Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 20(279) 25 сентября 2001 г.

Барух ПАСЫНКОВ (Израиль)

Йом-Кипур в 1973 году

Контрнаступление на Дамаск.

Судный день - главный день еврейского календаря. В Йом-Кипур полагается просить прощения (слихот) за свои прегрешения - и прощать обиды другим, а не обвинять всех и вся в своих бедах, как это принято у многих народов. В 20-ые годы в этот день еврейские большевики устраивали публичные застолья - разумеется, с водкой и со шпигом. Все это делалось под флагом искоренения... диких средневековых предрассудков. Полностью избавиться от них они все-таки не успели, так как в почти полном составе были отправлены в Сибирь.

В Израиле, где верующие составляют не более 10% населения, в этот день вся страна замирает - прекращается торговля, отменяются развлечения, не работает радио и телевидение, стоит транспорт. Кому-то это нравится, кому-то не очень, но так здесь принято, и особых инцидентов обычно не происходит.

Так было и в 1973 году. Йом-Кипур в тот год пришелся на 6 октября. Синагоги были полны - пришли и верующие, и неверующие, ведь Новый Год должен быть лучше, чем старый. Но здесь началось нечто странное - молящихся вызывали одного за другим, и в конце концов остались лишь женщины, дети и старики. Затем на улицах появились машины, а репродукторы объявили о начале войны.

Сирия и Египет одновременно напали на Израиль. Этому предшествовала длительная подготовка: арабские армии были укреплены студентами и выпускниками ВУЗов, многие офицеры получили дипломы военных академий Москвы и Ленинграда, особое внимание уделялось подготовке с целью довести исполнение операций до автоматизма. Советский Союз полностью компенсировал потери снаряжения в Шестидневной войне, поставив новейшее вооружение, включая танки Т-62 и Т-72, системы ПВО, приборы ночного видения "Стрелы" и ПТУРСы (которых не было у ЦаХаЛа), и многое, многое другое. В каждом батальоне были советские военные советники, ракетные комплексы обслуживали советские техники, а советские летчики обеспечивали воздушное прикрытие. Правда, незадолго до начала войны они вместе с семьями были отправлены на родину.

Арабы провели блестящую кампанию по дезинформации и незаметно перевели маневры в широкомасштабное наступление. На Суэцком канале 500 защитников линии Бар-Лева были смяты 80-тысячной армией, а на Голанах сирийцы имели подавляющее преимущество, прежде всего в танках, - в среднем в соотношении 5 к 1, а на некоторых направлениях 12 к 1. Всего арабы послали в бой около 4800 танков (лучших советских танков), в то время как у Вермахта в июне 1941 года было лишь 4400 танков.

Проведя образцово-показательную переправу штурмовых групп на восточный берег Суэцкого канала, и уничтожив или взяв в плен защитников укреплений (чьи призывы о помощи остались без ответа), египтяне затем начали переправлять огромную армию и занимать плацдармы для дальнейшего наступления. Контрнаступление израильских танковых колонн закончилось почти их полным уничтожением, главным образом благодаря ПТУРСам, которыми была вооружена арабская пехота. В небесах израильские "Фантомы" и "Скайхоки" сбивались советскими ракетами, уже зарекомендовавшими себя во Вьетнаме.

На Голанах положение было не лучше: в первые часы войны сирийские десантники, высадившись на вертолетах, захватили укрепления на горе Хермон - "глаза Израиля" сирийские "МИГи" бомбили поселения на севере страны, а 8 октября сирийские танкисты уже видели Кинерет - до Хайфы оставалось несколько часов ходу. Налеты израильской авиации разбивались о пять поясов ракетной обороны, созданной на подходах к Дамаску.

Мир впервые увидел пленных израильтян. Эйфория, установившаяся после Шестидневной войны, исчезла без следа. Правительство было в шоке: Даян плакал и говорил о "конце Третьего Храма", Голда Меир хранила гробовое молчание. Израильтяне чувствовали, что трясутся стены дома, в котором они живут.

На Голанах положение было особенно тяжелым: сирийцы атаковали без перерыва, волна за волной, проходя через минные поля, с помощью специальных мостов преодолевая рвы, взрывая "Пурпурную линию" обороны. Мощный артиллерийский огонь, "Катюши", бомбардировки с воздуха, воздушные десанты и танковые клинья - танки иногда оказывались в нескольких метрах один от другого, как в бою у Прохоровки в 1943 году. Казалось, что выдержать это невозможно.

В целом соотношение сил было таково: 5 сирийских дивизий - более 45000 солдат, 1500 танков, 1000 артиллерийских стволов, с израильской стороны 6000 солдат, 170 танков и 60 орудий.

