Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 23(282) 6 ноября 2001 г.

Владимир КАРАСИК (Израиль)

ПЕРИОДИКА "ГОСУДАРСТВА В ПУТИ"

СОРОКОВЫЕ, РОКОВЫЕ...

Владимир Карасик родился в Днепропетровске в апреле 1941 г. Жил на Урале, на Украине, в Москве, в Сибири, в Мурманске. По образованию - геофизик. В перестроечные годы издавал бюллетень для 3,5 миллионов избирателей и газету "Зарубежная Россия". В 1992-м выпустил в Москве первый справочник по еврейской периодике. В том же году репатриировался в Израиль, где из-под его пера вышли еще три справочника, десятки очерков и обзоров, библиография для энциклопедии. Основал Иерусалимский Центр Еврейской Прессы.

Русско-еврейская пресса, как и многие другие великие вещи и люди, родилась в славном городе Одессе и добиралась до родины предков довольно долго - с 1860-го до 1942-го. На фоне сотен израильских газет 2001-го мало кто помнит первые робкие ростки, которые пробились в Иерусалиме в те далекие 1940-е годы, когда решались не только судьбы мира, но и вопрос о самом существовании еврейского народа.

*

"Эрец-Исраэль в стройке" - так, не слишком грамотно, называлось первое из известных продолжающихся изданий Палестины на русском языке. Этот бюллетень печатался в 1942-1947 гг. один-два раза в год, типографским способом, на 8-16 ненумерованных страницах формата А-4, и был скорее похож на альбом. В первом выпуске текст занимал всего одну страницу, а затем шли только краткие подписи: "В кибуце (колхозе)", "Евреи из Емена" (имелся в виду Йемен) и т.д. В дальнейших выпусках пояснения к фотографиям стали более развернутыми. Однако по-прежнему, очевидно в связи с военным временем, не указаны ни названия поселений, ни имена изображенных на снимках людей. Они обобщенно именуются "герои труда", "военспец с помощником" и даже "офицер-хлебороб". Нет и фамилий выпускающих. Присутствует только название организации - "Всееврейское представительство для Палестины (Jewish Agency)" - и ее адрес, который актуален и сегодня: Абонементный ящик 92, Иерусалим.

В отличие от адреса, постоянно менялись и подзаголовочные данные, и само имя издания. Сначала писали "Строющаяся (именно так, через букву "ю!" - В.К). страна: иллюстрированное издание". Потом начались вариации: "Строющаяся страна: специальное издание для Керен Гайесод", "Эрец-Исраэль в стройке" и, наконец, просто "Эрец Исраэль". Кроме общего заголовка, каждый выпуск имел дополнительное название. В 1942 это было "К оружию и труду", в 1943 - "К берегам отчизны древней". В 1944 вышли два номера: "С Востока и Запада" и "На пятый год войны" - отсчет шел по Второй Мировой. Выпуски 1945-го именовались "Лицом к морю" и "Спасенные", 1946 - "Меж пастушьих шатров", 1947 - "Тель-Авив".

В соответствии с этими названиями, бюллетени посвящались разным сторонам жизни Палестины. Например, номер "Лицом к морю", приуроченный к Палестинскому Морскому дню 1945 года, начинался с морских эмблем на древних монетах и заканчивался современными буднями моряков и рыбаков.

Кроме русского выпуска "Эрец-Исраэль в стройке", мы нашли в Центральном Сионистском архиве (Иерусалим) аналогичные издания 1937-1947 гг. еще на 14 языках - от испанского "Un Pays en Construction" до польского "Odbudowa Kraju".

