Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 20(279) 25 сентября 2001 г.

Борис ШЛАЕН (Париж)

ФРАНЦУЗСКИЕ МУЗЕИ НЕ ХОТЯТ ВОЗВРАЩАТЬ КОНФИСКОВАННЫЕ НАЦИСТАМИ КОЛЛЕКЦИИ

Жорж Брак. "Человек с гитарой". 1914 г. Одна из наиболее известных картин коллекции А.Канна, оказавшихся в Музее современного искусства центра имени Помпиду.

Печально сложилась судьба коллекции живописи крупнейшего французского коллекционера Альфонса Канна. Канн происходил из богатой семьи австрийских евреев и был известным коллекционером в период между двумя мировыми войнами. После начала гитлеровской европейской кампании Канн покинул Францию и обосновался в 1938 году в своём лондонском доме. Позаботился он о том, чтобы заблаговременно вывести свою бесценную коллекцию импрессионистов, но современная живопись, а также многочисленные скульптуры и объекты искусства всё еще оставались во Франции.

Как известно, нацисты были прекрасно осведомлены о ценных коллекциях в оккупированных ими странах, грабили они с толком и знанием дела. Этим занималась специальная организация, созданная нацистским чиновником Альфредом Розенбергом, который отвечал за планомерный грабёж Европы.

Восемнадцатого октября 1940 года перед особняком Канна в парижском пригороде Сен Жермен О'Лe остановилась целая колонна немецких грузовиков. За несколько дней особняк был очищен и нацисты увезли тщательно упакованные две тысячи произведений искусства. Произведения наименее известных авторов были быстро проданы на аукционе, но двести картин, в том числе работы Моне, Леже, Пикассо, Брака, Клея, Хуана Гриса, Делакруа, Дега, Курбе и других знаменитых художников, отправились в Германию.

Поскольку нацистская бюрократия отличалась основательностью, на месте было сделано полное описание награбленного. В 1942 году организация Розенберга составила подробный перечень всех произведений искусства, конфискованных на оккупированных территориях Европы.

В конце войны из Германии удалось вернуть около ста картин коллекции Канна, которые и были возвращены их владельцу. Но куда же делась вторая половина, ещё около ста бесценных полотен?

Поисками этих сокровищ занялся Франсуа Варен, чьё имя заставляет сегодня дрожать французское министерство культуры. Дело в том, что Варен намеревается возбудить дело против французского Музея современного искусства центра имени Помпиду по обвинению в укрытии краденного.

68-летний Франсуа Варен, который является внучатым племянником Альфонса Канна, поставил перед собой цель - разыскать 45 шедевров живописи, украденных у его родственника нацистами и рассеянных теперь по всем концам земного шара в запасниках музеев и сейфах частных лиц.

Франсуа Варен всего лишь один раз видел оставшегося в Англии до конца своей жизни (он умер в 1948 г). Альфонса Канна. Поскольку семья покойного плохо знала коллекцию, наследники Канна предполагали, что недостающие картины в конце войны были захвачены советскими войсками и переправлены в СССР. Семья Канна наивно верила французским чиновникам, утверждавшим, что они ничего не знают о судьбе исчезнувших картин. Однако в 1996 году Варену попалась в руки книга американского журналиста Гектора Филисьяна "Пропавший музей". Журналист, в прошлом многолетний корреспондент "Вашингтон Пост" во Франции, в течение семи лет вёл расследование по поводу судьбы пропавших при нацистах произведений искусства. В результате он обнаружил поразительные факты, вызвавшие крупный скандал во Франции.

В 1949 году, когда возврат собственности их владельцам практически прекратился, а комиссия, занимавшаяся этой проблемой во Франции, под давлением высокопоставленных чиновников была распущена, всё ещё оставалось около 15 тысяч произведений искусства, владельцы которых, в своём большинстве французские евреи, так и не были обнаружены.

