Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 1(286) 2 января 2002 г.

Письма в редакцию

ИСКЛЮЧИТЬ АРАФАТА ИЗ СПИСКА НОБЕЛЕВСКИХ ЛАУРЕАТОВ МИРА

В 1975 году Нобелевская премия мира была присуждена Андрею Дмитриевичу Сахарову. Это было особенно знаменательно: нобелевская премия за термоядерные исследования вряд ли могла быть присуждена ввиду их военных применений, фундаментальные исследования А.Д. по космологии были еще "в процессе" (они существенно продвинулись позже, частью уже в ссылке, в Горьком). Ну а особенно важно было то, что эта премия присуждалась ученому: ею, по традиции, отмечались, в основном, организации и политические деятели, сыгравшие особо значимую роль в остановке кровопролитий, в примирении народов.

За всю историю Нобелевских премий мира ее получили до того всего трое ученых: в 1922 г. Ф.Нансен, гляциолог и путешественник, Комиссар Лиги Наций по делам беженцев, сумевший приостановить геноцид армян в Турции, организовать взаимный трансфер греков и турок во Фракии и широкую помощь голодающим (в том числе, в Поволжье), создавший систему "нансеновских паспортов", единственных документов, легализовавших миллионы беженцев во всем мире, затем в 1962 г. Л.Полинг, ранее нобелевский лауреат по химии, за свою неустанную публицистическую деятельность, и в 1970 г. Норман Борлауг, агробиолог и селекционер, основоположник той "Зеленой революции", которая спасла и спасает от голодной смерти миллионы людей во всем мире. И вот сейчас четвертый - Андрей Дмитриевич Сахаров!

Премия мира, по статуту, присуждается специальным комитетом Норвежского парламента (стортинга): при ее учреждении, с 1901 г., Норвегия находилась в унии со Швецией (до 1905 г.), не могла вести самостоятельной внешней политики и потому, как считалось, ее парламент мог быть более объективным. (Заметим, что при мирном отделении Норвегии пост главы государства был первоначально предложен Ф.Нансену, но он отказался и привез в Осло датского принца Карла, провозглашенного королем Хоконом VII. Статут присуждения премий после обретения Норвегией независимости не изменился, хотя, конечно, роль посторонних факторов существенно возросла.)

Премию вместо А.Д.Сахарова получала и положенную речь произносила в Осло его жена и соратник по правозащитной деятельности Елена Георгиевна Боннэр, сумевшая выехать несколько раньше по медицинским причинам в Италию. По-видимому, это был второй случай, когда лауреату было запрещено самому присутствовать на церемонии: в первый раз премию заочно выдавали Карлу фон Оссецкому, находившемуся в гитлеровском концлагере...

А.Д. с удовольствием показывал диплом и медаль, с легкой улыбкой слушал, как Е.Г. рассказывала о всех деталях церемонии, и было видно, что ему нравилось все, что она делала в Осло и потом, на всех приемах, которых он сам был лишен. Мы все - коллеги-физики, уверенные в его научной гениальности, в особенности радовались такому признанию его заслуг, основанных как на личной смелости и бескомпромиссности, так и на исключительном аналитическом таланте ученого. (Со стыдом должен признаться, что я как-то пытался убедить А.Д. - это было до присуждения премии - что он, один из величайших интеллектов эпохи, напрасно тратит свое время, отрывает его от науки: советский строй и всесилие КГБ, мол, сверхустойчивы, а в физике столько проблем, которые только ему по плечу!)

Авторитет Нобелевских премий мира стоял тогда необычайно высоко: это было как бы свидетельство присоединения лауреата к сонму бессмертных!

Не прошло и 20 лет, как престижу премии был нанесён сокрушительный удар: Премию мира за 1994 г. присудили Я.Арафату (половина суммы), И.Рабину и Ш.Пересу (по четверти). Фактически авансом - разве можно было в 1994 году говорить о мире на Ближнем Востоке? Только в дурном сне, только на новоязе Оруэлла или Хаксли можно было назвать Арафата, закоснелого убийцу и террориста, миротворцем!

Думаю, что если А.Д.Сахаров был бы жив, он отказался бы от звания лауреата, чтобы не числиться впредь в одном списке с Арафатом!

Такие соображения стали особенно весомыми после начала очередной "интифады", приведшей к многочисленным, как некогда выражался Ш.Перес, "жертвам мира", к убийствам детей и мирных граждан. Но что делать? Ведь не хватит же смелости у Нобелевского комитета дезавуировать собственное решение?

Значит, нужно заставить его это сделать. А заставить парламент демократической страны признать собственную ошибку может только народ, делегировавший ему свои права. Как же обратиться к народу? В современной конституционной монархии совесть народа олицетворяет король, поэтому нужно попытаться именно ему объяснить ситуацию, именно он может и должен призвать парламент к изменению неправедного решения, к снятию позора со своей страны.

