Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 22(281) 23 октября 2001 г.

Элиа МИРЗОЕВ (Москва)

СУХОПУТНАЯ ОПЕРАЦИЯ НАЧНЕТСЯ ВЕСНОЙ

Президент США Джордж Буш-младший выступил со специальным обращением к нации еще в самый разгар первой фазы ударов по Афганистану. По словам президента США, "целью этих тщательно спланированных действий является прекращение использования территории Афганистана в качестве базы для подготовки террористов и ослабление военной мощи режима движения Талибан".

"Более двух недель назад я предоставил лидерам движения "Талибан" ряд ясных и конкретных требований: закрыть тренировочные лагеря боевиков, выдать руководителей экстремистской организации "Аль-Каэда", освободить всех необоснованно задержанных в Афганистане иностранцев, среди которых есть и американские граждане, - напомнил тогда Буш. - Ни одно из этих требований не было выполнено. Теперь движение "Талибан" должно дорого заплатить за это".

При этом Буш не стал скрывать, что антитеррористическая операция США затронет не только Афганистан, что "битва будет еще шире". Спрятаться за псевдозаявлениями нейтралитета, как стало ясно из слов президента США, не удастся. "Если какое-либо правительство поддерживает злодеев и убийц невинных людей, то само это правительство становится злодейским, превращается в убийц. И такое правительство будет нести за это полную ответственность", - добавил Буш.

Заявления по поводу начавшейся антитеррористической операции США сделали лидеры почти всех государств, играющих заметную роль на мировой арене. В поддержку американских ударов по Афганистану выступили не только союзники США по НАТО и Россия, но и Ливия. Отменяются визиты и встречи на высшем уровне, главы государств и правительств проводят экстренные совещания. Уже после первых ударов по афганской территории о своей готовности предоставить США воздушное пространство для военной операции против Афганистана заявили Молдова и Таджикистан.

В то же время с осуждением американской акции выступил не только Ирак, но и Иран (при этом 8 октября, по сообщению Нью-Йорк Таймс, Тегеран направил конфиденциальное письмо вашингтонской администрации, через швейцарское посольство, с согласием содействовать спасению американских военнослужащих, оказавшихся на территории Ирана в результате чрезвычайных обстоятельств. Это послание пришло в ответ на закулисные заверения администрации Буша в том, что территориальная целостность Ирана, включая воздушное пространство, будет соблюдена. Вашингтон также пообещал временно отказаться от критики Ирана за поддержку антиизраильских террористических организаций - палестинских Хамаса и Исламского Джихада и ливанской Хезболлы. Ни одна из этих кровавых организаций не была включена в список террористических групп, чьи финансовые активы рекомендовалось заморозить после терактов 11 сентября. - Прим. ред.) Напряженная обстановка сложилась и в соседнем Пакистане.

Нанесенные в ночь с 7 на 8 октября ракетно-бомбовые удары по шести афганским городам, в том числе Кабулу, Кандагару и Мазари-Шарифу, ознаменовали собой начало "активной фазы" американской антитеррористической операции. По сообщению журналистов из Афганистана, всего было три волны ракетно-бомбовых ударов, и последняя пришлась на раннее утро. Данные о последствиях акции расходятся. Как официально заявляют в Пентагоне, в результате первых трех налетов было поражено 30 целей на территории Афганистана, в том числе разрушены министерство обороны талибов в Кабуле, штаб их командования в Кандагаре, близ Кандагарского аэропорта, и т.д. При этом министр обороны США Дональд Рамсфельд особо подчеркнул, что удары наносились исключительно по военным, а не гражданским объектам, и бомбардировок жилых кварталов Кабула не было.

Как передают многие СМИ, огонь в основном велся американскими ракетами "Томагавк", запускавшимися с американских военных кораблей в Аравийском море. Оттуда же с американских авианосцев взлетали военные самолеты США и Великобритании.

