Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 22(281) 23 октября 2001 г.

Екатерина КАТЕНИНА (Мэриленд)

Екатерина Катенина (Каверина Екатерина Николаевна). Родилась в Москве в 1963 году. Кандидат биологических наук. Стихи Катениной печатались в московских и петербургских изданиях. Живет в США. Занимается графикой, иллюстрирует книги.

Стихи

* * *

1.

Одно равняется другому:
Тьма следствий - дюжине причин,
Второй пеон - ночному грому,
Ноль - сумме неких величин.
Знак равенства весам подобен:
На разных чашах сон и стих.
Уравновесить можно их,
И замирают стрелки обе.
Храня подобие лица,
Мы взвешиваем без конца,
И знак вопроса, несомненно,
Явил собой крючок безмена.

2.

Мое, как всякое, ура
Из двух слагалось междометий:
Уу-тоска и конура,
И Радость белая на свете.
Чему мой разум нынче рад,
Необъяснимо беспокоясь,
Приветствуя билет на поезд?
- Тому, что это Ленинград!
(Мы все - потомки Бармалея:
Хотим исправиться скорее
И позабыть свою вину,
Уехав в чистую страну).

3.

Не подтверждает аксиому
То явное, что в ней дано.
"Одно равняется другому"
Не означает "Все равно".
Дым сигареты - смутный друг.
Пивные дрожжи - очень вкусно...
Но некто очертил искусно
Недоказуемости круг.
И тень его стоит большая,
Недоуменно вопрошая:
Где ты реченья эти взял,
Когда их доказать нельзя?

4.

О неизбежности добра
Он, судя по всему, не знает...
Передвечерняя пора
Вагон угрюмо пеленает.
Свои сомненья посвободней
В коробке разложив простой,
О них рассказываю той,
Кому сопутствую сегодня.
Такой мне кажется она:
Ее глаза - как два окна,
А все лицо - как добрый домик.
И "Даугавы" белый томик.

5.

Сухой асфальт, но луж до черта;
Где нет коричневой воды -
Сухой. И позолоты стертой
На нем виднеются следы.
Они от самого перрона,
Спеша, обозначают путь.
Где побежать, а где свернуть,
Дают понять определенно.
Считая эти золотинки,
Несу в мешке свои картинки,
С той, у которой тихий взгляд,
Расставшись полчаса назад.

6.

За мной ползет пеон четвертый.
Вдали - иные существа
Свои высовывают морды,
На их зубах скрипит трава.
Тугие стебли разжевав,
Глотают их уже в погоне.
Они берут наш след в Сайгоне,
Решив заранее, кто прав,
А кто - извечный враг идиллий.
Меня от них загородили
Решетки черные цветы.
Пеон четвертый, здесь ли ты?

7.

На зубы этому зверьку
Попался мой рассказ несвязный.
Жевал он каждую строку,
Пытаясь сделать сообразной.
Ворчал: "Здесь не на что смотреть,
И больше толка в рисованье..."
И сократил повествованье
(Вы это видите) на треть.
Спасибо, не наполовину.
Ах, лучше я его покину
И стану слушать тот альбом,
Где "Золото на голубом".

8.

Я отдаю мою тоску -
Никто забрать ее не хочет.
Я всем дарю по двойнику,
Кому желать спокойной ночи,
А утром говорить "Пока".
А вот самой себе подарок:
Смеясь, выходит из - под арок,
Считая в небе облака,
А под ногами - золотинки,
Скользя походкой невидимки,
В похожем на мое пальто
Глазастый Неизвестно кто.

9.

Одно равняется другому.
Мое, как всякое, ура
Не подтверждает аксиому
О неизбежности добра.
Сухой асфальт, но луж до черта.
За мной ползет пеон четвертый.
На зубы этому зверьку
Я отдаю мою тоску.
Весна 1989.

* * *

Вот привычно снимается с места
Торопливое племя мое.
В коробах незакисшее тесто,
Недосохшее вьючим белье.

Мы его на привале развесим
На ветвях над усталым ручьем,
И сухую лепешку замесим,
На горячих камнях испечем.

Неизвестно, при нашей ли жизни
Распахнется желанный восток.
У мужчин будет маленький бизнес,
У детей-городки и волчок.

6.3.1998

* * *

С.А.Виноградову

Пригожий, но с холодным сердцем
Жил в Чернолесье плотогон.
Отталкиваясь батогом,
Гнал древесину иноверцам.

На экспорт шел отборный ствол,
Без червоточинки - доселе
Мы узнаем смолу той ели
На теле скрипок и виол.

Плотовщики гуляли славно
На ярмарке два раза в год,
И там диковинки исправно
Стекольный выставлял завод.

Вот матовых сосудов дым,
Вот бисер черный с голубым,
Безденежный толпится зритель...
А в банке на краю стола
Сидит американский житель -
Уродец синего стекла.

Он тощ, его горбаты плечи,
И держит он такие речи:

- Кто трубку мудрую опишет,
От мундштука и до конца,
Где плавятся, поют и дышат,
Висят стеклянные сердца?..

