Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 21(280) 9 октября 2001 г.

Юлий ДИФИН (Нью-Йорк)

БАХИАНА НИНЫ БЕЙЛИНОЙ

Нина Бейлина

Четверть века тому назад Нина Бейлина эмигрировала в США, уже тогда имея репутацию одной из лучших скрипачек мира. Она закончила Московскую Центральную музыкальную школу и Московскую консерваторию, где, по ее словам, была счастливой избранницей великих учителей Абрама Ямпольского и Давида Ойстраха, и аспирантуру - у Юлия Эйдлина в Ленинграде.

Сегодня Нина Бейлина - признанный и широко известный во всем мире музыкант: лауреат международных конкурсов им. Энеску в Бухаресте (первая премия), им. Чайковского в Москве (третья премия), им. М.Лонг и Ж.Тибо в Париже (Гран При) и Золотой Медали Viotti D'Oro (Италия) с присуждением звания "Музыкант года".

А много лет тому назад, 12 января 1978 года, она дебютировала в Нью-Йорке, в концертном зале "Y" на 92-й улице, в Манхэттене.

После этого первого выступления Нины Бейлиной перед большой американской аудиторией суровый критик "Нью-Йорк Таймс" Гарольд Шенберг писал: "Играя весьма сложную программу, Нина Бейлина не сделала ни одного неточного движения. Она - серьезный инструменталист, первоклассный музыкант, скрипач-виртуоз, который не стремится продемонстрировать свою технику. В отличие от своих российских коллег, она не увлекается ни роскошным звуком, ни "вибрато". Ее игра отмечена силой звучания и выразительностью... Скрипач такой невероятной мощи не будет долго оставаться в безвестности, и в будущем мы еще не раз сможем восхищаться ее игрой. То, что стало потерей для России, оборачивается нашим приобретением".

Слова критика из "Нью-Йорк Таймс" оказались пророческими. Своим мастерством, выразительной игрой и исполнительским блеском Нина Бейлина заслужила восхищение публики и критиков во всем мире. "Messaggero" в Риме, "Times" в Лондоне, "Daily News" и "New Yorker" в Нью-Йорке писали о ней как об одном из самых замечательных скрипачей, выступающих сегодня перед публикой, а "Miami Herald" отмечала, что ее "исполнение согревает душу и даёт пищу для ума".

Со дня своего дебюта в Америке Нина Бейлина с неизменным успехом играет сольные скрипичные концерты с многочисленными американскими, европейскими и другими оркестрами: Чикагским, Сент-Луисским, Лос-Анжелесским и еще десятком других американских; с оркестрами в Италии, Израиле, Англии, Финляндии, Бельгии, Германии, Бразилии, Чили, Аргентине, Корее и на Тайване. Гастролировала она и в России. В Нью-Йорке как солист Бейлина выступала в Карнеги-Холле, Алис Талли Холле Линкольн-центра, других престижных залах.

Но может быть, самые любимые её концерты - в программах ежегодных баховских фестивалей в Нью-Йорке. В этом году фестиваль "Bach and Beyond" ("Бах и не только") проходил уже в тринадцатый раз. На протяжении всех этих лет инициатором, лидером и бессменным главным исполнителем в концертах фестиваля были Нина Бейлина и созданный ею камерный оркестр "Bachanalia". По традиции, о происхождении которой я еще расскажу, все фестивали открывались произведениями Иоганна Себастьяна Баха. Самый первый был полностью баховским. Все дороги Нине, как дети, и на вопрос о самом ярком, запоминающемся фестивале она ответить затрудняется. "Каждый из них, -говорит она, - был плодом глубоких раздумий и каких-то новых идей всех моих музыкантов. Но окончательное решение принимаю я - ведь на мне и вся ответственность!"

