Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 18(277) 28 августа 2001 г.

Борис ШУСТЕФ (Рочестер, Нью-Йорк)

ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР

Развалины взорванного ресторана-пиццерии в Иерусалиме.

 

Есть темы, от которых люди шарахаются, как от проказы. И хотя сам вопрос им постоянно не дает покоя, они всячески его избегают. Так что слабонервным не стоит продолжать читать дальше. Только желательно принять к сведению, что попытка засунуть голову поглубже в песок не изменит окружающую действительность ни на йоту и не приблизит решение ни на миллиметр.

А разговор пойдет об Израиле и палестинских арабах. Собственно говоря, среди израильских лидеров, по крайней мере на словах, сегодня существует консенсус на эту тему. Он может быть подытожен фразой из анекдота о том, что машину марки "Форд" можно красить в любой цвет, при условии, что этот цвет черный. То есть, переведя на дипломатический язык, вопрос палестинских арабов в Израиле может быть разрешен по любому при условии, что арабы остаются там, где они сейчас находятся. Или, используя страшное слово на букву "Т" - о "трансфере" не может быть и речи.

Вот и заместитель министра абсорбции Юлий Эдельштейн написал 19 июня в статье в газете "Вести", что "трансфер палестинцев... нереален для исполнения, поскольку моральные нормы, принятые в еврейском обществе, не позволят нам провести насильственную депортацию нескольких миллионов человек. Да и мировое сообщество никогда не согласится на осуществление такого рода акции". Мы не станем спрашивать у замминистра, позволяют ли моральные нормы, принятые в еврейском обществе, взирать, как день за днем гибнут израильские евреи от рук тех самых арабов, о которых высокоморальное еврейское общество так печется. Мы просто попытаемся заострить проблему.

За примером далеко ходить не надо. 18 июня, по возвращении из Сирии, член израильского Кнессета араб Азми Бишара, сказал на пресс-конференции в Назарете: "Я не израильский патриот. Я - палестинский патриот и не могу рассматривать Сирию как враждебное государство". Самое интересное в этом заявлении то, что оно сделано человеком, который совсем недавно выдвигал свою кандидатуру на пост израильского премьер-министра. Если Израиль дожил до таких времен, когда "палестинский патриот" баллотируется на пост главы еврейского государства, то, наверняка, болезнь достигла такой стадии, когда без оперативного вмешательства уже не обойтись.

Именно проблема "палестинских арабов" и была главной причиной того, что Йоси Бейлин затащил Израиль в ословское болото. Сей еврейский муж, причислив себя сам в число ярых сионистов, решил, что нашел решение вопроса. В интервью 12 июня с Арье Шавитом, напечатанным в "Гаарэце", он сказал: "Главный вопрос, который я задавал себе каждый день на протяжении десяти лет, состоял в том, что произойдет, когда возникнет арабское большинство к западу от реки Иордан, что произойдет, когда число арабов граждан Израиля и число арабов [в Иудее, Самарии и Газе], находящихся под израильским контролем, превысит число евреев. Потому что такой момент недалек. Нас отделяет от него всего несколько лет. Меньше десятилетия, намного меньше. Меня все время мучает вопрос, что мы будем делать, когда однажды, в вечерней сводке новостей, прямо перед прогнозом погоды, Центральное Статистическое Бюро сообщит, что евреи стали меньшинством в западной части земли Израиля. Потому что если такой день настанет, и у нас не будет границы, если в этот день не будет существовать палестинское государство по другую сторону границы, на нас низвергнется ад. Я даже не хочу думать, что произойдет в таком случае. Это будет конец сионистской идеи".

Дабы спасти "сионистскую идею", Бейлин нашел поистине потрясающее решение. Он решил осуществить трансфер арабов из еврейского государства вместе с землей, на которой они в этот момент живут. Как он сказал в том же интервью: "220 000 палестинцев, находящихся сейчас в Восточном Иерусалиме, перестанут жить на израильской территории". Если быть объективным, то бейлинское решение на самом деле абсолютно однозначно укладывается в формулу: "После меня - хоть потоп". Пользуясь действием "вычитания", Бейлин действительно на какой-то срок, попридержит демографический баланс на допустимом для Бейлина уровне, но уже следующему поколению бесспорно придется заниматься дополнительной арифметикой, отрезая от Израиля, например, Галилею, где арабы в явном большинстве.

То, что это так, однозначно следует из документа, переданного израильскому президенту Моше Кацаву во второй половине марта. Документ представляет собой компиляцию идей, рассматривавшихся на состоявшейся в конце 2000 года в Герцлии конференции под названием "Баланс национальных сил и безопасности в Израиле". Как написала 22 марта газета "Гаарэц": "Ядро израильской политической и оборонной элиты создало документ, который в некоторых своих рекомендациях и по общему тону, полностью соответствует взглядам крайне правых. Особенно это заметно в той значимости, какая придается демографической угрозе еврейскому Израилю от палестинских и израильских арабов".