*

"Бюллетени Палестинского Еврейского Телеграфного Агентства "ПАЛКОР" ("Palestine Correspondence"). Такое длинное имя носило второе издание. Оно печаталось в том же Иерусалиме в тот же период 1942-1947 на 4-8 страницах, с применением пишущей машинки и мимеографа - под таким названием начинались сегодняшние ротаторы. "Бюллетени ПАЛКОР" выходили хотя и не на пятнадцати, а всего на семи языках, но зато включая арабский! Первый номер на русском вышел 15 декабря 1942. До июня 1943 периодичность составляла около недели, затем стала реже, с конца 1944 - около месяца. Текст состоял из коротких сообщений под броскими заголовками, например, в 1942 - "Скорбь и гнев народа" (о Катастрофе в Европе), "Мщение - путем вступления в ряды армии" и т.д. В 1943 новости шли под рубриками: "Палестина и СССР", "Трудовая помощь евреев арабам", "Письма с фронта" - тогда это был ливийский фронт против немецких войск в Северной Африке. А вот характерные заголовки 1945-го: "Палестина в дни победы", "Голос из лагерей", "План переселения миллиона евреев".

Послевоенный для Европы 1946-й не принес мира в Эрец Исраэль: "Облавы и аресты в Палестине", "Помилование смертников" (снова без указания имен), "Планы переселения и освоения ста тысяч" - размах сионистской мечты приходилось приспосабливать к реальности. Последний год издания, 1947-й, начался выпуском 77-78, почти полностью посвященным 22 Всемирному Сионистскому Конгрессу. Номер 79-80 не вышел совсем из-за военных действий. Последний известный бюллетень #83 появился 4 апреля 1947, снова с тревожными заголовками: "Взрывы британских судов в Хайфском порту", "Смертные приговоры".

О том, как распространялось издание и откуда оно черпало информацию, говорит обращение в конце выпусков: "К редакциям газет и журналов, получающим наш бюллетень, просьба высылать, в порядке обмена, издаваемую ими прессу и литературу".

*

Третье издание - "Эрец-Исраэль" - началось 20 апреля 1947 и закончилось в январе-феврале 1952 на номере 1-2 (156-157). За неполные пять лет число выпусков превысило полтораста! Бюллетень печатался на пишущей машинке и мимеографе, бумага имела даже водяные знаки Gestetner. По названию и по издающей организации (Еврейское Агентство) "Эрец-Исраэль" близок к изданию "Эрец-Исраэль в стройке", с которого мы начали очерк. С другой стороны, судя по указанию "11-ый год издания" и по сквозной нумерации в скобках, "Эрец-Исраэль" рассматривался как продолжение только что описанного бюллетеня. Точно так же преобладали короткие сообщения, названия которых говорят сами за себя: "На переселенческом фронте", "Рабочая жизнь", "Военно-полицейский режим и террор", "Четырехлетний план Израильского государства".

*

Кроме описанных трех бюллетеней, у нас нет сведений о русско-еврейской периодике Эрец Исраэль до образования государства, но это не значит, что ее не было. Вообще-то прессу изучали даже в те тревожные времена. В разгар войны в Тель-Авиве был открыт газетно-журнальный архив и организована выставка еврейской прессы на 52 языках! Для архива специально построили "Дом Галванон", названный именем первой палестинской газеты в честь ее 80-летия. Основал архив, как сказано в "Бюллетене ПАЛКОР" #11, своими силами и средствами Зелман Певзнер, "честный труженик (работал сторожем в сельскохозяйственных поселениях, ныне работник тель-авивского городского самоуправления)".

Однако периодике на русском языке и тогда не везло ни с тиражами, ни с внимательным ее изучением. Это наглядно иллюстрирует #74-75 того же "Бюллетеня ПАЛКОР" от 22 ноября 1946 (датирован 1947-м, очевидно, из-за опечатки). В этом номере есть обзор изданий на русском языке за трехлетие 1944-1946, куда по ошибке включены описанные нами выше издания 1942-1943 "К оружию и труду" и "К берегам отчизны древней". Если уже через считанные годы после событий свидетельства периодической печати о самой себе стали столь приблизительными, можно себе представить качество информации за последующие полвека.

Наша цель - исправить эту несправедливость и достойно отразить роль русско-еврейской периодики. Это невозможно без вашего участия, дорогие читатели. Только общими усилиями мы можем написать нашу общую историю. Все, кто хочет уточнить любую информацию о любых изданиях, могут обратиться в редакцию или непосредственно к автору. Ваши вопросы, замечания и дополнения будут приняты с благодарностью.