За эти годы знаменитая скрипачка переиграла, кажется, всего Баха, включая черновые варианты партитур и современные переложения. Фестиваль этого года, состоявший из нескольких концертов в течение весны и лета, начался исполнением скрипичного трио великого композитора - Сонатой до минор. В тот день и Бах, и вся остальная программа первого концерта фестиваля, в которую входили также произведения Шостаковича, Брамса и некоторые другие, стали подарком не только слушателям, но и самой Нине - это был день ее рождения.

Высочайшее мастерство Нины Бейлиной, невероятная работоспособность, ее вкус, постоянный поиск нового и нетривиального репертуара, оригинальных исполнительских решений неизменно вызывают уважение и восторг публики. Нина Бейлина, в совершенстве владея инструментом и тонко чувствуя возможности камерного ансамбля, поистине умеет взволновать душу каждого слушателя.

Заключительный концерт фестиваля проходил под названием "Душа и звук". Концерт начался сочиненным в 1729 году баховским "Erbarme dich, mein Gott" из "Страстей по Матфею", в котором солировали Нина Бейлина и вокалист Брюс Рэмекер. Спокойно и уверенно эта изящная женщина вышла на сцену, ничем не проявив ни своего лидерства, ни "звездности" как по отношению к слушателям, так и к своим молодым партнерам, смотревшим на нее с нескрываемым обожанием, а уникальный голос молодого голубоглазого красавца - тенора-альта Брюса Рэмекера, несколько неожиданный в человеке чрезвычайно худощавом и такого высокого роста, поразил.

Николай Качанов

В концерте выступил также "Русский камерный хор" Нью-Йорка под руководством Николая Качанова. Мысль выступить вместе с хором возникла у Н.Бейлиной и ее музыкантов давно. "Мы много слышали друг о друге, -говорит Нина. - Качанов - замечательный музыкант, а нам хотелось расширить репертуар "Bachanalia".

Для совместного выступления была выбрана "Liturgia Domestica" Александра Гречанинова, ученика Римского-Корсакова, одного из немногих композиторов в жанре русской хоровой литургической музыки (в1925 году А.Гречанинов эмигрировал сначала во Францию, а затем - в США). Так как использование музыкальных инструментов православной церковью запрещается, "Liturgia Domestica" может исполняться только в концерте. Первым фрагмент этого произведения вынес на суд публики Федор Шаляпин. В состоявшейся американской премьере "Liturgia Domestica" солистами хора Н.Качанова были прекрасный бас Михаил Светлов-Крутиков и тенор Мукунд Марафи. Хор Н.Качанова был создан в 1985 году и известен своим разносторонним репертуаром и сердечным, проникновенным пением. "Нью-Йорк Таймс" писала о "мягком и неземном звуке" хора, а его выступление с оркестром В.Спивакова "Виртуозы Москвы" в Карнеги-холле в опере Дм. Шостаковича "Раек" газета назвала событием. Н.Качанов, эмигрировавший в США в 1981 году, - известный исполнитель древних песнопений, запрещенных на его родине в советское время, и редко звучащей духовной музыки Чайковского, Танеева, Рахманинова, Свиридова, современных русских и американских композиторов.

Русская литургия звучала в лютеранской церкви поистине божественно, и каждый слушатель, независимо от вероисповедания, оценил её по достоинству.

Специально для заключительного концерта фестиваля была написана и впервые исполнена музыка Якова Якулова к двум поэтическим главам (сурам) Корана. Композитор Якулов уже давно работает с оркестром "Bachanalia", история же создания этого произведения довольно необычна...

Якулов получил музыкальное образование в Москве как пианист и композитор, написал музыку более чем к 20-и театральным постановкам и фильмам. В 1988 году он уехал из Советского Союза сначала в Мюнхен, а потом в США. Сейчас Якулов работает в Бостоне, где получил степень доктора музыки. Он побывал с выступлениями в нескольких городах Америки, в Израиле и Армении. Якулов - автор двух поставленных в Европе балетов, пяти концертов для различных инструментов, пяти струнных квартетов и большого числа симфонических, хоровых и камерных произведений.

