Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 20(279) 25 сентября 2001 г.

Владимир ВОЙНА (Мэн)

САМЫЙ СТРАШНЫЙ ДЕНЬ

Когда начинался этот день, 11 сентября 2001 года, ничто не предвещало беду. Над умиротворенным после летней жары Нью-Йорком взошло спокойное солнце. Синь неба, прозрачный воздух, ослепительная зелень листвы в Центральном парке - всё радовало глаз.

Через два с половиной часа, в половине одиннадцатого утра южная часть Манхэттена лежала в руинах.

Этот день разорвал надвое жизни людей, жизнь страны. Отныне люди будут вести счет событиям "до" и "после" 11 сентября, и Америка уже никогда не будет такой, какой была прежде.

В этот день страна пережила национальную трагедию, которую - это сопоставление пришло в голову сразу и многим - можно разве что сравнить с Пёрл-Харбором, самым большим в истории страны унижением. Как теперь, так и тогда Америка оказалась не готовой к войне. Но Пёрл-Харбор - событие шестидесятилетней давности. А события этого страшного утра происходили воочию, в крупнейшем городе страны, на глазах всего мира, видевшего по телевидению каждую подробность вселенского ада. И погибли за эти два с половиной часа по крайней мере вдвое больше людей, чем в Перл-Харборе.

Международный терроризм уже который год ведет войну против США, как на территории Америки, так и за ее пределами. Однако до сих пор его атаки носили спорадический характер, их можно было как-то пережить, не меняя образа жизни. Пожар в Международном центре торговли в Нью-Йорке в 1993 году был, конечно, драматическим событием и напугал многих, как и взрывы в посольствах США в странах Африки, похищения и взрывы самолетов, попытка потопить эсминец... Но Америка жила после этих событий так же, как жила прежде. И только теперь она, кажется, проснулась в отчаянии, ярости, гневе.

Уже приняты самые неотложные меры. Усилен контроль на границах, которые до сих пор были, на мой взгляд, до смешного проницаемыми. Происходит более строгая проверка пассажиров в аэропортах, патрулирование улиц, проверки на дорогах. Еще не режим военного времени, но все-таки...

Террор застал страну врасплох. Нет у Америки, как оказалось, "щита", ни ядерного, ни какого-то другого, чтобы укрыться от нападения невидимого врага: совсем не Пирл-Харбор, не японские самолеты с четкими опознавательными знаками.

Террористов было, как считают, всего 18. По четыре-пять на каждый угнанный самолет. В каждой группе было кому завладеть управлением и довести машину до места запланированного взрыва. Установлено даже, кто из угонщиков, где и когда получал в США (в штате Флорида, в частной школе) соответствующую подготовку, научился летать на американских самолетах.

Известно об этой группе террористов достаточно много. Обнародованы их имена. Власти, ведущие расследование, установили, каким образом и через какой контрольно-пропускной пункт они пробрались из Канады в США, как, когда и где делались пересадки с одного вида транспорта на другой, где покупались авиабилеты, какие брались напрокат автомашины, какими банковскими счетами пользовались... Осталось найти и отдать под суд сообщников, потому что без посторонней помощи террористы не справились бы с этой крупномасштабной, четко проведенной акцией. Конечно, найдут. Уже произведены первые аресты подозреваемых лиц. Это Америка, полиция и ФБР здесь найдут иголку в стоге сена, даже при отсутствии паспортной системы, как в России.

Что происходило на борту угнанных самолетов? Один из четырех "черных ящиков", фиксирующих записи разговоров членов экипажа в последние полчаса перед катастрофой, найден в штате Пенсильвания, где по неизвестной причине упал один из самолетов. Но записывающее устройство повреждено, и пока не говорят, что можно узнать с его помощью. В остальных трех случаях трудно рассчитывать на находку "ящиков".

Не вызывает сомнений, что два самолета с самого же начала операции предназначались для уничтожения Всемирного торгового центра, двух башен-близнецов в Нью-Йорке. Третий, возможно, был нацелен на Белый дом, но в последнюю минуту перенацелен на Пентагон, поскольку пилот-террорист мог не найти спрятанный в зелени листвы невысокий Белый дом. Что же касается Пентагона, то это огромный, легко различимый с воздуха пятиугольный комплекс, самое большое из зданий аппарата управления страны.