Через несколько минут после окончания первой волны бомбардировок катарский спутниковый канал "Аль-Джазира", превратившийся в неофициальную пресс - службу саудийского миллионера-террориста Осамы бен Ладена, передал в эфир его записанное на видеопленку заявление, которое должно было прозвучать сразу же после авианалета и продемонстрировать, что Осама бен Ладен жив и сдаваться не намерен. Бен Ладен взял на себя ответственность за террористические акты 11 сентября, заявил, что США и их союзники ведут войну не с терроризмом, а с исламом, и недвусмысленно предрек новые теракты, пообещав, что ни один американец не будет чувствовать себя в безопасности. Правда, авторы "террористического пиара" не учли одной досадной мелочи: удары были нанесены ночью, а Осама бен Ладен эффектно позировал в чалме и френче защитного цвета на фоне скал при свете дня. Уже потом стало известно, что он, как и духовный лидер талибов мулла Мохаммед Омар, по некоторым данным, еще до американских ударов покинули Кандагар на специальных самолетах, вывезя членов своих семей и великодушно предоставив рядовым талибам высокую честь умирать под американскими бомбами.

Представители военных кругов США и НАТО весьма сдержанно комментируют и результаты ударов по Афганистану, и, тем более, дальнейшие планы военной операции. Тем не менее, телекомпания NBC сообщила, что скоро наступит очередь и американского "спецназа", который и должен будет арестовать бен Ладена и обезглавить созданную им группировку "Аль-Каэда".

В свою очередь швейцарский политолог Жан-Луи Дюфур в интервью газете "Le Temps" предположил, что в настоящий момент совершены военные действия, минимально необходимые как с политической, так и с военной точки зрения. По его мнению, сейчас в Афганистане благоприятный период в смысле погоды. В ноябре в мусульманском мире начнется рамадан (пост - ред.), и, соответственно, американские самолеты не смогут воспользоваться в полном объеме аэродромами своих исламских союзников. Таким образом, получается, что сейчас наилучшее время для нанесения ударов по талибским инфраструктурам. Эксперт считает, что "настоящая" война начнется только весной, в ней будут участвовать сухопутные подразделения армии, за зиму будут созданы соответствующие тыловые структуры, без которых вести боевые действия было бы сложно. Кроме того, США потребуется окончательно договориться с соседними с Афганистаном странами относительно более широкого сотрудничества.

Между тем обстановка в соседних с Афганистаном странах не может не внушать серьезных опасений. Многие журналисты всерьез рассуждают об опасности военного переворота в Пакистане. Лидер местных исламских радикалов, глава партии "Джамиат улемие-ислами" ("Общество исламских ученых" - ред.), Фазль ур-Рахман уже помещен под домашний арест. В ответ по многим пакистанским городам прокатилась волна антиамериканских демонстраций.

Единственной реакций пакистанских властей на события в соседней стране было заявление неназванного представителя МИД, выразившего сожаление в связи с началом атак на Афганистан. По его словам, Исламабад надеется, что военная акция будет непродолжительной, мирные граждане не пострадают, а международное сообщество начнет оказывать помощь Афганистану в деле восстановления страны.

Тем не менее, президент Пакистана генерал Первез Мушарраф произвел крупные перестановки в высшем командном составе страны: в отставку отправлен шеф объединенной военной разведки генерал Махмуд Ахмед, назначен новый глава Объединенного комитета начальников штабов и заместитель Мушаррафа по руководству армией. Сменен также ряд командиров корпусов, в том числе расквартированных вдоль афганской границы. Шефом разведки, в частности, назначен Эхсан-уль-Хак.

По мнению пакистанских наблюдателей, Мушарраф "освобождается" от своих соратников, приведших его к власти в октябре 1999 года, когда в стране был совершен бескровный военный переворот. Политологи считают, что президент сейчас формирует свою "команду" для проведения "новой афганской политики". И хотя журналисты, утверждающие, что Пакистан находится на пороге военного переворота, вполне возможно сгущают краски, недооценивать эту опасность также не стоит: в Пакистане находится значительное число беженцев из Афганистана, в том числе и тех, кто имеет опыт боевых действий, не говоря уже о местных исламистах, а рынок оружия тут весьма свободен.

Не меньшее беспокойство испытывают и в соседнем Узбекистане. Несмотря на заявление Ташкента, что воздушное пространство и аэропорт Ханабад могут использоваться только для доставки в Афганистан гуманитарной помощи, но ни в коем случае для нанесения бомбовых ударов или проведения сухопутной операции, талибы уже успели объявить войну Узбекистану. "Боевые действия развернутся на границе, - пообещал консул талибов в Пешаваре мулла Наджибулла. - Моральный дух бойцов очень высок. Мы вступили в новую священную войну - джихад. Мы знаем, что миллионы мусульман нас поддерживают".