Якулов - сын широко известного скрипача-цыгана из театра "Ромэн", а мама его - наполовину еврейка, наполовину армянка. Отца посадили на 25 лет - по сути только за то, что в очень непростое время позволил себе играть Дюка Эллингтона. Знаменитым был и дедушка Якова - художник Георгий Якулов. Ему, в частности, принадлежит известный портрет В.Мейерхольда. Яков - не только композитор, но и блестящий пианист-импровизатор, кроме того, играет в одной из церквей Бостона на органе.

"Яков Якулов, -говорит Н.Бейлина, - чрезвычайно талантливый композитор, владеющий всеми способами современной композиции. У него осталось то, чего у многих сейчас нет, - мелодия. "Romance", несколько других вещей, он написал специально для меня, в том числе и сегодня исполненные "Two Meccan Surahs".

Яков Якулов

Это произведение - первая попытка отступить от традиции, позволяющей только декламацию Корана, и дать священному тексту современную музыкальную интерпретацию. Для осуществления замысла Я.Якулову понадобилось специальное разрешение Исламского совета в Бостоне. Солистом в сурах выступил тот же тенор, любимец публики Брюс Рэмекер.

Вот так в программе заключительного концерта фестиваля "Бах и не только" появились эти три произведения. При этом стало ясно, что между Бахом и Якуловым получился разрыв, который нужно было как-то преодолеть. Тогда-то и появилась идея исполнить сочинение Эрнеста Блоха "Нигун", навеянное драматической поэмой Эфраима Лессинга "Натан Мудрый".

"Нигун" (импровизация) - вторая часть сюиты Блоха "Три картины из хасидской жизни". Каждая из трех частей соответствует одному из священных дней еврейского календаря: Рош-Хашана, Йом-Кипур и Симхас-тора.

Сольную версию "Нигун" Нина Бейлина исполнила с таким душевным накалом, с такой сдерживаемой страстью, которые заставили не одного слушателя утирать слезы. Пожалуй, именно это сочинение и стало апофеозом концерта.

В первый раз Н.Бейлина сыграла "Нигун" как сольное произведение в Касселе в Германии. В программе стоял концерт Дм. Шостаковича, опус №77. Композитор написал его, когда в СССР начались массовые преследования евреев после "дела врачей" и в период "борьбы с космополитизмом". Об исполнении сочинения в те годы не могло быть и речи. Но прошло время, и концерт был опубликован уже как опус №99.

Зал в кассельском театре был переполнен. Хор, который позже в этой же программе должен был петь в "Реквиеме" Моцарта, попросил разрешения, за неимением места в зале, слушать концерт Д.Шостаковича прямо на сцене. Успех у Нины был полный, она много раз выходила к публике на поклон. Радостно возбужденный успехом концерта режиссер театра, где все это происходило, сказал Нине:

- Послушайте, вы обязательно должны к нам приехать еще раз, а сейчас сыграйте что-нибудь "на бис"!

"Я не предполагала, - вспоминает Нина, - что после такого большого и сложного произведения мне придется играть "на бис", и, кланяясь, лихорадочно думала, что же сыграть? Первая мысль - Бах, но тут же решила: нет, после этого нервного, драматического протеста против преследования евреев Бах не годится. И тут я вспомнила о "Нигуне" Блоха, который я раньше играла с оркестром. Пьеса была близка по теме к концерту Шостаковича, но в репертуаре этого оркестра ее не было! И тогда я сыграла соло скрипки, как написано у Блоха, но добавила несколько музыкальных фраз из оркестровой партитуры. С тех пор прошло уже лет пятнадцать, и я периодически включаю эту композицию в свои программы, тем более что здесь она оказалась как нельзя к месту..."

Я позвонил Нине Бейлиной на следующий день после концерта и попросил рассказать немного о себе.

