Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 18(277) 28 августа 2001 г.

Элиа МИРЗОЕВ (Москва)

ЛУКАШЕНКО ГОТОВИТСЯ К ХУДШЕМУ

Президентская предвыборная кампания в Беларуси вышла на "финишную прямую". Само по себе голосование предстоит 9 сентября. Центризбирком страны официально зарегистрировал четверых кандидатов для участия в выборах: это председатель либерально-демократической партии Беларуси Сергей Гайдукевич, лидер профсоюзов Владимир Гончарик, единый кандидат от оппозиции, бывший губернатор Гродненской области, глава движения "Региональная Беларусь" Семен Домаш и действующий президент Беларуси Александр Лукашенко.

На первый взгляд, исход выборов в Беларуси предрешен. 16 августа институт социально-политических исследований российской академии наук совместно с институтом социологии национальной академии наук Беларуси провел опрос 1500 респондентов накануне выборов. Данные опроса говорить о серьезной конкуренции Лукашенко не позволяют. Его рейтинг на конец июля - начало августа составлял 39,5%. У других кандидатов по отдельности он не превышает 11%.

Тем не менее около четверти потенциальных избирателей еще не определились со своим выбором. Не говоря уже о том, что опрос, результаты которого были обнародованы только в середине августа, состоялся за две недели до того, как в прессу выплеснулись материалы об "эскадронах смерти", уничтожавшие по приказу Лукашенко неугодных властям лиц, и тем более до старта официальной агитационной кампании. Во всяком случае, аналитики сайта SMI.ru отмечают, что "белорусская оппозиция действует весьма эффективно и слаженно. Объединение кандидатов произошло не накануне дня голосования, а перед началом агитации, дабы не распылять силы. Ставку оппозиция сделала на единого кандидата, причем довольно быстро, не втягиваясь в распри по этому поводу".

Не исключено, что распределение симпатий и антипатий ко дню голосования может измениться. 15 августа например, то есть в канун выборов, в Минске при весьма подозрительных обстоятельствах погиб председатель комиссии по проблемам чернобыльской катастрофы и экологии палаты представителей Беларуси Валентин Крючков. Многие наблюдатели расценили это как продолжение активности тех самых "эскадронов смерти".

Однако куда более серьезной проблемой для Лукашенко может оказаться нарастающая конфронтация Беларуси и ОБСЕ. На минувшей неделе власти Беларуси официально пригласили наблюдателей ОБСЕ для мониторинга выборов. Казалось бы, конфликт между Минском и этой международной организацией, сотрудникам которой власти Беларуси ранее отказывались выдать въездные визы и допустить к наблюдению за выборами, погашен.

Но, по информации агентства "Франс пресс", МИД Беларуси, несмотря на официальное приглашение, по-прежнему задерживает выдачу виз наблюдателям от ОБСЕ. МИД Беларуси также осуждает высказанные на прошлой неделе опасения госдепартамента США и ряда европейских институтов о возможной фальсификации результатов выборов, подвергает сомнению объективность позиций Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ. В 2000 году БДИПЧ отказалось наблюдать за парламентскими выборами в стране и не признало их результат.

МИД Беларуси выступил с грозным заявлением, адресованным США и странам-членам Евросоюза, не вмешиваться в избирательный процесс и не оказывать давления на БДИПЧ. "Любое вмешательство во внутриполитическую ситуацию Беларуси, - говорится в заявлении МИД, - в период президентской избирательной кампании будет рассматриваться как вмешательство во внутренние дела суверенного государства со всеми вытекающими последствиями".

В свою очередь белорусская оппозиция намерена вести собственный подсчет голосов на выборах. И можно с уверенностью предположить, что официальные и "оппозиционные" результаты голосования не совпадут.

Газета International Herald Tribune, комментируя ситуацию в Беларуси, указывает на растущие проблемы на пути переизбрания Александра Лукашенко: обвинения в организации "эскадронов смерти", молодежное движение протеста, необычайно единая оппозиция и, собственно, сами выборы, которые представляют собой наиболее серьёзную угрозу его семилетнему правлению.

Как указывает газета, Вашингтон считает правление Лукашенко незаконным и неофициально желает его смещения, Россия же сохраняет дистанцию, как от Лукашенко, так и от оппозиции.

Между тем белорусский президент с каждым днем становится все агрессивнее, отмечает International Herald Tribune. Он уже обвинил Запад в засылке шпионов с целью лишить его власти, а в своей последней речи утверждал, что его враги замышляют собрать 10 тысяч человек и взять штурмом его резиденцию на следующий день после выборов. По некоторым сведениям, Лукашенко пытается таким образом оправдать введение чрезвычайного положения в случае провала на выборах, подчеркивает издание.

