Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 20(279) 25 сентября 2001 г.

Борис ШУСТЕФ (Рочестер, Нью-Йорк)

ДА НЕ РАЗОЙДУТСЯ СЛОВА С ДЕЛОМ

Невозможно передать ужас, в который погрузилась Америка во вторник 11 сентября 2001 года. Как написал американский журналист Джордж Вилл, "Американцы вдруг очутились в мире, в котором Израиль обитает ежедневно". Для американцев каникулы закончились. Террор обрушился на пребывавшую в безмятежном блаженстве страну дикой болью.

Наверное лишь через пару недель станет известно истинное число жертв, когда спасатели завершат свою работу по извлечению тел погибших из под обломков рассыпавшихся, как карточные домики, небоскребов Всемирного торгового центра и целого крыла здания Пентагона. Но уже сегодня известно, что число погибших составит несколько тысяч человек. Никогда на территории Америки за один день не умирало сразу столько людей. Если взять среднюю предполагаемую цифру погибших - 8 тысяч - и пересчитать всё пропорционально на масштабы Израиля, то мы получим как раз число израильтян, погибших от террора с момента начала второй арафатовской интифады. То есть за один день Америка испытала почти год арафатовского террора.

Трагедия, потрясшая Америку, заставила ее политиков назвать вещи своими именами. "Это не террор, это - война" - сказал президент Буш. Как ни печально это признать, но Америка сегодня расплачивается неимоверной ценой жертв за свою наивность и самоуверенность. Даниэль Пайпс писал 12 сентября в "Wall Street Jornal", что еще в 1997 году американский специалист по террору Стивен Эмерсон предупреждал - угроза терроризма [в Америке] "намного больше сейчас, чем до взрыва в Мировом торговом центре [в 1993 году], так как число террористических групп [в Америке к тому моменту] и их участников возросло. Собственно говоря, я бы сказал, что сегодня существует инфраструктура, которая может произвести одновременно по всей Америке двадцать взрывов типа того, который был осуществлен во Всемирном торговом центре".

Америка впервые столкнулась с настоящим террором в 1983 году, когда в Бейруте террорист-самоубийца взорвал автомобиль со взрывчаткой около американского посольства, что привело к гибели 63 человек. Террористической операцией руководил Иммад ал-Хадж Мугние, человек служивший в элитном арафтовском "Отряде 17", и который по указанию Арафата в 1982 году перешел в "Хизбаллу", где не только был ответственным за координацию деятельности Фатаха и "Хизбаллы", но и руководил всеми операциями "Хизбаллы". Как отметили в 1990 году Нил Ливингстон и Давид Галеви в книге "Внутри ООП", "Ни один террорист, включая Абу Нидаля, не нанес больший урон Соединенным Штатам за последнее десятилетие, чем Мугние".

Пайпс написал, что американцы никогда до сих пор не рассматривали терроризм как вид военной активности, они относились к нему как к криминальной деятельности и реагировали соответственно. То есть старались лишь арестовывать и предавать суду самих террористов, абсолютно упуская из вида необходимость бороться с инфраструктурой террора. Все это развязывало руки тем, кто планировал, организовывал и руководил террористической деятельностью.

Более того, американские лидеры, что особенно ярко проявилось в эпоху Клинтона, не понимали, какую угрозу несет человечеству исламский фундаментализм. Осуществляя бомбежку Сербии, Клинтон и его европейские союзники вряд ли догадывались, что тем самым косвенно подготавливали почву для террористического ада, разверзнувшегося 11 сентября. Выкроив Косово- мусульманское государство - из части Югославии, Клинтон помог воинствующему исламу поверить в то, что приближается время победы исламской идеологии, время строительства новой исламской империи, время, когда власть над миром будет вновь принадлежать исламу.