Такие мысли возникли и у наших коллег, Мирона Амусья и Менахема Циндлехта. Мы составили обращение к королю, послали в посольство Норвегии и стали распространять его среди коллег и знакомых во многих странах, прося подписать и послать в соответствующие посольства.

Этим мы исполняли свой долг не только перед памятью безвинно погибших жертв террора, но и долг памяти великого ученого и гуманиста Андрея Дмитриевича Сахарова.

Вот русский текст обращения:

*

ЕГО ВЕЛИЧЕСТВУ ХАРАЛЬДУ V, КОРОЛЮ НОРВЕГИИ

Ваше величество,

Ваша страна на протяжении вот уже ста лет проводит один из самых знаковых актов современности - выбор лауреатов Нобелевской премии мира.

В таком элитарном выборе неизбежно присутствует некоторая субъективность и немало достойных людей остаются без нобелевских лавров, но до недавнего времени не было лауреатов, о самом факте выбора которых можно было сожалеть.

Список, в который входили Ф.Нансен, К. фон Оссецкий, А.Швейцер, Мартин Лютер Кинг, А.Д.Сахаров, мать Тереза, действительно представлял собою список "Совести человечества". А заслуги Т.Рузвельта, В.Вильсона, А.Бриана, Ф.Б.Келлога, Р.Банча, Д.Хаммаршельда и др. в прекращении войн и установлении мира - несомненны.

И вот ТАКОЙ список замаран именем Я.Арафата, перманентного террориста, фактически убийцы, нечистоплотной во всех отношениях фигуры!

Да, в какой-то момент многим идеалистам показалось, что кровавое прошлое уходит, что можно начать перековывать мечи на орала, строить Новый Ближний Восток... Казалось даже, что жертвы Холокоста были не напрасны и купленное ценой их жизни крохотное еврейское государство может мирно сосуществовать с соседями...

Но утопия осталась утопией, а единственное сохраняющееся ее свидетельство - лавровый венок, полученный в Осло, - украшает голову убийцы, служит ему пропуском в самые высокие кабинеты и прикрывает совершаемые под его руководством убийства.

Прискорбно, что премия, присужденная в момент эйфории, до сих пор сохраняет имя Арафата, обесценивая авторитет этой высшей международной награды...

Нам дорога каждая человеческая жизнь, мы не приемлем террора ни в каком виде. Опыт прошедшего века показал, насколько изощренным может быть его идеологическое, религиозное или псевдо-этническое прикрытие и сколько честных людей могут быть на какой-то срок обмануты его риторикой. Этот же опыт не должен позволить людям отгораживаться от того, что происходит не в их регионе, не на их улице, не с ними.

Люди начинают это осознавать - жители Нью-Йорка требуют, чтобы его восковая фигура была выкинута из городского музея или перенесена в зал, где помещено изображение Аль Капоне... И это только начало, процесс пошел!

Остановить Арафата - дело не только израильтян. Его "теория" и практика - это по сути дела попытка обратить свое узкоэгоистическое движение в религиозную войну. Люди, сохраняющие историческую память, помнят к чему приводили эти войны и должны поэтому понять к каким последствиям в современном мире может привести попустительство таким "вождям". Мы не хотим, чтобы ХХI век повторял ошибки ХХ века и даже Средневековья.

Немалую долю в развенчание террористов может внести Норвегия, открыто признав допущенную некогда ошибку.

Просим Ваше величество инициировать в Парламенте Норвежского королевства процедуру исключения имени Арафата из списка Нобелевских лауреатов как минимизацию той ошибки.

*

(Английский текст, прилагаемый ниже и предлагаемый для подписи и рассылки, несколько отличается от русского.)

Таким образом, мы пустили это обращение, еще в середине 2001 г. - до терактов 11 сентября, - в свободное плавание, как бы запечатали в бутылки и бросили в мировой океан: авось кто-нибудь выловет и сумеет эффективно использовать - письмо, напосредственно посланное королю, вряд ли преодолеет бюрократические рогатки.

Но оказывается и такие "бутылочные" обращения могут стать действенными: повезло тому письму, которое проф. М.Я.Амусья послал в Мехико проф. И.Каплану-Савицкому, а тот, помимо отправки в норвежское посольство, передал его проф. И.Б.Берсукеру, физико-химику в Университете Техаса в Остине. (Все, как видите, "наши" иммигранты.)

И вот письмо Берсукера, после контрольного звонка норвежского журналиста Тора Странда, было опубликовано в норвежской печати 4 декабря 2001 г. как раз вовремя, по-видимому, чтобы заставить МИД Норвегии неофициально предупредить Арафата о "нежелательности" его приезда в Осло на общее юбилейное собрание лауреатов.