По сообщению российского агентства ИТАР - ТАСС, сейчас на афгано-узбекской границе талибы сосредоточили более 8 тысяч боевиков. Как заявил представитель движения "Талибан", "мы дислоцировали наши силы на всех важных направлениях, включая узбекское. Это - вопрос национальной гордости. Мы не сдадимся американцам и будем сражаться до конца". В сообщении напоминается, что ранее талибы предупреждали Ташкент об "ответной военной акции" в случае использования войсками США территории Узбекистана для нападения на Афганистан.

В Узбекистане в ответ на заявления талибов начали активно готовиться к войне. Сообщения о том, что пограничные войска и вооруженные силы этой страны приведены в состояние повышенной боевой готовности, то подтверждаются, то опровергаются. В Ташкенте проходят экстренные совещания и, по непроверенным данным, обсуждается даже вопрос о частичной эвакуации населения из приграничных районов. Россия пообещала оказать Узбекистану военную помощь в случае необходимости. А западные источники уже утверждают, что в результате воздушных ударов рассеяны отряды талибов у узбекской границы и опасности вторжения нет. Между тем, очевидно, что война в Центральной Азии еще только начинается, и предсказать ее будущие последствия пока непросто.

БРОСОК ТАЛИБОВ НА СЕВЕР

В прессе продолжают муссироваться слухи о том, что сухопутная операция США в Афганистане может начаться с узбекской территории - на сей раз об этом написала индийская Industan Times, ссылаясь на официальный индийский источник, который, в свою очередь, ссылался на информацию из Вашингтона. В Ташкенте периодически выступают с опровержениями.

Как утверждают другие источники, по территории Афганистана, контролируемой талибами, уже наносили удары и военные вертолеты, взлетавшие с территории Узбекистана. То есть поле для предположений и догадок достаточно широко. Тем не менее, куда большее беспокойство вызывает сегодня другой вопрос: насколько реальна угроза вторжения талибов в Узбекистан?

Показательно, что к возможному вторжению талибов в самом Узбекистане относятся более чем серьезно. Хайратон - единственный мост через Аму-Дарью, соединяющий Узбекистан с контролируемой талибами территорией Афганистана, - уже давно не используется. Две полосы автодороги и проложенные между ними железнодорожные пути перегорожены бетонными плитами - так говорят местные жители. Иностранным журналистам доступ к мосту закрыт. Милиционеры, охраняющие подъезды к мосту, приветливы, но непреклонны, так как уже были случаи увольнения за невыполнение приказа. Однако для местных жителей ограничения в передвижении там нет. Сейчас 158-километровую узбекско-афганскую границу, которая проходит по Аму-Дарье, охраняют только узбекские пограничники.

По словам местных жителей, узбекско-афганская граница на всем протяжении заминирована. Пограничники несут службу в усиленном режиме. На помощь им в любой момент готовы прийти дислоцированные поблизости подразделения узбекской армии. Среди жителей приграничных районов Узбекистана циркулируют слухи о том, что территория по ту сторону реки якобы перешла в руки Северного альянса, и мост Хайратон вот-вот будет разблокирован. Тем не менее, узбекские пограничники постоянно проводят тренировки, "готовясь к возможным проблемам". Причем масштаб "подготовительных мероприятий" явно превосходит меры, принимаемые "для острастки" или "на всякий случай", - речь идет о полномасштабной подготовке к вполне реальной войне.

В стане талибов об этом говорят с полной определенностью. По информации Reuters, министр образования в правительстве талибов Амир Хан Муттаки, чаще других выступающий с громкими заявлениями, сообщил после очередного воздушного налета на Афганистан, что талибы готовы к вторжению в Узбекистан.

Если учесть, что о своей готовности оказать реальную поддержку США официальный Ташкент заявил еще до того, как прозвучал фактический отказ России содействовать американской антитеррористической акции, то угрозы талибов в адрес Узбекистана не выглядят такими уж неожиданными. Помимо этого, узбекскую границу, в отличие от таджикской, контролируют все те же талибы, а не оппозиционный им Северный альянс.

Как бы то ни было, даже беглый анализ обстановки не оставляет сомнений в том, что главные объекты интереса талибов - вовсе не база в Ханабаде.