Четвертым самолетом, возможно, планировалось взорвать летнюю резиденцию президента США в Кемп-Дэвиде. Есть такая версия. Именно там происходили вошедшие в историю ближневосточные переговоры. Была ли в замысле террористов, если таковой существовал, еще и зловещая историческая символика - "покончить с Кемп-Дэвидом"? Но лайнер врезался в землю неподалеку от Питтсбурга. По всей видимости, на его борту пассажиры попытались воспрепятствовать замыслам террористов.

Почему именно Всемирный торговый центр послужил объектом нападения террористов? Учреждения, арендовавшие в двух башнях Всемирного центра служебные помещения, олицетворяли частный капитал, мировую торговлю, ту самую глобализацию, что вызывает ожесточенное сопротивление всех леваков мира. Невообразимо высокие башни служили красноречивым символом могущества и богатства Америки, ее "мирового господства", ее "диктата", по терминологии правдистов. Неподалеку Уолл-стрит, биржа, Financial District, часть Нью-Йорка, где сконцентрирована значительная часть мирового капитала. Когда говорят о Нью-Йорке, что он "финансовая столица мира", речь идет как раз об этой части города.

Из 110-этажных башен легко просматривалась Статуя Свободы на острове Эллис-Айленд, через который прошли когда-то миллионы эмигрантов, и Бэттери парк, где установлен впечатляющий памятник эмигрантам в Новый свет.

Для террористов, задавшихся целью унизить Америку, растоптать ее престиж и идеалы, Всемирный торговый центр был лакомой целью. Недаром именно здесь, в одной из башен Центра, арабские террористы предприняли в 1993 году первую попытку "взорвать Америку".

К тому же сами башни, выстроенные еще в 60-е годы, долгое время считались самыми высокими в мире (пока в Чикаго не вырос еще более высокий небоскреб "Сиэрс"; потом зарубежные строители перегнали и его). "Близнецы" десятилетиями служили опорными точками в прославленном урбанистическом пейзаже южного Манхэттена. Этот пейзаж олицетворял Америку. Для тех, кто прибывал в США на океанском лайнере, он являл собой чарующее, волнующее зрелище.

Можно ли представить Париж без Эйфелевой башни?

Многие приходили сюда "просто так". Приятно было посидеть в одном из знаменитых ресторанов Всемирного центра, либо на его нижних этажах, либо на верхотуре, откуда с самой высокой точки Нью-Йорка открывался потрясающий вид на город, на Статую Свободы. Шли на выставки, бродили по многочисленным магазинам. С утра до вечера в здания направлялся поток посетителей. В холлах, скоростных лифтах, коридорах сновали десятки тысяч сотрудников адвокатских, страховых и прочих контор - и столько же, наверное, посетителей. Стотысячный город!

Сейчас на его месте руины. Под ними погребены, по последним данным (которые все время уточняются, увы, в сторону увеличения) более 5000 человек. Это - пропавшие без вести. Найдено 185 трупов, но гораздо больше - отдельных частей тела, которые будут подвергнуты тщательной идентификации с помощью новейшей техники, анализов ДНК и т.д. Множество раненых сражаются за жизнь в больницах Нью-Йорка.

Сила взрыва, как считают, достигла тротилового эквивалента атомной бомбы. Знаменитые стальные конструкции, гордость американской строительной техники, на которых держались здания, смогли бы, возможно, выдержать даже и такой взрыв, но пожар расплавил металл... Здания на глазах всего мира рухнули, погребая под собой, в числе многих жертв, спасателей, полицейских, пожарников. Пожарников 11 августа здесь погибло больше, чем за полтора с лишним века существования противопожарной службы города, гордости ньюйоркцев. Еще одно трагическое сопоставление: за одно утро здесь - и в Вашингтоне, в здании Пентагона - погибло больше американцев, чем за самый кровавый год войны во Вьетнаме.

Рухнули близлежащие здания, оставив руины, циклопические завалы, как после ожесточенной бомбардировки во время войны. Еще несколько зданий еле держатся. Их потом уберут, вопрос лишь в том, чтобы по возможности не помешать сегодняшним работам по расчистке руин. Груды строительного мусора, обгоревшие, покореженные стальные балки и опоры, остовы автомобилей и автобусов, цемент, бетон, пыль выше щиколоток, мириады разнесенных ветром листков бумаги, документов из теперь уже несуществующих контор... В течение многих часов здесь было пусто и страшно, темно от пыли, асбеста, дышать нечем. Туман, который не рассеивался несколько дней. Вытянул руку - не увидишь пальцев.