Согласно израильской военной доктрине небольшая кадровая армия (цава садир) должна выдержать первый удар, а затем в течение 48 часов мобилизуется резерв (милуим) - это как в известной книге Шпанова "Если завтра война..." где уже на 3-ий день после нападения врага доблестная Красная Армия переходит на территорию противника... Все теории оказались смятыми под ударом сирийской мощи, единственное, что оставалось, это затыкать дыры. "На войне, как на войне": гибель людей, иногда нелепая нерзбериха, было и дезертирство, и офицеры возвращали солдат на передовую под пистолетом.

Но большинство держалось. Укрепления, оказавшиеся в тылу врага. продолжали сопротивление. Авиация сменила тактику и вернулась на поле боя. 7 бригада, в которой 90% офицеров были убиты или ранены, удержала позиции на севере Голан и нанесла противнику большой урон. На все просьбы о помощи командующий фронтом Рафуль отвечал одним и тем же: "Продержитесь еще пять, еще 10 минут". И они держались, хотя снаряды были на исходе, а люди не спали по нескольку дней. Когда командир бригады "Янош" Бен-Галь получил все-таки приказ об отступлении, он приказал танкистам перевести радиостанции на другую волну (В 1805 году в битве при Трафальгаре Нельсону доложили, что у французов в три раза больше кораблей - он перевел подзорную трубу на слепой глаз: "А я этого не вижу!") Но именно в тот момент, когда казалось, что ничто не может остановить врага, израильтяне начали проявлять характер. Кибуцник Йоси, командир полка, проводил медовый месяц в Гималаях. Случайно узнав о начале войны, через Тегеран и Афины он добрался до Израиля, и прямо с аэродрома направился на фронт. Получив восемь танков, он дрался с целой 43-й сирийской дивизией, уничтожив 100 танков и не потеряв ни одного. Меир Замир, командуя 7 боевыми машинами, только в одном бою в "Долине слез" уничтожил 30 сирийских танков и две роты БТР".

В израильских школах рассказывают о "Коах Цвика". Лейтенант Цви Грингольд из кибуца Лохамей Гетаот в то время был направлен на курсы переподготовки. Добравшись до фронта, он попросил то, что есть, и, получив два танка, вытащил трупы танкистов и отправился на "свободную охоту". По рации его назвали "подразделение Цвики", а на самом деле это был один танк, иногда в компании одного-двух танков. Сменив десяток танков, которые подбивались один за другим (в одном случае его заряжающий сбежал, не выдержав напряжения), раненный и обгоревший, остававшись иногда с 1-2 снарядами, он появлялся в самых неожиданных местах, спасая положение.

Как и в Шестидневную войну, из Америки и Европы спешили добровольцы. В Израиле они были готовы исполнять любую работу - так, например, ставший позднее американским послом Индик вывозил мусор в Тель-Авиве.

Главный удар сирийцы направили на юг и сумели захватить почти всю южную часть Голанских высот. В какой-то момент они были в 10 мин от Иордана и рядом с Кинерет. "Я вижу всю Галилею перед собой, - обратился по рации командир танка, - Прошу разрешения продолжить наступление." Но разрешение дано не было. Сирийское командование чего-то опасалось - и, по-видимому, не напрасно.

Утром 10 октября были подведены резервы и началось контрнаступление. Все решили израильская способность к импровизации, долгие годы подготовки, опыт, накопленный в многочисленных войнах, и сознание того, что поражение невозможно. Танки Ури Ора, Ланнера, Моше ("Мусы") Пеледа превращали сирийскую броню в горы горящего металлолома. Только 17-ая бригада Рана - 40 "Шерманов" времен Мировой войны, оснащенных 105-мм орудиями, уничтожила около 200 танков. 867 сирийских танков, а также тысячи других боевых машин нашли себе могилу на Голанах. Через 4 дня после начала боев войска под руководством Рафаэля ("Рафуля") Эйтана перешли на территорию Сирии. (Через 10 лет Рафуль ушел в отставку. Несколько генералов - отставников из Европы прилетели, чтобы сделать вместе с ним последний прыжок с парашютом). Бои отличались исключительной ожесточенностью. Вместе с сирийцами воевали их союзники. Ирак послал 18000 солдат и несколько сот танков. Саудовская Аравия и Кувейт не ограничились денежными вливаниями, они дали еще 3000 солдат. Король Хуссейн отправил три артиллерийские батареи, а также 40-ю и 60-ю бронетанковые бригады - лучшие в иорданской армии. И что было? Было повторение известного библейского рассказа про Давида и Голиафа. Через несколько дней ЦаХаЛ стоял у ворот Дамаска, и спасло столицу Сирии лишь давление из Москвы и Вашинтона. В отместку за бомбардировку поселений на севере страны авиация "отключила" на месяц воду и электричество в сирийской столице. Теперь на очереди был Египет.