ГОВОРИТ ГЕНЕРАЛ ГАНДИ

По страницам газеты "Моледет"

МОЛЕДЕТ - РОДИНА: Газета движения патриотов Страны Израиля (изд. в Рамат ха-Шарон, Израиль).
Годы издания: 1991: [#1], июнь - 1999: #52, июль.
Главный редактор: Зорий Дудкин.
Формат и объем: А4/16 стр. - А3/8 стр.

Убийство 17 октября 2001 года лидера небольшой партии "Моледет" Рехавама Зеэви всколыхнуло весь Израиль. Почему? Чтобы понять это, давайте перелистаем пожелтевшие газетные страницы. Именно на них восемь лет подряд печатались в русском переводе статьи и речи человека, которого вся страна знала под юношеским прозвищем Ганди.

Первый же номер газеты знакомит читателей с основными вехами жизни основателя движения Моледет. "Рехавам Зеэви родился в Иерусалиме, он является представителем пятого поколения израильтян... Был в "Пальмахе"... Служил в должности офицера контрразведки... в качестве командира батальона в Голанском полку... командующим южным военным округом... советником главы правительства по проблемам контрразведки и террора...." Сам Ганди вспоминает: "Мой отец был членом МАПАЙ, рабочей социалистической партии Израиля... Я своих взглядов не изменил и в общественном плане остался социалистом. А в политическом - крайне правый".

Действительно, в центре идеологии "Моледет" - идея трансфера, то есть выселения палестинцев. Эту идею Зеэви отстаивал страстно и талантливо: "Трансфер - единственно реальный вариант решения арабо-израильского конфликта. Других просто нет! Два народа с такой коллективной памятью не могут жить вместе в Стране Израиля... В этом столетии 125 миллионов человек были перемещены из страны в страну, т.е. прошли трансфер. За проведение трансфера трех миллионов человек между Грецией и Турцией д-р Нансен получил Нобелевскую премию мира...." Вот еще пример четких и простых ответов на непростые вопросы: " - Согласны ли Вы с тем, что некоторые в Израиле видят в вас последователя Меира Кахане? - Абсолютно неверно! Есть по крайней мере три важных отличия партии Моледет от "Каха". Первое: Меир Кахане отстаивал идею насильственного выселения арабов, а мы говорим о переселении добровольном. Второе: Кахане распространяет свой план трансфера и на арабов, живущих в пределах "зеленой черты", а мы говорим только о трансфере арабов из Иудеи и Самарии. Третье: Кахане видел будущее Государства Израиль как государства Галахи, а мы говорим о государстве со свободой вероисповедания".

Контрразведчик и политик был также эрудитом и книжником, что известно далеко не всем. Все 1980-е он руководил тель-авивским музеем "Эрец Исраэль". Одна из сотрудниц музея сказала по радио, что именно Ганди, с его редким чувством языка, предложил новое название музея. И что работал он с пяти утра до десяти вечера. И что "он умер так, как хотел - он не хотел, чтобы его охраняли, когда женщины и дети ездят по дорогам страны без охраны".

А вот впечатления корреспондента о доме Ганди в Рамат ха-Шарон: "Такого количества книг мне не приходилось до сих пор видеть ни в одном частном доме. Четыре огромных зала - практически весь второй этаж большого дома - уставлены стеллажами с книгами". Поэтому, например, Рехавам Зеэви не просто возражает Шуламит Алони, которая "зло высмеивает аутентичность гробницы Иосифа", но опирается на первоисточники. Это и географическая карта шестого века, и рукопись арабского ученого 985 года, и христианские сочинения 15-17 веков, и писания раввинов с 1180 до 1782 года. Только затем следует язвительный вывод: "И вот приходит г. Шуламит Алони и говорит, что гробница Иосифа в Шхеме - это выдумка профессора Зеэва Вильнаи. И это говорит нам человек, бывший министром просвещения и культуры..."