В документе указывается, что "рождаемость мусульман в Израиле (4,6 ребенка на женщину) почти вдвое больше, чем среди израильских евреев (2,6 ребенка). Сегодня примерно один из 5 израильтян - мусульманский араб. В течение двадцати лет пропорция станет один к трем". Авторы документа с тревогой отмечают, что проблема, кроме всего прочего, имеет и чисто экономическую подоплеку. В документе говорится: "Растущий израильский арабский сектор обладает социо-экономическими характеристиками, которые превратят его в жернов на израильской шее. Лишь очень небольшой процент арабского населения вливается в [израильскую] рабочую силу, в то время как использование ими услуг сектора общественных служб (социальных обеспечения, образования и здравоохранения) значительно превышает их пропорциональную долю в общем составе населения".

Ознакомившись с этими двумя выдержками из документа, любой здравомыслящий человек согласится, что бейлинская идея отделения арабов от Израиля вместе с землей ни в коем случае не решает проблему. Отдав кусок Иерусалима с 220 000 арабов (по Бейлину), и запустив в Израиль 100 000 арабов (он считает, что этот мизер удовлетворит арабские амбиции в вопросе "возвращения палестинских беженцев"), Бейлин не уменьшит процент рождаемости среди арабов в Израиле и не увеличит его среди израильских евреев. Довольно быстро настанет день, когда сегодняшнее соотношение арабов и евреев в Израиле восстановится, но уже в урезанном по бейлинскому плану "сионистском" государстве. И тогда, следуя его теории, Израилю придется решать, в какой последовательности он будет избавляться от Езриельской долины, Галилеи и Негева, где арабская демографическая опасность наиболее ощутима.

Вполне вероятно, что такой момент наступит совсем скоро, так как кастрированное еврейское государство, без Храмовой горы, большой части Иерусалима, Иудеи и Самарии, с их тысячью мест, неразрывно связанных с иудаизмом и еврейской историей, станет куда менее привлекательным для потенциальных еврейских иммигрантов. Если вспомнить, что сохранение демографического перевеса евреев над арабами за последнее десятилетие было в огромной степени обусловлено почти миллионной русскоязычной алией, то до воплощения бейлиновских страхов рукой подать.

Прежде чем попытаться разрешить проблему, надо понять, как она возникла. В данном случае загадка не сокрыта за семью печатями. Все предельно просто. С начала прошлого века, то есть с момента нарастания потока евреев, возвращавшихся в Эрец Исраэль, израильские лидеры никогда не рассматривали всерьез альтернативу "народа живущего отдельно". Они всегда были готовы "делить" землю Эрец Исраэль с палестинскими арабами, даже боясь помыслить о возможности переселения арабов из Эрец Исраэль.

Главный аргумент был одним и тем же: аморально изгонять людей с насиженных мест. Поэтому, когда Меир Кахане заговорил о "трансфере", само слово стало запретным, а Кахане превратился в парию. Возможно, это произошло из-за неудачно выбранного термина. Кто знает, избери Кахане в свое время вместо слова "трансфер" выражение типа "обмен населением" или еще что-либо в этом роде, вполне вероятно, что сегодня евреи безмятежно загорали бы на пляжах Газы. Бесспорно, лучше бы об этом подумали своевременно отцы-основатели государства, но разве такое могло прийти в социалистические головы людей, имеющих искаженное представление о братстве народов?

Кстати, концепция "обмена населением" возникла вовсе не в голове Кахане. О ней впервые заговорил арабский лидер. В 1939 году, еще до создания еврейского государства, Моджли Амин, член Арабского Комитета Обороны Палестины, разработал документ, опубликованный в Дамаске и распространенный среди арабских лидеров. Документ так и назывался: "Обмен населением". Среди прочего Амин предложил, чтобы "все арабы покинули [Палестину] и поровну были бы поделены между соседними арабскими странами. В обмен на это, все евреи, живущие в арабских странах переселятся в Палестину. Обмен населением должен быть произведен по образцу того, как обменялись населением Турция и Греция. Должен быть образован специальный комитет, который займется ликвидацией еврейской и арабской недвижимости..." 1 Амин далее писал: "По правде говоря, я опасаюсь, что арабы не согласятся... Но несмотря на это, я беру на себя обязательство уговорить их..." 1

Не только арабский лидер, мировое сообщество в целом не видело ничего зазорного в обмене населением. Опубликованный 7 марта 1951 года доклад президенту Трумэну, составленный его Совещательным Комитетом по Международному Развитию, среди прочего подчеркивал: "Обмен арабского населения Палестины на еврейское население арабских стран получил поддержку <...> Лиги Наций, как эффективный путь разрешения палестинской проблемы. С практической точки зрения, такой обмен происходит сейчас. Расселение арабских беженцев... намного проще... в арабских странах".1