Также вряд ли кто-то в Америке задумывался о том, что помогая афганским муджахиддам бороться с Советским Союзом, американцы невольно приближали кровавый вторник сентября 2001 года. Ведь Осама бен Ладен, на которого все чаще указывают сегодня как на организатора чудовищной террористической операции 11 сентября, еще совсем недавно был американским союзником. Этот мультимиллионер вместе с американцами финансировал борьбу афганцев против советской оккупации. Похоже, американцам было тогда невдомек, что он ненавидит Америку так же сильно, как и Советский Союз.

Сегодня большинство экспертов сходятся во мнении, что скоординированный угон четырех самолетов и направление их в заранее намеченные цели потребовал многих месяцев кропотливой подготовки. Если учесть, что в угоне каждого самолета участвовало от 3 до 6 человек, (об этом сообщил генеральный прокурор Эшкрофт) и что для операции такого рода требуется еще по крайней мере дюжина других людей (наблюдение за аэропортами, координация, техническое обеспечение и т. д)., то получится, что в подготовке и исполнении этой чудовищной террористической акции участвовало по крайней мере 30 человек. А это значит, что свои усилия объединили несколько террористических групп и скорее всего одно или два государства, известных своей поддержкой террора.

Проведение операции бесспорно потребовало огромных денежных вложений и скорее всего именно в финансировании принял участие Осама бен Ладен. Согласно первым просочившимся в прессу сведениям, у пятерых угонщиков самолетов были египетские или саудо-аравийские паспорта. Арабский след напрямую ведет к исламскому фундаментализму. Однако будет ошибкой возложить ответственность на одного Осаму бен Ладена. Его участие вряд ли шло дальше денег, саму операцию скорее всего разрабатывали группы, тем или иным образом связанные с палестинским терроризмом, с Ясиром Арафатом. Для такого предположения есть много веских причин.

Израильская разведка располагает неопровержимыми доказательствами причастности Арафата к кругу людей, занимавшихся подготовкой взрыва Всемирного торгового центра в 1993 году. Наиболее богатым опытом по успешному угону самолётов обладает Демократический Фронт за Освобождение Палестины. Сложность и высокое мастерство при проведении акции позволяют также предположить вовлечённость в неё оперативного отдела "Хизбаллы". Именно эта организация в свое время провела печально известный теракт в Буэнос Айресе, именно ее операциями руководил Мугние, и, возможно, руководит до сих пор, ибо о его судьбе ничего не известно.

Что же касается стран, которые могли способствовать подготовке этого террористического кошмара, то и Ирак, и Ливия, и Иран давно возвели Америку в ранг "главного Сатаны".

В любом случае идентификация и обезвреживание непосредственных организаторов и оставшихся в живых участников терактов 11 сентября хоть и важны, не должны являться основной целью американского отклика. Главной целью должна быть глобальная, эффективная, систематическая и бескомпромиссная борьба с террором. Президент Буш заявил, что Америка "будет действовать не только против террористов, но и против тех, кто предоставляет им убежище и поддержку. Американский госсекретарь Колин Пауэлл сказал на пресс-конференции в Вашингтоне 12 сентября: "Мы должны не только наказать тех, кто осуществил это злодеяние, но должны найти и разобраться с источником их поддержки, независимо от того, исходит ли эта поддержка от какой-то страны или от другой организации. Мы должны бороться с террором и выкорчевать его".

По заявлению Колина Пауэлла, Америка приложит "усилия в мировом масштабе по созданию коалиции против всех форм терроризма... Америка намерена бороться с терроризм во всем мире, какую бы он ни принимал форму. Это бедствие не только Америки, но и всей цивилизации, и ему должен быть положен конец". Будем надеяться, что слова Пауэлла не разойдутся с делом, ибо, как сказал корреспонденту агентства Рейтерс Беньямин Нетаниягу, узнав о трагедии, обрушившейся на Америку: "Нашей целью должно стать полное уничтожение сил террора. Если мы не разрушим их, они появятся снова, на этот раз с оружием массового уничтожения".

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 20(279) 25 сентября 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]