Генерал Шазли - национальный герой Египта. Ветеран шести войн, обладатель советского и американского дипломов стал начальником Генштаба в 1971 году и сумел превратить 1,2 млн армию в одну из самых боеспособных в мире: 2200 танков, 2300 артстволов, 150 батарей ПВО, 550 истребителей - бомбардировщиков, все виды войск, включая 28 батальонов командос. Целый год готовилась операция "Бадр" - форсирование канала. Было учтено все, даже начало было выбрано так, чтобы солнце светило в глаза израильтянам. Успех превзошел все ожидания. Через 6 часов после начала военных действий египтяне переправились на фронте 170 км и продвинулись на 4-5 км, взяв штурмом знаменитую "Линию Бар-Лева".

"Передайте Брежневу, - восторженно собщал по телефону президент Египта А.Садат послу В.Виноградову, - именно советское оружие совершило это чудо переправы! Это отличное, блестящее оружие!" И, пренебрегая запретами Рамадана (эта война еще называется война Рамадан), Садат по такому случаю закурил и даже выпил немного виски.

Лондонская "Санди Таймс": "За шесть коротких, стремительных часов 6 октября Египет продемонстрировал, как военное искусство в сочетании с современной боевой техникой смогли разрушить стратегию Израиля".

В. Дудченко в "С-Петербургских ведомостях" от 29.11.98 писал: "... Мне пришлось служить в 3-й полевой армии Египта, делиться с солдатами и офицерами миской риса, последней лепешкой, видеть их в учебе и в бою. Помните досужую байку о том, как арабский солдат в бою, когда наступает время молитвы, бросает автомат и совершает намаз? Свидетельствую: такого никогда не было! Я не видел ни проявления религиозного фанатизма, ни случаев трусости. Наоборот, арабы во время боев вели себя самым достойным образом, не один раз проявляли храбрость и мужество".

Советские военные советники внесли решающий вклад в этот успех. Среди них был и небезизвестный Александр Баркашов...

8 и 9 октября - "черные дни" ЦаХаЛа. Лобовые удары закончились истреблением сотен израильских танков и большими потерями в живой силе. Свыше 100 самолетов (всего их было около 500) были сбиты ракетами земля - воздух. Казалось, что эти победы открывали египтянам дорогу на Тель-Авив. Катастрофические потери привели к "войне генералов" в израильском Генштабе. Столкнулись два подхода: основательность и осмотрительность, с одной стороны, инициатива и калькулированный риск - с другой. Настроение несколько улучшилось 14 октября. В этот день произошла одна из крупнейших танковых битв в истории, в которой участвовали около 2000 танков с обеих сторон. ЦаХаЛ потерял 10 танков, египтяне - 264. Но эти потери не обескуражили египетское командование - уже 8 октября Советский Союз организовал воздушный мост: каждые 20-25 мин в Каире и Дамасске приземлялись гигантские "Антоновы" с вооружением для арабов. 10 октября и Израиль стал получать помощь из Америки.

Решающие события развернулись в ночь на 15 октября. Израильская разведка нашла стык между 2-й и 3-й египетскими армиями. Дивизия Арика Шарона (больше, чем о нем, написано лишь о Бен-Гурионе) проделала сложнейший маневр, который стал классическим в военной стратегии, вышла к Суэцкому каналу и начала переправу на западный берег. Успех операции обеспечил бой, самый кровопролитный в истории ЦаХаЛа, в ночь на 16 октября в районе так назваемой "Китайской фермы" на подходе к каналу. В битве с превосходящим их в несколько раз противником израильтяне потеряли 50 танков, 300 убитых и сотни раненых, египетяне - 150 танков, сотни боевых машин, массу раненых и убитых. Каждый год в октябре собираются те, кто был там. Среди них Эхуд Барак (который получал тогда второй диплом в Стэнфордском университете и через 2 часа после начала войны был уже в самолете, а через несколько часов принял командование бронетанковым полком), Ицик Мордехай, Липкин-Шахак.

Форсирование было очень рискованной операцией, но оно отняло победу у арабов. Ветераны многих войн Дани Матт, Амнон Решеф, Хаим Эрез, Адан, Мадлер и другие повернули чашу весов в пользу Израиля. На западном берегу танки начали стремительное продвижение, раздавив батареи ПВО и обеспечив свободу действий авиации. Победоносная 3-я армия оказалась отрезанной. Позднее израильтяне раздавали воду "победителям" и вывозили их грузовиками в Египет.

Египтяне не сразу поняли, куда они угодили, но в ситуации разобрались Косыгин с генералами, которые были в это время в Каире. Разобрались и сильно рассердились. Корабли Черноморского флота прошли через проливы в Средиземное море, а 5 воздушно - десантных дивизий, 50 000 бойцов, были готовы к действию. Одна дивизия уже начала погрузку на самолеты в Венгрии...