Нам представляется, что распространение и популяризация этого "неофициального" решения - первый шаг к ликвидации нобелевского ореола, который все еще имеется у Арафата и который так мешает официальному признанию его во всем мире истинным террористом номер 1.

Поэтому все еще актуальными представляются дальнейшие шаги в таком же направлении и, в частности, продолжение "лавины" писем королю Норвегии и/или в норвежские СМИ. С этой целью прилагается в качестве возможного варианта письма (или непосредственно для рассылки) английский текст посланного нами обращения. (Помещено также на сайте журнала "Вестник" www.vestnik.com и русскоязычном сайте Аналитической группы МАОФ http://rjews.net/maof/)

*

Open Letter to HIS MAJESTY HARALD V, KING of NORWAY

Your Majesty,

For about a century Norway has had the privilege to conduct one of the most important and remarkable acts of contemporary social life: she elects the Nobel Laureates for Peace.

The list of Laureates that include Fridtjof Nansen, Carl von Ossietzky, Albert Schweitzer, Martin Luther King, Andrey D.Sakharov, Mother Teresa is indeed a list that represents the Conscience of the Mankind. The merits of Theodore Roosevelt, Woodrow Wilson, Aristide Briand, Frank B.Kellogg, Ralph Bunche, Dag Hammarskjold and others in stopping wars and establishing peace are indisputable.

In such an elite choice some subjectivity is inevitable and a number of well-deserved people are without Nobel laurels. On the other hand, none of the Nobel Laureates who have been chosen until recently have demeaned the high prestige associated with this selection, nor have they cheapened the world esteem, which accompanies the receipt of a Nobel award. However such a list is stained by the name of Yasir Arafat, a confirmed terrorist, murderer, liar and manipulator!

It is true that at some moment many idealists believed that his bloody past would go away and that he is the one who can turn swords into ploughshares and start to build the New Middle East. It seemed that the Holocaust victims were not sacrificed uselessly and that the tiny Jewish state bought by their lives would be able to co-exist peacefully with her neighbors...

Alas, the dream remained a dream, and the only preserved remnant of this is the Laurel Garland received in Oslo, which decorates the head of a criminal. It helps him project an image of a progressive statesman, opens to him the doors of palaces and the residences of heads of states, and in fact justifies murders committed under his orders and leadership. Natural condemnations by the world community of all the despicable things committed under Yasir Arafat's leadership are essentially restrained by his Nobel Laureate's title.

Y.Arafat is not only a misfortune for Israel, he is the greatest disaster for his own people, two generation of whom he doomed to poverty and shameful terrorist activity. It should also be noted that while cheating his people and blocking their economic progress he has managed to amass quite a fortune for himself.

Every human life is infinitely valuable and terror today is unacceptable in any of its manifestations. But the past experience of mankind shows how sophisticated the ideological, ethnic or religious covers of the terror sometimes are and how many honest people can be temporarily deceived by terrorist rhetoric. This same experience must teach honest and worthy people not to separate themselves from what is going on outside of their region, state or street. This is why we deeply believe that stopping Yasir Arafat and his gangs is not only Israel's duty. It is a severe necessity for the whole civilized world. In this context Norway can play a prominent role in the fight against terrorism.

Your Majesty, you personify the proud spirit and the noble heart of the Norwegian people and therefore we ask you, i.e. all Norway to initiate in the Storting and its Nobel committee the necessary procedure to remove Arafat's name from the list of Nobel Peace Laureates.

*

Под письмом укажите (по-английски) своё имя, фамилию, адрес и телефон.

Адреса, телефоны, факсы, email'ы, по которым имеет смысл рассылать это письмо:

Royal Norwegian Embassy, 40 Einstein Street, Canion Ramat Aviv, 13th floor, 69101 Tel Aviv, Israel. P.O. Box 17575, 61175 Tel Aviv, Israel Tel: +972 3 744 1490. Fax: +972 3 744 1498. E-mail:emb.telaviv@mfa.no

Royal Norwegian Consulate General, New York 825 Third Avenue, 38th Floor, New York, NY 10022-7584 Tel: (212) 421 7333 Fax: (212) 754 0583 E-mail: cons.gen.newyork@mfa.no

Royal Norwegian Embassy, 2720 34th Street NW Washington, DC 20008 Tel: (202) 333-6000 Fax: (202) 337-0870 Ambassador Knut Vollebжk

Minister Counselor for Political Affairs: Mr. Terje Hauge Phone: (202) 944-8960 E-mail: hauge@norway.org

Газеты в Интернете:

THE NORWAY POST editor@norwaypost.no

Nordlys hans.kristian.amundsen@nordlys.no

NETTAVISEN FORSIDE odd.harald.hauge@nettavisen.no

VG Nett Hovedsiden torry.pedersen@vg.no

Aftenposten Nettutgaven sverre.amundsen@aftenposten.no

Также в Интернете сборы подписей за отзыв Нобелевской премии мира у Арафата

http://www.revoketheprize.org/ http://www.deprizearafat.com

Марк Перельман, профессор (Израиль)


ЕЩЁ ОБ И.Р. ГРИГУЛЕВИЧЕ

С большим интересом прочитал в 25-м номере вашего журнала статью Георгия Чернявского об Иосифе Григулевиче. Однако мне хотелось бы уточнить некоторые положения статьи Чернявского и сделать небольшое дополнение о деятельности Григулевича в Аргентине в годы второй мировой войны и привести фрагменты из воспоминаний о нем.

Автор одной из статей о И.Григулевиче ("Мигель, он же Григ, он же Лоуренс Советский") Марина Латышева эпиграфом взяла слова Григулевича: "После моей смерти пишите обо мне все, что знаете и что хотите".

Действительно, люди близко и хорошо знавшие Григулевича, неоднократно отмечали его любовь к мистификации и зачастую не знали, что в его беседах является правдой, а что вымыслом. В первую очередь, это касается его национальной принадлежности. По данным архива Митрохина, в личном деле Григулевича записано, что по национальности он литовский еврей. О его еврейском происхождении писал в своих воспоминаниях бывший начальник секретной службы национальной безопасности Мексики генерал Санчес Салазар. Именно он расследовал обстоятельства неудавшегося покушения на Троцкого в мае 1940 года. Санчес сумел найти и арестовать всех участников этого покушения, кроме его организатора "Фелипе". Это был псевдоним Григулевича в то время. Недавно была опубликована статья Александра Кузьмичева "Иосиф Григулевич - разведчик, ученый, писатель". В ней утверждается, что в 1952 году Григулевич был внезапно отозван из Ватикана на основании приказа Берия об отзыве всех нелегалов, в жилах которых текла еврейская кровь. С другой стороны, в "Очерках истории Российской внешней разведки", первые три тома которой вышли под редакцией академика Примакова, в редакционном примечании к одной из статей о Григулевиче утверждается, что по национальности он литовский караим. Это же самое утверждается в книге Колпакиди и Прохорова "Спецоперации советской разведки". В пространном интервью ответственного секретаря редакции журнала "Латинская Америка" И. Шатуновской с Григулевичем есть такая фраза: "Я как-то спросила его, какой он национальности, полагая, что еврей. Он отверг это. Впоследствии я видела его анкеты - он караим". Так что вопрос о национальной принадлежности Григулевича, как мы видим, спорный.

О научной деятельности Григулевича неоднократно писалось в ряде журналов, например, таких как "Латинская Америка" ( в 1973, 1979, 1983 и 1993 гг. ) "Новая и новейшая история" ( 1983 г. ), "Советская этнография" ( 1989 г.). Из некрологов Григулевича следует, что после отзыва из-за границы он не работал в Высшей партийной школе, а непродолжительное время служил в Госкомитете по культурным связям с зарубежными странами, затем перешел в институт этнографии АН СССР, где и проработал до конца жизни. Престижную квартиру на Кутузовском проспекте получил за два года до смерти, а долгое время вместе с женой и дочерью ютился в небольшой двухкомнатной квартире на Bторой Песчаной улице.

Диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук Гругулевич защитил по своей монографии "Ватикан. Религия. Финансы и Политика" в 1957 году ( автором книги значился Лаврецкий - это девичья фамилия его матери Надежды Лаврецкой), а докторскую диссертацию защитил опять же по своей монографии "Культурная революция на Кубе" в 1965 году. Эти небольшие замечания никоим образом не умаляют достоинств статьи Георгия Чернявского, а только уточняют ее.

В вышеупомянутых "Очерках истории Российской внешней разведки" Иосифу Григулевичу посвящены три статьи и, как уверяет их автор Л.Воробьев, кроме официальных материалов он использовал и неопубликованные мемуары Григулевича. Один из очерков называется "Вдали от линии фронта, в Южной Аргентине". Все, о чем будет сказано ниже, базируется на этом очерке и воспоминаниях бывшего начальника латиноамериканского направления КГБ Леонова, который тесно дружил с Григулевичем.