- Я приехала в Америку по самой обычной причине: я - еврейка, и в России мне было плохо. У меня был маленький сын, о будущем которого я беспокоилась, а с отчеством "Израилевич" там ему вообще нечего было делать.

Ее первым мужем, отцом их сына Эмиля, который ныне играет в "Bachanalia", был молодой, очень талантливый дирижер - Израиль Чудновский. Он умер от рака, когда сыну было полтора года. Это была идея мужа - эмигрировать, и Нина выполнила его завещание, выехав в США с ребенком.

В России Нина была достаточно известным музыкантом, но скоро поняла, что ей никогда не перепрыгнуть некоего незримого, но вполне реального барьера. Приехав в Нью-Йорк, она и для себя, не только для сына, надеялась сделать что-то большее, чем ей предписывали в Советском Союзе. И сегодня можно сказать, что Нине Бейлиной это удалось.

- Как появилось необычное название вашего оркестра?

- Слово "Bacchanalia" c двумя "с" переводится как "вакханалия", что означает древнегреческий праздник в честь Вакха. В нашем случае, с одним "с" - это тоже праздник - в честь Иоганна Себастьяна Баха.

- Мой оркестр - это мое детище и моя творческая лаборатория. Вместе мы экспериментируем с новыми произведениями. И кроме того, я даю возможность молодым музыкантам играть камерную музыку. Им в Нью-Йорке трудно делать свою карьеру, но, благодаря моим усилиям, они могут играть не только для заработка, но и для удовольствия помузицировать. Все их концерты организует и оплачивает "Bachanalia".

- Нескромный вопрос: а чем зарабатываете вы?

- Я преподаю, даю сольные концерты, играю концерты с оркестрами. Не так давно прошли мои гастроли в Германии и Испании. С поездкой в Испанию у меня связаны и очень приятные личные воспоминания. Там я встретилась со своими старыми друзьями и коллегами, бывшими музыкантами оркестра В.Спивакова, которые осели в Испании. Я провела с ними мастер-класс, а в Мадриде осуществила свою давнишнюю мечту - пошла к Гойе...

- А каковы ваши отношения с самим Спиваковым?

- Сложные, - сдержанно отвечает Нина. - Он очень талантливый человек, но многие вещи мы понимаем по-разному. При внешней похожести нашей деятельности мы идем с ним разными путями, и у нас разные цели. Его цель - это то, что американцы называют "entertainment" - развлечение, а я иду вглубь и не гонюсь за успехом за счет популярности репертуара. Знаю, что менее успешна, но от своих убеждений, от своих принципов не собираюсь отступать. Бываю я с концертами и в России: там у меня много друзей, там - могилы моих близких, к сожалению, очень рано ушедших из жизни.

Нина Бейлина

- Рассказывая о Якулове-отце, вы упомянули Дюка Эллингтона. А как вы сами относитесь к Эллингтону и джазу вообще?

- Мне не нравится современная поп-музыка, примитивная и слишком для меня громкая. А настоящий джаз я люблю: Гершвина, которого много играла, негритянские спиричуэлы, Глена Миллера. Люблю и Эллингтона, которому удалось сказать новое слово в джазе. А началось все с того, что в свое время знаменитый киноактер и человек самых разнообразных талантов Майкл Мориарти написал специально для меня джазовую композицию, которую в мою честь назвал "Нина-Блюзина". С Майклом у нас была большая дружба. Мы сошлись с ним на любви к Баху. В течение нескольких лет он выступал как ведущий на концертах моего оркестра. К сожалению, его звезда резко закатилась, когда несколько лет тому назад он высказался за легализацию наркотиков. Сейчас Майкл живет в Канаде.

Год назад, когда я познакомился с Ниной Бейлиной она подарила мне свою фотографию, на которой написала: "Моему новому товарищу в борьбе за Музыку, классическую, не продажную, трудную, которая разговаривает с тобой".

Я не думаю, что Нина Бейлина борется за Музыку. Она просто побеждает, без борьбы.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 21(280) 9 октября 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]