Пока Стекольный Мастер возле,
То сердца нашего стекло
Течет и плавится, а после -
Хранит остывшее тепло.
А если вдруг не сохраним,
То будет то же что и с ним...

- Ах ты, неявная цитата! -
И в лютой плотогон тоске
Сдавил уродца в кулаке,
Узнав былого супостата.

Конец известен: против правил
Разгневался стеклянный гном,
И раскалился, и оставил
Ожег на сердце ледяном.

Все это некто растянул
На увлекательную книгу,
Да и любовную интригу
Присочинить не преминул.

А мы, живущие сегодня,
Назвать себя могли, - пока
Стекло сердец сосуд холодный, -
Потомками плотовщика.

1995

* * *

Желудь - медового цвета, полоски на нем золотисты,
Беленький корень раздвинул гладкую кожуру.
После он будет негоден, тусклый, сухой и ребристый.
Шепчет: заройте же в землю, иначе умру.

Где бы нам, нет, не увидеться, -
слишком вещественны взгляды,
Краем ладони задеть, различить очертанья лица.
В тысяча двадцать четвертом стихе Илиады,
Но не считай от начала. Да и не от конца.

Много там есть осторожно - медлительных строчек,
Сложных конструкций, где можно укрыться вполне.
Словно хитрил одноглазый ее переводчик,
Мастер дубовых стропил и свиданий во сне.

Греческие названья носят и наши кочевья.
У перелетных птиц молодым объясняют тут:
- Из желудей вырастают сказочные деревья,
Помнишь мы жили в стране, где они растут?

12.5.1998

* * *

Чтоб отмечать свои победы,
Похлебку варим, людоеды,
Вращая ложкою в горсти.
Заправлен супчик семенами,
И каждое могло цвести
Живым созданьем рядом с нами.
Ни капли жира или мяса,
Но гибнет здесь побегов масса.
Улыбку скаля человечью,
Держа тарелку и черпак,
Встречаем гостя тихой речью
И уговариваем так:
- Прошу, не поступайте глупо,
Отведайте глоточек супа.
В нем сила тысячи семян,
Отвага стебля, разум корня;
Кто этим супом осиян,
Живет прямее и проворней,
Победы может отмечать, -
Порукой в том сия тетрадь.

11.3.1998

* * *

Нынче праздник у нас на горе -
Мы сжигаем старье на костре.
Посмотри: в этом хламе любимом
Кормит пламя, уносится с дымом,
Улетает по ветру, горящ,
Детский зонтик в лиловых цветочках,
Надувнушка в оранжевых точках
И зелененький бабушкин плащ.
От золы в волосах твоих серость,
Ничего, это можно смахнуть.
А цветы называются вереск.
Окончательно в этом уверясь,
Из сарая несу что-нибудь.
Привидением ставшая куртка,
"Бадузан" содержавшая утка,
Можжевельник, сосна, сон - трава...
Кукла лысая щерится жутко,
И не так уж она неправа.

Домик - словно орех в кожуре.
Постарев, мы вернемся к сестре.

26.7.1997

* * *

Не выйдет тебе удачи -
Кривые тролли хитры:
Качают волной стоячей,
Обводят вокруг горы.

Болотные сыроежки
Будут твоей едой,
На щуку рогульки - вешки
Окажутся под водой.

Зарубок на белой ветке
Невелико число:
Огонь, могучие предки
И смелое ремесло

Станут тебе защитой,
Едва повернешь домой,
Сам из себя перешитый,
Каменный и прямой.

27.7.1997

* * *

Все получилось неудачно -
Дитя стекольщика прозрачно
И неспособно к ремеслу:
Нехватка режущего взгляда,
Задумчивости той, что надо,
Любви к серьезному стеклу.
Его прозрачность не буквальна,
И тело вовсе не хрустально,
Несет одежды темный клин.
Но проницаемо для сплетен,
И мыслей ход внутри заметен,
А это - невидимки чин.

Шурша среди осенних комнат
И повернув лица окно,
Ушел.
Но этого не помнят,
Все перепуталось давно.
И если звон стекла раздался,
Сосед бормочет: " Снова, глядь,
Невидимый мальчишка взялся
Отцовский бизнес поправлять".

8.9.1997

* * *

Рождает водоемы дамба
И регулирует прилив.
Стих создает плотина ямба,
Теченье слов загородив.
Но почему я, как напасти,
Бегу его волшебной власти?
Она напоминает мне
Капкана четырехугольник,
Старинный костяной игольник -
Не повернешься, как во сне.
Недопустим для лицемеров
Хорея маленький сосуд,
И амфоры других размеров
Вино и яд в себе несут.
Пеон второй - пеон четвертый
(Хоть это не мои слова),
Вы - порождение реторты,
Вполне живые существа.
Пеон четвертый непокорный,
Гомункулус лабораторный!
Плясали в небе облака,
Когда расстались мы с ТОБОЮ
Над исполинскою Невою -
И это не моя строка...
Так вот в чем ямба недостаток -
Зовет он полчище цитаток,
Мешая собственную речь
Из подсознания извлечь.

27.1.1994.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 22(281) 23 октября 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]