После неудачного покушения на Троцкого мексиканская полиция выловила всех его участников, кроме руководителя. На основании их показаний был составлен фоторобот Григулевича, который опубликовали во многих газетах, и ему пришлось глубоко затаиться. Григулевич с помощью грима значительно изменил свою внешность, но чувствовал, что полиция идет по его следам и укрылся в частной клинике для душевнобольных. В своих неопубликованных воспоминаниях Григулевич писал: "Хотя я вел себя в этом заведении как обычно, никого из себя не изображал, ни обслуживающий персонал, ни мои "коллеги" - душевнобольные, к большому удивлению, нисколько не сомневались, что я стопроцентный псих. Сначала это меня удивляло и забавляло, а потом стало смущать и беспокоить: как бы не задержаться здесь излишне долго..."

Григулевич сумел добыть заграничный паспорт и получить транзитную кубинскую визу. Прожив несколько месяцев на Кубе, он в конце декабря 1940 г. перебрался в Аргентину, обосновался там, и в июле 1941 получил задание организовать диверсионную работу по срыву снабжения немцев стратегическим сырьем из Южной Америки. Это была задача со многими неизвестными. Надо было найти людей, которые смогли бы это сделать, организовать производство средств для диверсий и выяснить - какое именно стратегическое сырье вывозится из Южной Америки в Германию, и как оно туда попадает.

Оказалось, что основным сырьем является натриевая селитра, используемая для получения взрывчатых веществ. Кроме этого, немцы покупали в больших количествах зерно, индустриальные масла, хлопок, табак и различные виды продовольствия. Большинство этих грузов направлялись в Германию на судах, плавающих под нейтральными флагами Португалии, Испании, Швеции из Буэнос-Айреса, наиболее оборудованного порта Аргентины. Григулевич сумел организовать диверсионную группу, в которую вошли люди, знакомые ему по гражданской войне в Испании, эмигранты украинского происхождения и аргентинцы. Были разработаны и взрывные устройства. В Аргентине тогда была довольно значительная немецкая колония, и штаб-квартирой нацистского пропагандистского центра был большой книжный магазин в центре Буэнос-Айреса. Именно из этого магазина распространялись по всей Латинской Америке периодика и литература фашистского толка. Взрывное устройство было подложено в склад этого магазина. Оно, как и предполагалось, взорвалось ночью, склад был полностью уничтожен в результате сильного пожара. Экономический ущерб оценивался в 25-35 тысяч американских долларов, и фашистская пропаганда на долгое время была прекращена. Затем последовал взрыв склада, где содержалось 40 тысяч тонн селитры. К 1943 году вывоз селитры в Германию значительно уменьшился. После этого взрывные устройства стали подкладываться в трюмы судов с грузом для Германии, и пожары в большинстве случаев возникали в открытом море. Из отчетов Григулевича центру известно, что было изготовлено 140-170 этих зажигательных устройств, имеется список 14 судов, на которых вспыхнули пожары. Несколько взрывов и пожаров произошло в период разгрузки. В 1944 году В Москве стало известно, что Гругулевич попал в поле зрения аргентинской полиции, и ему приказали свернуть диверсионную деятельность и покинуть Аргентину. Как оказалось, вовремя. Сразу после его отъезда произошел взрыв в подпольной мастерской, где изготавливались взрывные устройства.

После войны Григулевич оказался в Мексике, а затем в Италии.

Для характеристики Григулевича как человека весьма интересны воспоминания его дочери Романеллы-Надежды: "Отец совершенно не выносил скуки, и говорил, что человеку можно простить все, кроме занудства. Он ненавидел всякие собрания, заседания и прочие советские мероприятия, считая их пустой тратой драгоценного времени. В институте этнографии его частенько выбирали председателем партсобрания, так как под его чутким руководством оно больше получаса не продолжалось...

Как я узнала, что мои родители разведчики? Да они никогда это и не скрывали от меня. Отец, добродушно подшучивая над мамой, часто говорил об этом. И мама считала, что скрывать что-то от детей - глупо. Рано или поздно все обнаружится и будет только хуже.

Приехав в Советский Союз, он остался без средств к существованию. Родное ведомство выставило его на улицу. К счастью, это были уже 50-е, а не 30-е и даже не 40-е годы. Отец никогда не скулил и просто делал все, что в его силах, чтобы выйти из трудного положения. Система, выкинув его из своих рядов, на каком-то этапе по-своему оказала ему услугу. Он смог в полной мере реализовать свой талант ученого и писателя. Не говоря уже о том, что конформистом он никогда не был, смело спорил и отстаивал свое мнение, невзирая на лица, и представить его в славных рядах тогдашнего МГБ-КГБ мне достаточно трудно. Все это не означает, что отец был диссидентом или состоял в оппозиции к режиму. Просто он не мог выносить всей тупости, волокиты и бюрократии, которыми была опутана жизнь всех мало-мальских активных людей в известные годы. В душе он оставался преданным коммунистической идее, как и большинство людей его поколения. Когда я спорила с ним, ссылаясь на свой скромный опыт студенческого зеленого движения, то он всегда говорил, что это "тявканье из подворотни" . Теперь-то я понимаю, что он просто боялся за меня."