Именно на территории Узбекистана расположена Бухара - древняя духовная столица всей Центральной Азии. Даже в годы существования СССР именно в Бухаре действовало единственное в СССР медресе. Бухарский эмират, в свое время одно из крупнейших государств региона, просуществовал до перехода Центральной Азии под власть России. И если на территории Туркестана действовали те же законы и порядки, что и во всей остальной Российской империи, то Бухарский эмират, так же как и Хивинское ханство, сохранил определенную самостоятельность, особенно во внутренних делах.

Несмотря на то, что эмир с гордостью носил пожалованные "русским падишахом" полковничьи погоны, средневековый уклад жизни старой Бухары остался практически нетронутым. Уже во втором десятилетии ХХ века, в 1914 - 1916 гг., тут зародилось движение джадидов, или, как их называли по аналогии с младотурками, "младобухарцев", выступавших за реформы Бухарского эмирата по западно-буржуазному образцу с налетом национализма и пантюркизма. Как того и следовало ожидать, деятельность джадидов вызвала недовольство власть предержащих, которых вполне устраивали средневековые порядки Бухары. Последовали жесточайшие репрессии - российская власть даже не подумала вмешаться.

Конец "автономии" бухарского эмира наступил только после "советизации" Узбекистана. Однако в разгар басмаческого движения в Центральной Азии Бухара представляла собой то же самое, что и нынешний афганский Кандагар - неофициальную идеологическую столицу, где сопротивление советской власти круто замешивалось на религиозном фанатизме.

Заслуживает внимания и другой факт. В стане талибов об "освобождении священной Бухары" говорили еще в 1997 году. Тогда имя Осамы бен Ладена большинству населения было неизвестно, об антитеррористической операции никто не помышлял, отряды талибов практически без сопротивления подчиняли себе центральные районы Афганистана. Население, уставшее от войны и междоусобицы, встречало их чуть ли не с восторгом, и мулла Мохаммед Омар, окрыленный легкими победами, был уверен, что "бросок на север" неминуем.

Ферганская долина тоже заслуживает не менее серьезного внимания. Если Бухара - это официальный религиозный центр, то Ферганская долина исстари являлась центром политической жизни Центральной Азии. Многонациональная, густонаселенная, плодородная и бедная, она представляла собой прямо-таки идеальное место для зарождения религиозно-политического экстремизма.

Тут опять необходим экскурс в историю Центральной Азии. В отличие от Южного Кавказа и тем более Балтии, в Центральной Азии на момент перехода ее под российский контроль не существовало опыта национальной государственности. И в результате религиозная самоидентификация тут превалирует над национальной. Проще говоря, жители Ферганской долины в первую очередь считают себя мусульманами, а уже потом - узбеками, таджиками и т.д.

Именно в Фергане басмаческое движение в 20-30 - е годы было наиболее сильным. И поэтому не стоит удивляться, что именно в Фергане впервые на пост-советской территории заявил о себе "политизированный ислам". Возникавшие тут ещё до распада СССР ваххабитские мечети со своими духовными лидерами брали на себя роль "двойной оппозиции" - и духовной, и политической.

В Центральной Азии, шагнувшей в социализм прямо из феодализма, вряд ли могли возникнуть национально-демократические течения типа "Народного фронта" в соседнем Азербайджане или литовского "Саюдиса". Так же как и в шахском Иране, роль оппозиционной идеологии брала на себя религия. А "новые авторитеты" выступали и против светской власти, и против "официальной" религии, запятнавшей себя сотрудничеством с этой властью.

Именно в Ферганской долине родился Джума Намангани, один из ближайших соратников Осамы бен Ладена. Тут, в Фергане, берёт своё начало и "Исламское движение Узбекистана" (ИДУ) - первая террористическая группировка в бывшем СССР, внесенная в список госдепартамента США как международная террористическая организация. И именно в Ферганскую долину еще до терактов 11 сентября прорывались через Таджикистан и Кыргызстан боевики все того же ИДУ.

Конечно, переоценивать влияние и авторитет экстремистов на узбекское общество не стоит. Тем более что обращение ИДУ к террору - это красноречивое доказательство того, что их политическая агитация не дала результата. Однако Узбекистан - это единственная страна в Центральной Азии, где талибы могут рассчитывать на наличие идеологических союзников.

Так что причиной их интереса к Узбекистану является вовсе не база в Ханабаде. И для официального Ташкента при таком раскладе сил присутствие в Узбекистане американских войск - это вовсе не "фактор риска", а единственная гарантия безопасности.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 22(281) 23 октября 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]