Те, кто считают, что обмен еврейского и арабского населений был бы уникальным явлением, явно ошибаются. Только с 1933 по 1972 год во всем мире "перемещалось" или побывало в категории беженцев 179 200 000 человек.1 Одним из наиболее известных таких перемещений был обмен населением между Индией и Пакистаном в 1950-х годах, когда 8 500 000 сикхов и индусов из Пакистана перекочевали в Индию в обмен на примерно 6 500 000 мусульман, переместившихся из Индии в Пакистан. Выступая в 1960 году на пресс-конференции в Каире, пакистанский президент Мохаммед Аюб Хан сказал, что "расселение в Пакистане примерно 7 миллионов беженцев из Индии может служить образцом для [расселения] 3/4 миллиона беженцев из Палестины в арабских странах".1

Никто не станет спорить, что переместить сегодня несколько миллионов палестинских арабов из Иудеи, Самарии и Газы, а также самого Израиля - задача намного более сложная, чем она была в 1948 году. Однако будет ошибкой считать, что она невыполнима, без попытки ее решить. Надо сразу подчеркнуть, что речь вовсе не должна идти об одноразовом массовом переселении, хотя теоретически такой вариант тоже имеет право на рассмотрение. Но перед тем, как искать наиболее оптимальные варианты решения, Израиль обязан разработать четкую стратегию в этом вопросе.

Во-первых, Израиль должен решить для самого себя, намерен ли он остаться еврейской страной или его вполне устраивает перспектива исчезновения с лица земли единственного еврейского государства. Сделав очевидное предположение, что Израиль остается еврейским государством, придется признать, что переселение арабского населения неизбежно. Конечно, какое-то количество арабов останется в Израиле, ибо уровень их жизни, и социальные услуги, получаемые ими, на несколько порядков превосходят то, что они получат взамен, переместившись в одну из арабских стран. Если такие арабские граждане примут клятву верности Израилю, как еврейскому государству, и станут жить и трудиться, заботясь о его благосостоянии, то они будут только приветствоваться, как полноправные граждане государства.

Однако никакого права не имеют оставаться жить в еврейском государстве те, кто разделяет взгляды Азми Бишары, выраженные в его письме Кнессету 20 июня, где есть такие слова: "Я не израильский патриот. Я палестинец, сын народа, трагедия которого не закончилась в 1948 году. Не просите меня, например, ликовать по поводу израильских побед на поле боя, или отмечать День Независимости. Между прочим, что касается этих вопросов, вам нелегко будет найти арабских граждан, чья позиция отличается от моей. Я араб и палестинец. Израильская победа для меня - трагедия".

Есть такая русская поговорка: "Насильно мил не будешь". Бишаре и всем тем, для кого израильские победы равносильны трагедии, не место в еврейском государстве. Пусть они любят свой искуственно созданный народ и живут вместе с ним, но отдельно от еврейского народа. Только в качестве награды за эту нелюбовь совсем не обязательно отдавать арабам исконно еврейские земли. Если Бишара и иже с ним, не желают переселяться в Иорданию, в которой палестинские арабы удовлетворили свое право на самоопределение больше полувека тому назад, им надо ясно дать понять, что на остальной части бывшей подмандатной Палестины места им также нет. Как и палестинским арабам, находящимся в Иудее, Самарии и Газе, им придется покинуть насиженные места.

Обмен населением, начавшийся в 1948 году и искусственно прерванный израильскими действиями, направленными на удержание арабов в пределах Израиля, должен возобновиться. Израиль обязан пойти на эту крайнюю меру не из любви или нелюбви к арабам, а для того, чтобы сохраниться как еврейское государство. Но чтобы это осуществить, еврейскому государству придется вначале бросить все силы на массовую информационно-разъяснительную кампанию, дабы объяснить мировому сообществу абсолютную необходимость такого шага.

В то же время придется тем или иным образом донести до палестинских арабов, что те не смогут больше лелеять надежду на удовлетворение своих территориальных устремлений, теснясь вместе с евреями на жалких крохах еврейской земли. Если им для их национальных амбиций недостаточно одного палестинского государства, то мировое сообщество должно походатайствовать перед Египтом, чтобы тот выделил бы для этих целей часть Синайского полуострова, дабы их путь из Газы в новые пенаты был недолгим. Переселение туда израильских арабов и палестинских арабов из Иудеи, Самарии и Газы сделает ситуацию на Ближнем Востоке намного более стабильной. Израиль, приобретая границы, дающие ему минимальную стратегическую глубину и гарантирующие обороноспособность, навсегда погасит искру арабской надежды избавиться от него. В свою очередь палестинские арабы, в отличие от всех других народов мира, получат уникальную возможность самоопределиться во второй раз. Но это уже тема для отдельного разговора.

Использованные источники:

1. Joan Peters. From Time Immemorial. Harper and Row Publishers, New York, 1984.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 18(277) 28 августа 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]