До сих пор ФСБ России отказывается давать какие-либо комментарии ко многим опубликованным фактам о деятельности Григулевича. Из воспоминаний Леонова следует, что в Ясеневе, где располагалось ранее Первое Главное управление КГБ, есть кабинет чекистской славы, что-то вроде музея разведки. В двух довольно больших залах, где хранятся обычные музейные экспозиции, Григулевичу посвящены доска славы и полстенда. Приглашенный в этот музей Григулевич остался весьма доволен оценкой его разведывательной деятельности.

После избрания Гругулевича член-корреспондентом АН СССР ему приходилось давать многочисленные интервью. Вот как начинались некоторые из них: "Я родился в Вильно, там закончил литовскую гимназию, единственную, которая была в этом городе. А в 30-м году попал в тюрьму, ибо за плечами уже была деятельность в Коммунистической партии Западной Белоруссии, в ее Литовском бюро. В тюрьме сидел одно время с белорусским поэтом Максимом Танком - он написал об этом в своих воспоминаниях ( М.Танк - народный поэт Белоруссии, академик АН БССР, И.К.). Максим говорил мне, когда мы встретились впоследствии: "Я тебе многое простил, но одного не могу: ты говорил нам, когда Гитлер пришел к власти, что он останется у власти только три месяца. А сменит его Эрнст Тельман. И мы тогда дураки тебе поверили." Это лишнее доказательство того, что Григулевич, как минимум в начале своей деятельности, был идеалистом, свято верившим в коммунистические догмы.

Близкие друзья Григулевича вспоминают, как он был огорчен, когда его вышвырнули из разведки - в первую очередь тем, что его глубокие знания о Латинской Америке остаются невостребованными. Однажды ему позвонил крупный партийный чин из ЦК КПСС, вежливо осведомился о самочувствии, о жизни, и предложил "переговорить по очень важному делу". Григулевич обрадовался - наконец-то о нём вспомнили - и спросил, когда и куда подъехать. Владелец вальяжного голоса, однако, приехал сам. "Иосиф Ромуальдович, - обратился он к Григулевичу, - я знаю ты очень много пишешь, у тебя много денег. Дай мне 25 тысяч рублей взаймы"...

После этого случая Григулевич в значительной мере разочаровался в руководстве партии. Кстати сказать, в Академию наук Григулевич был избран не как крупнейший в стране латиноамериканист, а как религиовед по разделу "История религии и церковь".

Он хорошо знал, что руководитель отделения истории академик Б.Рыбаков на дух не выносил его, а именно от Рыбакова во многом зависело избрание. Григулевич выяснил, где обычно Рыбаков проводит отпуск, достал путевку в тот же пансионат и познакомился там с супругой Рыбакова, пожилой женщиной московских дворянских кровей. Что-что, а уж располагать к себе Григулевич умел превосходно. Он всегда находил общий язык как с простым крестьянином или солдатом, так и с утонченным аристократом или интеллектуалом. Через неделю знакомства Рыбакова уже не могла и дня прожить без Григулевича. Установились превосходные отношения и с её мужем. До выборов в академию оставалось несколько месяцев, и пришлось Григулевичу раз в неделю посещать приемы у Рыбаковых и на этих, как он выражался, "посиделках" "подпевать хору старорежимных" друзей хозяина и с омерзением поедать малосъедобные пироги. Зато результаты выборов превзошли самые оптимистические ожидания. Продолжались ли эти визиты после выборов, нам неизвестно.

Илья Куксин (Чикаго).


Дорогая редакция !

Только из-за невероятной скромности Бориса Кушнера я с опозданием узнал о его 60-летнем юбилее.

О том, что Борис - крупный математик, я знаю от некоторых его коллег, но сам об этом судить не могу. А вот о том, что он - один из самых значительных современных поэтов, мне не раз приходилось высказываться в печати и отнюдь не по юбилейным поводам. Благодаря личной дружбе с Борисом я имел возможность читать сотни его неопубликованных стихов, и я не устаю восхищаться напором и мощью его поэтического таланта. Впрочем, это видно и по той сравнительно небольшой части им написанного, что вошла в его поэтические книги и журнальные подборки. В стихах Бориса поражает отточенность поэтической техники, гармоничное сочетание мысли и чувства, национального и вселенского начал.