Беларусь накануне выборов все больше напоминает бомбу с часовым механизмом, заложенную в центре Европы. Очевидно, что внутри страны недовольство методами правления Александра Лукашенко уже достигло "критической массы". На пределе и терпение Запада. И хотя официальные результаты выборов, вполне вероятно, будут в пользу Лукашенко, их политические последствия могут оказаться весьма взрывоопасными.

АФГАНИСТАН: РАСКОЛ В СТАНЕ ЛИДЕРОВ

Внимание мировой общественности вновь приковано к Афганистану. На сей раз речь идет о судьбе восьми иностранцев, в том числе двух женщин, работавших в кабульском представительстве международной гуманитарной организации Shelter Now International, которая занималась поставками в Афганистан гуманитарной помощи.

Еще в начале августа официальное афганское информационное агентство "Бахтар" сообщило, что сотрудники Shelter Now International обвиняются в "пропаганде христианства". Как указывается в пресс-релизе, в тот момент, когда сотрудники полиции "Талибан" ворвались в офис организации, ее сотрудники показывали афганской семье видеофильм, в котором талибы усмотрели "пропаганду христианства". Кроме того, в офисе были обнаружены несколько экземпляров Библии, "христианская литература на языке дари".

В результате 24 сотрудника офиса, в том числе восемь иностранцев, граждан Германии, Австралии и США, были арестованы. А 65 афганских детей, обучавшихся в офисе, были направлены "на перевоспитание" в исламский учебный центр.

Здесь, пожалуй, требуется отступление. Созданный талибами в Афганистане сверхжёсткий фундаменталистский режим - явление в мировой практике уникальное. В стране запрещено пользоваться Интернетом, смотреть телевизор, слушать радио и музыку вообще, женщины не имеют права учиться и работать вне дома, а также появляться на улице без мужчин. Здесь могут забить камнями за слишком короткую бороду, не говоря уже об ее отсутствии. Причем эти правила распространяются и на работающих в стране иностранцев.

Отношение талибов к представителям других конфессий уже не в первый раз становится причиной конфликтов. Несколько месяцев назад правительство "Талибан" попыталось ввести "жесткие меры" в отношении местных индуистов: им запретили жить в одних домах с мусульманами, а также обязали носить "отличительные знаки". Аналогия с желтой "звездой Давида", отличительным знаком для евреев в гитлеровской Германии, была настолько очевидной, а международная реакция - столь жесткой, что талибам пришлось пойти на попятную.

Потом в течение достаточно долгого времени в Афганистане действовало следующее правило. Иностранцам (а это главным образом сотрудники международных гуманитарных организаций: режим талибов не признан большинством стран, и иностранных дипломатов в Кабуле сегодня почти нет) как бы разрешается "у себя дома" исповедовать другую религию, но попытки миссионерства в отношении афганцев категорически запрещены. По афганским законам за попытку обращения афганцев - мусульман в другую религию полагается смертная казнь.

Согласно поступающим из Кабула сообщениям, 16 афганцев, работавших в офисе Shelter Now International, уже казнены. А судьба 8 иностранцев достаточно долго держала в напряжении представителей международных организаций. Сначала дипломаты из США, ФРГ и Австралии, пытавшиеся попасть в Афганистан и встретиться с арестованными, не получили виз от правительства "Талибан". Несмотря на заверения талибов, что иностранцы содержатся в хороших условиях и их жизни и здоровью ничего не угрожает, озабоченность их судьбой высказывали даже представители ООН.

Теперь, правда, есть надежда, что находящимся под арестом в Афганистане иностранным сотрудникам Shelter Now International удастся избежать смертной казни. Талибы обнародовали новые правила поведения для иностранцев в Афганистане. Им по-прежнему запрещается носить "аморальную" одежду, слушать громкую музыку, заниматься прозелитизмом и т.д. Однако теперь иностранцев за подобные "преступления" будут "всего лишь" депортировать из страны, но никак не казнить. Этот эдикт, как утверждается, был подписан за сутки до ареста сотрудников Shelter Now International.

Иностранцы, работающие в Афганистане, отмечают, что опубликованный вариант, несмотря на очевидный радикализм, куда мягче, чем другие рассматривавшиеся проекты - более "жесткий" вариант правил поведения иностранцев в Афганистане вынудил бы иностранцев покинуть страну.