Согласитесь, что такой полемист может убедить многих. В рубрике "Только факты" я прочел о любопытных опросах в гимназии Анкори. Первый - "14 января 1994 года в здании гимназии. Авода - 19,9%; Ликуд - 19,7%; "Цомет" - 25,9%, МЕРЕЦ - 19%, "Моледет" - 5,6%...." Второй опрос прошел "16 января 1994 года в здании кинотеатра "Декель" после чтения лекций членами Кнессета". Из всех депутатов именно Зеэви резко изменил мнение слушателей в пользу своей партии: "Авода - 17,7%; Ликуд - 13,4%; "Цомет" - 19,1%, МЕРЕЦ - 16,2%, "Моледет" - 25%".

"Мир политики стоит на голове" - не раз повторял Ганди, имея в виду, прежде всего, свое родное государство: "Израильский подход к делению на правых и левых - это просто извращение... На Западе левые - это пролетариат, а у нас - пожалуйста - пролетариат избрал правого Бегина премьером..." Самого себя он не считал политиком, но в конце 1980-х "не мог себе позволить остаться в стороне... Как говорят: война - это слишком серьезное дело, чтобы оставлять его на волю генералов. Так вот и политика - это слишком серьезное дело, чтобы оставлять его на волю политиков. Они ведь будут заниматься своими дрязгами, а про судьбу отечества вспомнят в последнюю очередь..."

Рехавам Зеэви всегда прямо и открыто отстаивал свои убеждения. И, что еще более редко встречается, при этом всегда сохранял уважение к политическим противникам. Вот его речь по случаю создания правительства Шимона Переса: "... Мы будем голосовать против этого правительства, хотя и желаем успеха его министрам. В личном отношении я не бракую и Шимона Переса, обладающего большим политическим опытом - он стоял во главе пяти министерств. Но я не поддерживаю Переса, толкающего государство к пропасти".

А вот интервью об отношении к правительству Нетаниягу. На вопрос "Почему вы не потребовали министерских портфелей? Тогда бы вы смогли влиять изнутри" следует ответ, больше характеризующий Ганди, чем Нетаниягу: "С той политической платформой, на которой базируется это правительство, т.е. продолжение курса Осло, нет ни малейшего шанса на наше в нем присутствие. Что же касается влияния изнутри, - кот сказал мышке: давай влияй изнутри, - и проглотил ее. Мы не хотим... чтобы нам связали руки коалиционной дисциплиной".

"Перед террором капитулировать нельзя". Этот тезис Ганди - обоснованное мнение настоящего специалиста. "... Мне часто приходилось выезжать во многие страны, желавшие ознакомиться с израильским опытом борьбы с террором, и консультировать правительства этих стран. Я не уставал повторять: никогда не поддавайтесь угрозам террористов, не уступайте террористическим организациям ни в чем, даже в мелочах, потому что это ведет к новым попыткам шантажа". В конце 2001 года особенно актуально и масштабно звучат давние слова генерала Зеэви: "Борьба с террором длительна, она продолжается годами и десятилетиями, в ней участвуют тысячи людей, которые собирают массу информации, это требует затраты миллионов часов работы; в ней задействованы агенты высокой квалификации, поэтому она должна вестись непрерывно, упорно и бескомпромиссно".

В отличие от нас с вами, дорогие еврейские читатели, Зеэви знал наших "двоюродных братьев", как родных: "Вы что, и в самом деле думали, что Джибриль Раджуб будет стучать на своего кореша Рази Джебали, а Махмуд Дахлан будет ловить своего племянника Ихье Айяша, "инженера"?... Я живу здесь с арабами всю свою жизнь. С ними я рос, с ними воевал, заключал с ними мир... Здесь само понятие мира другое: мир не есть результат переговоров, убеждений. Мир здесь - результат военного преимущества, силы". На вопрос журналиста "Есть ли у Вас друзья-арабы?" следует ответ положительный и убедительный: "Они меня приглашают на свои праздники, а не левых. Да знаете ли вы, что 64 процента одной арабской деревни проголосовали за "Моледет" на выборах в Кнессет?!"

В очереди у Кнессета для прощания с Ганди стояли рядом его ровесники и ровесники его внуков. Среди вязаных кип виднелись черные шляпы, среди парадной формы солдат - полевые рубашки. Девушка читала молитвенник, дети шумели. Народ Израиля провожал своего сына.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 23(282) 6 ноября 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]