События развивались стремительно. После безуспешной "челночной дипломатии" Киссинджера, 25 октября США объявили третью ядерную готовность - четвертая была лишь во время кубинского кризиса. 50 стратегических бомбардировщиков В-52 вылетели с острова Гуам в США, авианосец "Кеннеди" направился к берегам Израиля, а в 7.00 официально была объявлена мобилизация. Мир оказался на пороге серьезных событий.

Но в Москве, по-видимому, решили, что не стоит из-за евреев портить настроение, и "дали задний ход". Было объявлено, что это просто недопонимание. ЦаХаЛ, в свою очередь, уменьшил давление на 3-ю армию, и конфликт был исчерпан. Война закончилась подписанием перемирия на 101-ом км от Каира.

Война и закончилась 25 октября, но военное противостояние продолжалось еще несколько месяцев. Израиль понес большие потери: около 2700 убитыми, свыше 3300 ранеными, 365 пленными. Пленных вернули через несколько месяцев по соглашению об обмене. Вернулись не все, а те, кто вернулись, остались инвалидами. Я был знаком с одним из тех, кто был в египетском плену: его избивали каждый день, мочились на него, а вместо воды давали пить соляную кислоту...

Война продолжалась три недели, но стоила стране годового национального дохода. Интенсивность боев привела к тому, что через какое-то время почти закончились боеприпасы. США оказали помощь, истощив треть своих стратегических запасов. Экономические потери в стране были восстановлены в течение года благодаря энергичной хозяйственной деятельности.

Труднее оказалось оправиться от психологического потрясения. После фантастической победы в Шестидневной войне израильтяне поверили в свою неуязвимость - тем тяжелее оказалось возвращение к реальности. Появились сомнения в политическом и военном руководстве страны. Самым популярным словом стало "михдаль" - упущение. Почему не знали? Почему не предупредили? Почему не провели вовремя мобилизацию? И еще много других "почему". Была создана комиссия по расследованию - и "полетели головы".

Образовались трещины в национальном самосознании - появились пацифистские движения типа "Шалом Ахшав". Сотни тысяч израильтян оказались за границей, впервые правящая Рабочая партия должна была уйти в оппозицию.

Были сделаны "оргвыводы" и в арабских странах. Друз, полковник Рафик Хилави, командир 68 бригады, предстал перед военным трибуналом за отступление его солдат. С него сорвали погоны, связали руки и расстреляли в пригороде Дамаска. И это не был единичный случай.

Через нескололько недель после окончания войны, когда известный западный журналист сидел в доме начальника Генштаба Шазли, раздался звонок. Открылась дверь и посыльный передал пакет: там сообщалось, что генерал назначается послом в США. Шазли ударился в слезы: "После стольких лет - быть уволенным через курьера!"

Война имела и международный резонанс. Арабские страны, не сумев победить на поле боя, применили в качестве оружия нефть. Сначала было объявлено полное эмбарго, а через месяц нефть пошла, но по четырехкратной цене. Это вызвало серьезный экономический кризис в странах Запада и потребовалось немало времени, чтобы приспособиться к новым обстоятельствам.

Годовщина Октябрьской войны, или войны Рамадан, отмечается с большой помпой в Египте и Сирии. Три года назад в районе пирамид состоялась церемония бракосочетания 500 супружеских пар. Арабы, как это бывало не раз, смогли военное поражение превратить в политическую победу. Вместе с тем, они не потеряли чувства реальности. За все эти годы на Голанах не было сделано ни одного выстрела, а самый грозный враг - Египет, пошел на мирные переговоры с Израилем. Известно, что Кемп-Дэвид не мог состояться без перемирия на 101 км от Каира.

Израиль нанес в 1973 году сокрушительное поражение арабским армиям. Но победа эта была отнюдь не безоговорочной: трудно предсказать, как развивались бы события, если бы не был установлен миллион мин перед самой войной, если бы не была переброшена на север 7 бригада - лучшая в армии, если бы опоздали танки Тигра и еще много других "если". Американская помощь очень важна, но Южному Вьетнаму не помогли и 500 000 американских солдат. Сирия и Египет получили помощь 9 арабских стран, а также СССР и стран СЭВ.

Блицкриг подобен землетрясению - Франция пала в 1940, а Советский Союз был на грани пропасти в 1941. Франция и Россия - сверхдержавы с тысячелетней историей, а Израилю, который "настолько мал", что на карте есть место только для "И" исполнилось тогда 25 лет, причем язык и гимн знали не больше 30% населения.

И потому те, кто называет победу Израиля чудом, возможно не менее правы, чем их оппоненты, придерживающиеся более общепринятых взглядов. Дело лишь в точке зрения.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 20(279) 25 сентября 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]