Министерство иностранных дел Франции решило тогда продать большую часть этих работ, в то время как две тысячи лучших и наиболее дорогих произведений, в том числе тысячу картин, передать в ведение национальных музеев, которые как бы становились их хранителями на тот случай, если владелец будет обнаружен.

Эти работы были прекрасно известны специалистам, однако министерство культуры Франции не приложило абсолютно никаких усилий для того, чтобы обнаружить владельцев.

Правда, картины были выставлены для обозрения в течение короткого времени в начале 50-х годов в провинциальном замке в Компьене. После чего большинство из этих работ попало в музейные запасники. А знаменитые нацистские списки конфискованных работ с инициалами владельцев против каждой работы находились во французском МИДе, в секретном отделе, доступ к которому закрыт. Более того, ни одна из французских административных служб не потрудилась за более чем полвека проследить историю этих картин и найти их владельцев. Напротив, Дирекция национальных музеев, ни мало не стесняясь, потребовала от правительства передать невостребованные картины в её полное владение.

Как справедливо считает американский журналист, всё это можно назвать неприкрытым грабежом. Интересно, что в дальнейшем потребовалось всего несколько часов, чтобы в ряде случаев установить владельца картины.

В своей книге Филисьян как пример приводит историю трёх картин, Леже, Пикассо и Глеза, две из которых относятся к коллекции Канна. Многие специалисты считают, что книга американского журналиста стала поворотным пунктом в судьбе картин.

Французская администрация, обвинённая в присвоении чужого имущества, вместо того, чтобы извиниться перед ограбленными и вернуть картины, наотрез отказалось это сделать.

Да это и понятно, кто же хочет расставаться с таким богатством. Музейное руководство не волнует, кому принадлежат столь дорогостоящие картины, главное, что им они достались совершенно бесплатно, а за последние десятилетия оно привыкло рассматривать как свою собственность.

Именно в этом Франсуа Варену пришлось быстро убедиться. В сентябре 1996 года новый председатель Ассоциации памяти Альфонса Канна, которую Варен составил вместе с десятью другими наследниками, после долгих судебных препирательств получил доступ к МИДовским архивам.

*

Сравнивая списки Розенберга с черновиком описи сорокового года, который он смог достать в Германии, и с просьбами о реституции картин, направлявшихся французским властям самим Альфонсом Канном после войны, он обнаруживает 45 недостающих картин, в том числе десять работ маслом Пикассо.

К счастью, сохранились фотографии из залов особняка Канна, где на стенах можно различить пропавшие картины. Национальный музей современного искусства после тяжёлых раздумий всё же вернул картины, гуашь Икабия и картину Глеза. Но, как утверждает адвокат Ассоциации, возвращены были крохи, истинные шедевры французы возвращать не собираются. Так, требование вернуть картину Пикассо "Голова женщины", которая была передана реймскому музею, натолкнулась на категорический отказ, под предлогом, что эта работа не фигурирует в списке Розенберга, хотя есть все доказательства, что она принадлежала Канну.

Ещё более ледяным отказом было встречено требование вернуть картину Брака "Человек с гитарой", по той причине, что эта картина была куплена Центром Помпиду в 81 году в результате законной сделки.

Варен, однако выяснил, что нацисты в своё время делали бизнес с рядом французских торговцев картинами, обменивая современное искусство, которое они считали дегенеративным, на более классическую живопись. Таким образом, работа Брака попала в коммерческий оборот ещё во время войны и несколько раз сменила владельца, до ей приобретения Центром Помпиду. Знала ли администрация Центра Помпиду о происхождении картины? Без всякого сомнения, да. Ведь это входит в обязанность экспертов Центра при оформлении покупки, тем более столь дорогостоящей. Однако всё это должен решить суд. Но это лишь одно из многочисленных судебных дел, которые наследники ограбленных нацистами, а затем и французами семей, вот уже несколько лет ведут против французского правительства.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 20(279) 25 сентября 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]