Борис открыт миру, он живо реагирует на все, что видит и слышит вокруг себя - будь то снегопад, поездка в Иерусалим или трагедия подлодки "Курс", Всемирного Торгового центра. Однако даже такие стихи-отклики Бориса Кушнера меньше всего похожи на выполнение социального заказа, чем в пресловутую советскую эпоху грешили многие поэты, видя в этом возможность напечататься в "Правде" или другом официозе и вообще угодить начальству. "Социальный заказ" Бориса - это наказ его отзывчивого сердца.

Борис глубоко чувствует трагизм человеческого бытия, вызванного ограниченностью наших земных сроков. Особое место в его творчестве занимает тема Холокоста. Пепел шести миллионов уничтоженных нацистами евреев стучит в его сердце. Его поэзия религиозна в лучшем случае этого слова, и вместе с тем в ней сильны богоборческие мотивы, потому что Борис не может мириться с фундаментальными несправедливостями мироустройства.

Но, может быть, самая примечательная черта поэзии Бориса Кушнера - это полное отсутствие в ней мелких чувств. В его стихах не найдешь не малейшего следа себялюбия, зависти, мстительности, стремления свести с кем-то счеты. А это уже говорит о том, что Борис Кушнер - не только крупный поэт, но крупный человек.

Я хочу присоединить свой голос ко всем, кто поздравил Бориса с юбилеем и пожелать ему новых успехов в его многогранной деятельности математика, поэта, педагога, историка, публициста.

Семен Резник (Вашингтон).


КОНФЕРЕНЦИЯ БЫВШИХ ОТКАЗНИКОВ И УЗНИКОВ СИОНА В МОСКВЕ

Атмосфера свершившегося чуда царила в залах Московского еврейского общинного центра федерации еврейских организаций России (ФЕОР) 18-19 декабря 2001 года. Около 200 бывших отказников, узников Сиона, активистов еврейского национального движения 1960-90-х годов собрались здесь, чтобы отметить 25-летие со дня разгона КГБ известного московского подпольного семинара по еврейской культуре, организованного присутствовавшими в зале Вениамином Фейном и Виктором Фульмахтом, приехавшими из Израиля. Руководство ФЕОРа сделало все, чтобы превратить международную конференцию "Евреи молчания - евреи триумфа. Советское еврейство: вчера, сегодня, завтра" в праздник торжества еврейского духа, солидарности и свободы. В зале - герои еврейского сопротивления: Иосиф Бегун, Юлий Эдельштейн, Юлий Кошаровский, Юрий Штерн, Иосиф Зиссельс, Яков Сусленский, вице-спикер Кнессета Михаил Нудельман, известные долгосрочные отказники и активисты алии, первые учителя иврита, лидеры многих еврейских организаций и общин России. Рядом с ними - руководители еврейских организаций Израиля (в том числе, самой крупной общественной и благотворительной организации новоприбывших - основанного еще в 1988 году Натаном Щаранским Сионистского Форума), лидеры ряда общественных организаций США, послы США, Израиля, Великобритании, руководители двух важнейших американских еврейских организаций Union of Councils for Jews in the FSU (UCSJ) and National Conference for Jews in the FSU (NCSJ) Мика Нафталин, Джерри Гудман, Шая Френкель, внесшие колоссальный вклад в дело освобождения советского еврейства.

Присутствовавшие с благодарностью вспоминали также Памелу Коэн, Линн Зингер, Шошану Кардин, Глена Рихтера, Джэкоба Бирнбаума (США), Женю Интратор и Ирвина Котляра (Канада), Комитет 35-ти во главе с Ритой Экер и Маргарет Ригел (Великобритания), Комитет 15-ти (Франция) и многих других, которые сумели организовать западное общественное мнение, законодательную и исполнительную власти в США и других странах в поддержку права советских евреев на свободный выезд. Прозвучала великая благодарность покойному сенатору Генри Джексону и бывшему сенатору Френку Лаутенбергу за их вклад в защиту советских евреев.

Конференция в Москве началась сразу же после завершения праздника Хануки. И это символично - также как и тогда несколько тысяч еврейских храбрецов победили оснащенный новейшим вооружением и сильнейшим репрессивным аппаратом советский режим. Произошло чудо. Конференция бурно аплодировала словам главного раввина Берл Лазара о том, что свечи ханукальной меноры горели на Лубянской площади в Москве. А в зале были люди, пробившие брешь в "железном занавесе". В своей книге "История инакомыслия в СССР" (Вашингтон, 1984; Москва, 1992, 2001) Председатель Московской Хельсинской Группы (МХГ) и Президент Международной Хельсинской Федерации Людмила Алексеева отмечала, что "эта первая брешь была большим достижением, одержанным благодаря жертвенности и энтузиазму сионистов из СССР и огромным усилиям международных еврейских организаций". Еврейское движение стало частью диссидентского правозащитного движения в СССР, такая коалиция обусловила наступление эры "перестройки и гласности" и конец "империи зла". Об этом проникновенно говорил в своем приветственном слове известный диссидент и узник совести отец Глеб Якунин.

