Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 1(286) 2 января 2002 г.

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

ДАВАЙТЕ ЛЮБИТЬ РОБОТОВ?

В одном из моих самых любимых мюзиклов "Моя прекрасная леди" профессор Хиггинс с искренней досадой и недоумением задает вопросы: "Почему женщина не может быть такой же, как мужчина?" и "Ну почему же женщина не может быть так же совершенна во всех отношениях, как я?" Конечно же, эти вопросы звучат более, чем наивно. Зрителей приглашают посмеяться над Генри Хиггинсом, что они обычно и делают.

А вот еще один весьма наивный вопрос, хотя и гораздо более серьезный. Несколько лет тому назад я выступал с лекцией о Холокосте перед группой подростков 12-13 лет, которые готовились отмечать свои бар- и бат-мицвы. Одной девочке явно не терпелось что-то меня спросить, и, когда я дал ей слово, прозвучал следующий вопрос: "Вот Вы сказали, что люди в гетто голодали. Я не понимаю, почему же они не могли позвонить и заказать пиццу?"

Девочка задала свой вопрос без тени иронии. Просто ей, в общем-то неглупому подростку из благополучной семьи, невозможно было даже себе представить, что бывают ситуации, когда телефоны, пиццерии и все остальные блага, воспринимаемые ею как данность, могут быть недоступны. Вопрос ее воистину наивен, но, к моему глубокому огорчению, большая часть - возможно большинство - американцев никогда даже не задумывались о том, что жизнь людей в других социальных устройствах, может быть, слегка перефразируя Хиггинса, совсем не "так же совершенна во всех отношениях, как наша..." Мировоззрение и система ценностей этих людей могут фундаментально отличаться от наших, то, что нам кажется нормальным, для них может считаться абсолютной аномалией и наоборот.

"Простаки за границей" Марка Твена по крайней мере были за границей. Большинство американцев никогда не выезжают за пределы США, а те, кто выезжают, в основном, не отрываются от своего окружения, т.к. едут по туристическим маршрутам или в круизы в кругу своих англоязычных соотечественников, пребывая в условиях, к которым они привыкли как психологически, так и физически. Они возвращаются из путешествий убежденные, что народы мира "такие же, как мы; они могут быть победнее, могут говорить на странном языке, могут носить странную одежду, но все-таки они воспринимают окружающий мир, в основном, так же, как мы".

Мне бы хотелось, что это было правдой. Но это неправда. Вот если бы можно было каждого американца заставить пожить на правах коренного жителя неделю-другую в России, Африке, Южной Америке, исламском мире. Может, тогда они поймут, что не всегда пиццу можно заказать по телефону, что не всегда туалет находится в доме, что не всегда вода сама собой течет из крана, а свет включается щелчком выключателя. А еще более важно, что не всегда возможен конструктивный диалог, даже если собеседники говорят на одном и том же языке.

Задуматься обо всем этом меня заставила опасная наивность людей, чьи письма постоянно публикуются в рубрике "письма к редактору" ведущих американских газет, чьи выступления звучат на передачах различных радио "talk shows", чьи электронные послания я получаю ежедневно в количестве не менее 5-6 штук. Я также удивляюсь, почему голливудские звезды повсеместно делятся своими еще более наивными мнениями, в полной уверенности, что их известность дает им право быть экспертами в международных отношениях. Эти люди взывают к идее замены насилия любовью и пониманием, считая, что именно любовь и понимание - ключ к победе над терроризмом, враждебностью, войнами и прочими "злыми силами". Они обычно не вдаются в подробности и готовы всё сводить к максиме: "достаточно ко всем относиться с любовью, и тогда автоматически проблемы решатся сами собою".

Мне хотелось бы знать, неужели эти пропагандисты добра и любви действительно верят в то, что, если бы пассажиры самолетов, захваченных террористами 11 сентября, объяснились бы этим самым террористам в любви, те бы разрыдались от умиления и поняли, как они были неправы, пытаясь насилием решить волнующие их проблемы?

А еще мне хотелось бы знать, хотят ли эти пропагандисты добра и любви также отменить полицию? Жертвы могут сами разбираться с ворами, грабителями и насильниками, обезоруживая их любовью и сочувствием. В конце концов, при отмене насилия и введении любви как глобального средства коррекции всех проблем и в семьях все пойдет по-другому, и соседи будут жить в мире и дружбе.

Я прошу пропагандистов любви и непротивления насилию простить меня, не сомневаюсь, что вы полны благих намерений, но иначе, как наивными, я вас назвать не могу. Если бы нацисты оккупировали Индию во время Второй мировой войны (что было вполне вероятно), Ганди и его последователи погибли бы сразу же после первой попытки применить свою тактику ненасилия, которая сработала с британцами.

Американское общество (за исключением тех, кто не согласен с большинством) считает само собой разумеющимся верить в то, что все люди должны придерживаться основополагающих правил, а именно: надо помогать попавшим в беду, нужно делиться с теми, у кого меньше, чем у тебя, нельзя мучить животных, нельзя издеваться над инвалидами. В основе мировоззрения американского общества лежит принцип, что цивилизованная беседа, разумный компромисс и резонная аргументация всегда приведут к желаемому результату.

Мы живем в обществе, где принято осуждать жестокость, где благородное происхождение не должно давать права воровать, убивать или насиловать, где никого не казнят только за разницу во мнениях, где в основе юрисдикции лежит принцип презумпции невиновности, где государство призвано служить людям, а не наоборот. Но, к сожалению, большинству людей на нашей планете не повезло так, как нам.

Я уверен, что, когда жители других стран задумываются о нас, их вполне может осенить тот же самый вопрос: "Ну почему же американцы не могут быть так же совершенны во всех отношениях, как мы? Разве нормальные люди (вроде нас) будут объясняться в любви убийце или вставлять цветок в дуло готового выстрелить автомата, как это делают эти ненормальные американцы?"

В научно-фантастических кинофильмах безмозглые роботы уничтожают бегущих от них людей, и никому не приходит в голову образумить роботов при помощи любви: ведь они, в конце концов, всего лишь роботы, и им не дано думать и чувствовать, как нам. Не дано думать и чувствовать, как нам, и тем, кто объявил войну Америке. Единственная причина, по которой они не воспользовались оружием массового уничтожения, чтобы всех нас прикончить, - это отсутствие у них такого оружия (до поры, до времени).

Те, кто пропагандирует использование любви вместо оружия, станут, вероятно, первыми жертвами, но они существенно облегчат задачу террористов по уничтожению всех остальных. Чем скорее мы это поймем, тем больше шансов у нас выжить. (Это, кстати, далеко не новая тема. Лучше всего, как мне кажется, об этом написал в 1980-х годах писатель Владимир Матлин в своем рассказе "Время Нормана Грина").

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 1(286) 2 января 2002 г.

[an error occurred while processing this directive]