Район оцепили, полиция никого не пускает. Поезда метро с севера доходят до Канал - стрит: дальше движения нет. Но делается все возможное для скорейшего возвращения этого района к нормальной жизни. В понедельник, 18 сентября, уже заработала нью-йоркская биржа...

Город мгновенно опустел, прекратилось безумное движение наземного транспорта, из магазинов исчезли товары. Люди ждали вестей о судьбе пропавших, носились по больницам, к ним невозможно было дозвониться по телефону из другого города, из другой страны: линии связи были забиты или оборваны. Весь мир пытался выяснить судьбу знакомых, родных, друзей.

Известный американский журналист Билл Келлер в статье, опубликованной в газете "Нью-Йорк таймс", вспоминает историю, которую ему рассказал в свое время Бенджамин Вайзер, репортер той же газеты, со слов знакомого сотрудника ФБР.

Этот сотрудник конвоировал на вертолете после суда террориста, одного из тех, кто устроил прежний взрыв Всемирного торгового центра в 1993 году - Рамзая Ахмеда Юсефа. Пролетая над Манхэттеном, фэбээровец указал на здание Всемирного торгового центра и сказал: "А здание-то стоит!" На что террорист ответил: "Было бы достаточно денег и взрывчатки, оно бы там не стояло".

На этот раз для взрыва всего оказалось достаточно.

Узнав о нападении террористов, власти тут же начали эвакуацию Белого дома, Капитолия, правительственных учреждений. Агенты охраны Белого дома выпроваживали сотрудников президентской канцелярии и обслугу через калитку прямо на улицу: скорее, скорее... Лидеры Конгресса нашли прибежище в каком-то бункере.

Министр обороны Доналд Рамсфелд, штатское лицо, оказался единственной крупной государственной фигурой на своем рабочем месте, в Пентагоне. Но именно здание министерства обороны оказалось объектом нападения террористов. Взрыв раздался в девять сорок пять - и уже через пять минут начался великий исход, эвакуация здания. Пожар длился часами, и министр все это время руководил спасательными работами.

Сотрудницы правительственных учреждений, держа в руках элегантные туфельки на высоких каблуках, босиком бежали по улицам города. Тут же закрылись магазины, рестораны. Полиция оцепила кварталы вокруг Белого дома, опустели улицы. Впрочем, нашлись и такие, кто не бросился бежать, напротив, остался на улице слушать последние известия по радио. Вокруг транзисторных радиоприемничков собрались группки людей, слушающих вести о нападении на Америку, как когда-то их отцы слушали по радио о нападении на Перл-Харбор и о начале войны.

Президент на своем самолете в тот день совершил несколько взлетов и посадок, в разных концах страны. Через несколько часов после взрывов было транслировано, в записи, его заявление по поводу терактов. В семь вечера президент, наконец, появился в столице - и в восемь тридцать обратился к народу уже в прямом эфире.

Мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани целый день провел на руинах, в посеревшем от пыли костюме. Вёл себя достойно, разговаривал с пожарниками, пытался оказать моральную поддержку спасателям.

Кстати, в Великобритании во время ожесточенных бомбежек Лондона и других английских городов король и королева категорически отказывались покинуть Лондон, заявили, что остаются с народом. Они появлялись после бомбежек на месте разрушенных кварталов, утешая оставшихся в живых, вселяя в людей веру. (Народ это помнит: королева-мать, которой уже за сто лет, пользуется особой любовью англичан). Лондонцы повторяли: "Если уж королевская семья не боится и не спасается бегством, значит, и нам Бог велел выстоять". И выстояли.

"Вы всё теперь поняли?" Эту фразу, не сговариваясь, повторили в своих статьях двое известных журналистов в одном номере "Нью-Йорк таймс", от 12 сентября. Эти журналисты хорошо знали ситуацию на Ближнем Востоке, часто там бывали. У них в ушах еще звучали споры с израильскими коллегами, друзьями, знакомыми. И в час катастрофы они как будто услышали их голоса с другого конца планеты: "Do you get it now?" Ну, теперь вам, американцам, всё понятно?

Почему же прежде не могли понять?

Но легко ли представить себе, что такое ежедневная, ежечасная, ни на минуту не прекращающаяся жизнь на пороховой бочке, в постоянном ожидании взрыва. Очередной смертник-террорист в самом людном месте взрывает бомбу, и гибнут люди: твой ребенок, родитель, супруг, друг, сослуживец, если не ты сам. Ведь это надо пережить самому. Поймут ли теперь американцы израильтян?

