
Со свечой-сестрой.
Беатриче где-то
За скончаньем света,
|Оттого Сонета
Весь высокий строй.

А глаза закрою
И за век корою
Полыхнут мгновеньем
Обручи миров.
Возглас семиструнный
Сменится чугунной
Тишиной без вздохов
И без докторов.

* * *

Мерцанье жемчуга речного -
Ночной бездонный небосклон.
Улыбка Месяца ручного, -
Как ласков, и как матов он...
И вот Восток уже в коралле,
Теплится золото кольца -
К столу, к перу - за пасторали,
За восхваление Творца!
Не кастаньеты сегидилий,
Не жар соблазна роковой -
Пора седин, пора идиллий,
И скорой встречи за Рекой.

* * *

Под куполом Зала
Озеро замерзало.
Наползала
Льдистая зона
Медленно, но неуклонно
От краёв к середине.
В чёрной гардине,
В прорехе
Кипели серые реки
С клочьями сажи.
Коллеги мои, человеки, -
Как трудно плаванье наше...

2001

Снежинок непоседнее
Секундной стрелки скок. -
Сегодня всё последнее,
И год - вода в песок.
И только в чёрной заводи,
Сквозь слёзы, вздохи, гарь -
Четыре цифры памяти
Добавит календарь...

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 2(287) 17 января 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]