Выступавшие вспоминали и другие акции протеста и семинары отказников - научный, юридический, несколько религиозных и культурных, первое подпольное общество дружбы Израиль-СССР, движение женщин "За выживание в отказе", Комитет по мониторингу УВИРа, первую открытую международную конференцию "Свобода передвижения для всех" 1989 года и другие инициативы отказников в борьбе за освобождение из "плена красного фараона". Было принято решение составить и издать книгу об отказниках и их борьбе с включением наиболее важных докладов еврейских семинаров 1970-80-х годов.

Конференция заслушала ряд интересных выступлений, в том числе доклад Юрия Штерна "Историческая миссия русского еврейства", Вольфа Московича "Русская община в Израиле. Культурная идентификация", Леонида Прайсмана "Историческая общность российского еврейства в современном мире", раввина Зеева Вагнера "Патриотизм и космополитизм русского еврейства", Валерия Энгеля "Основные объединительные идеи русско-еврейских общин в ХХ1 веке", Иосифа Бегуна "Израиль и диаспора, старые проблемы в новое время" и многие другие. Конференция также обсудила идею создания международной еврейской организации Всемирного конгресса русского еврейства" (ВКРЕ).

Как известно, было уже несколько попыток создать международную организацию бывших советских евреев, иммигрировавших в другие страны. Возможно, что отсутствие сильной объединяющей идеи помешало этим попыткам реализоваться. Сегодня, по нашему мнению, - и я по поручению Совета директоров ассоциации выступал с этими предложениями на конференции и был поддержан большинством участников, - главными целями такого международного объединения должны быть безопасность Израиля и поддержка борьбы с международным терроризмом. Я намеренно объединил эти вопросы и считаю, что они должны решаться вместе. При таком подходе мы сумеем избежать двойного стандарта в оценке явлений и в разработке стратегии нашей деятельности.

На конференции еще и еще раз было подчеркнуто, что мы - единый народ, и в этом наша сила. Ни одному фараону - ни красному, ни коричневому, в кителе, в кепке или с тряпкой на голове - не удавалось еще победить евреев, особенно там, где они были объединены.

*

Ниже приводится полный текст принятой Конференцией в Москве 19 декабря 2001 года Декларации о намерениях русско-еврейских общин и организаций России, Украины, Израиля и США:

Принимая во внимание:

культурную и историческую общность бывших советских евреев;

наличие организованных общин евреев-выходцев из бывшего СССР в целом ряде стран мира;

существование общих проблем, связанных с развитием еврейского образования,

культуры и традиции в общинах диаспоры;

необходимость объединения усилий для политической поддержки Израиля,

США и России в их борьбе с международным терроризмом

Мы, представители Федерации еврейских общин России, Конфедерации еврейских общин Украины, Сионистского форума советского еврейства (Израиль), Американской ассоциации евреев из бывшего СССР (США), пришли к следующему соглашению:

Создать международную еврейскую организацию - Всемирный конгресс русского еврейства (World Congress of Russian Jewry).

Определить, что основными целями и задачами Конгресса являются информационный обмен, реализация культурных, образовательных и религиозных программ в русско-еврейских общинах по всему миру, а также политическая поддержка Израиля, США и России в их борьбе с международным терроризмом.

Наделить будущую организацию представительскими полномочиями.

Определить, что Всемирный Конгресс Русского Еврейства является организацией, открытой для всех русско-еврейских организаций и общин во всех странах мира.

Создать рабочую группу для подготовки проекта учредительных документов, а также подготовки учредительного съезда будущей организации в мае 2002 года.

Подписи: РОССИЯ - президент ФЕОР Михаил Глуз; УКРАИНА - председатель ВААД Иосиф Зиссельс; ИЗРАИЛЬ - президент Сионистского форума советского еврейства Михаил Нудельман; США - президент Американской ассоциации евреев из бывшего СССР Леонид Стонов.

Руководителем рабочей группы по этому вопросу является Валерий Энгель, исполнительный директор ФЕОР. О согласии Вашей организации (название, фамилии руководителей, координаты) присоединиться к Всемирному конгрессу просьба сообщить Валерию Энгелю (E-mail EVV@HOMELINE.RU; FAX 011-7-095-2313031) и Леониду Стонову (E-mail LSTONOV@AMERITECH.NET; FAX 1-847-433-5530).

Леонид Стонов,
президент Американской ассоциации евреев из бывшего СССР и международный директор UCSJ Бюро по правам человека и соблюдению законности в бывшем СССР.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 1(286) 2 января 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]