Дело Shelter Now International, по всей видимости, изначально задумывалось как очередной "показательный процесс" и шумная кампания по поиску "внешних и внутренних врагов". В подобных акциях время от времени нуждается любой теократический режим, и в первую очередь это касается афганских талибов.

Совсем недавно информационные агентства сообщали о встрече Абдула Салама Заефа, посла талибов в Пакистане, с помощником госсекретаря США Кристин Рокка, завершившей таким образом свое южно-азиатское турне. Встречу с Абдулом Саламом Заефом она охарактеризовала, как попытку донести до "Талибан" озабоченность США событиями в Афганистане. Со стороны талибов участие в подобной встрече можно объяснить только стремлением установить с Соединенными Штатами мало-мальски нормальные отношения. Однако, как того и следовало ожидать, попытка наладить отношения с Вашингтоном без выдачи бин Ладена, скрывающегося на территории Афганистана, не удалась, да и не могла удастся.

Параллельно с этим в Афганистане произошли не менее важные внутриполитические перемены. "Шура", то есть "малый совет" из 10 богословов-улемов, отстранил духовного лидера талибов Ахунда Мохаммеда Омара от непосредственного руководства военными операциями движения "Талибан", назначив фактически на пост министра обороны страны... Усаму бин Ладена. А его помощником - Джуму Намангани, лидера исламского движения Узбекистана, первой группировки на постсоветском пространстве, официально внесенной госдепартаментом США в список международных террористических организаций. Ирония ситуации состоит в том, что во времена советской интервенции в Афганистане бин Ладен возглавлял отряд "афганских арабов", воевавших на стороне моджахедов, а Джума Намангани "исполнял интернациональный долг" в составе одного из подразделений Советской армии.

Нелишне вспомнить и другое. За несколько месяцев до назначения бин Ладена министром обороны движение "Талибан" объявило, что высшие религиозные деятели Афганистана лишили бин Ладена права издавать фетвы, потому как он не закончил обязательного курса по изучению Корана и не является достаточно подготовленным в исламском богословии. Тогда многие восприняли это сообщение как очередную попытку "Талибан" отмежеваться от саудийского миллионера-террориста, который сегодня воспринимается как главное препятствие на пути нормализации отношений Афганистана с окружающим миром.

Последние события дают основания полагать, что в стане талибов наметился определенный раскол между местными духовными авторитетами, во главе которых стоит Ахунд Мохаммед Омар, и группировкой, возглавляемой международными террористами типа бин Ладена и Намангани. Судя по всему, костяк этой группировки сложился еще во времена советской интервенции в Афганистане, когда афганские моджахеды получали помощь и поддержку от самых разных стран и кругов, а на их стороне воевали иностранные добровольцы, главным образом религиозные фанатики. После прихода к власти талибов многие из этих людей предпочли обосноваться в Афганистане, где их встретили с распростертыми объятиями. А теперь они, имеющие опыт боевых действий, связи за пределами Афганистана и другие рычаги власти, превратились в столь влиятельную внутриполитическую силу в этой стране, что уже могут бросать вызов признанным лидерам движения. При том, что последние, вполне понятно, не намерены уступать лидерских высот ни бин Ладену, ни, тем более, бывшему "солдату шурави" Намангани. А внешним проявлением этой острейшей борьбы за власть и является непоследовательная политика в Афганистане: одни пытаются заручиться поддержкой Запада и идут на уступки в вопросах внутренней жизни Афганистана, другие, наоборот, стараются максимально обострить отношения режима с окружающим миром.

Вопрос, однако, в другом. Как ни парадоксально это звучит, но в Афганистане сегодня именно богословы-улемы и "традиционные лидеры" типа Ахунда Мохаммеда Омара берут на себя, по сути, ту же роль, что и "реформаторы" в Иране. Афганистан для них - это нечто большее, чем базовый лагерь или явочная квартира величиной с целую страну, и они не могут рассчитывать перебраться в случае чего в горный Йемен, в Судан или еще куда-нибудь. Они заинтересованы в жизнеспособности собственной власти, терпеть которую сами афганцы, похоже, более не в состоянии, особенно после того, как талибы не только разрушили статуи Будды в провинции Бамиан, но и запретили любимый афганцами праздник Новруз (празднование наступления весны), в котором усмотрели "языческий обряд" (СМИ сообщают о массовом дезертирстве солдат из талибских частей и их переходе на сторону Северного альянса). Но вот шансов выиграть в "подковерной борьбе" у сторонников бин Ладена у них, похоже, нет. Потому как в условиях продолжающейся войны с "северянами" роль военных структур в стане талибов будет постоянно расти.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 18(277) 28 августа 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]