В Америке постоянно звучит критика Израиля за "неуступчивость", "нежелание понять другую сторону", у которой, дескать, тоже есть свои интересы. Не надо, мол, раздражать, упорствовать, надо искать компромиссы. Какие, однако, "интересы" у бомбометателей, у террористов? Утопить всех без исключения израильтян в море? Они эту цель не скрывают. Какие компромиссы могут быть с террористами, взорвавшими Всемирный торговый центр, Пентагон?

Жителям суверенного государства (другого такого прецедента в мировой практике не было и нет) отказывают в праве на существование. По сравнению с принадлежащими арабам безбрежными просторами, территория Израиля - микроскопический клочок земли. Причем в основном это камни, пески, горы. Израильтяне готовы помочь всему арабскому миру освоить принадлежащую арабам бескрайнюю пустыню, создать там сплошной оазис, цветущую жизнь, что израильтяне прекрасно умеют. Но воинственно настроенные арабы никогда не смирятся с существованием крошечного по размерам государства на землях, которые арабы считают своими. И будут истреблять израильтян до тех пор, пока есть силы. А заодно воевать методами террора с ненавистным Западом. И никакая дипломатия, никакие уговоры и переговоры не помогут. Только "сила против силы"! Поймут ли теперь американцы, что "примирять интересы" в данном случае бессмысленно, невозможно? Дойдет ли до сознания Америки, что от такого противника можно ожидать любого коварства?

Косвенную вину за произошедшее несет и Советский Союз, которому в 1979 году понадобилось свергнуть миролюбивый королевский режим в Афганистане. Потом свергли правительство либерально-демократической ориентации, поменяли дружеский по отношению к Москве режим на диктаторский, коммунистический. Захватившего власть лидера застрелили после того, как он вышел из повиновения Кремля. Новый афганский режим, ненавистный народу, вызвал рост религиозного фанатизма. Плоды его теперь расхлебывает весь мир.

Американцы же, помогая афганским партизанам-антикоммунистам, выпустили из бутылки другого джина - бен Ладена, миллионера, религиозного фанатика, который ныне стал врагом Америки номер один. По всей видимости, именно он и организовал эти чудовищные теракты.

Президент Джордж Буш объявил войну терроризму. Это необычная война: враг непредсказуем, неуловим. За его передвижениями невозможно уследить. Кто знает, как сложатся события дальше?

Впрочем, по крайней мере одно предсказание сделать просто. Теперь-то Америка тем более не отступится от создания надежной системы противоракетной обороны. Системы, у которой до сих пор было немало оппонентов в Европе, включая Россию. А что Америке еще делать? Слишком широким стал в наши дни круг "неуправляемых", радикализированных стран, часть которых располагает или вот-вот завладеет ядерным оружием.

Помимо опасности государственного терроризма, существуют сонмы террористических организаций, которым открыто покровительствуют антизападные диктаторские режимы. Эти режимы сегодня открещиваются от ответственности за события 11 сентября. Но если на контролируемой Арафатом территории сегодня праздник, и ликуют взрослые и дети (эти кадры и фотографии мы все видели), то кого убедят фальшивые арафатовские соболезнования, заявления о непричастности к войне против США?

Неминуемым результатом терактов 11 сентября станет и увеличение ассигнований на военные цели в Соединенных Штатах. После атак на Пентагон и Всемирный центр можно ожидать принятия ограничений на полеты коммерческих лайнеров и частных самолетов над американской столицей и крупнейшими городами. Американцы при этом ссылаются, кстати, на опыт России: такие полеты запрещены над Москвой (что, правда, не помешало молодому немцу Русту облететь Кремль и сесть у его стен). Но тогда ненужным окажется столичный аэропорт, расположенный рядом с центром Вашингтона и названный недавно именем Рональда Рейгана. Так или иначе, ясно, что контроль над воздушным пространством США будет усилен.

Ну, а как с военным ответом на действия террористов? Надо полагать, ракетно-бомбовыми ударами по базам террористов дело не ограничится. Не исключены широкомасштабные боевые действия с участием наземных войск, подобные молниеносной операции против Ирака. Военные руководители США будут теперь меньше церемониться в выборе целей, оглядываясь на общественное мнение в том случае, когда есть риск угодить в гражданский объект, будут более жестко и решительно проводить удары по избранным целям, чтобы подвергнуть противника разгрому. На войне, как на войне.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 20(279) 25 сентября 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]