Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 17(276) 14 августа 2001 г.

Александр ЛАЗАРЕВ (Нью-Йорк)

ТИХАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ПРЕЗИДЕНТА БУША

В первую августовскую субботу Джордж Буш отправился на летние каникулы. Двумя днями ранее отбыли на отдых конгрессмены, днем ранее - сенаторы. Вашингтон отдыхает от федеральных начальников, что случается не очень часто, и появилась возможность подвести итоги полугодового президентства Буша.

- Самые выдающиеся шесть месяцев в сравнении с любой администрацией, - сказал вице-президент Дик Чейни.

"Мистер Буш поработал на удивление хорошо", - отметила в редакционной статье "Нью-Йорк таймс".

Чейни, конечно же, дал завышенную оценку деятельности своего босса. Что же касается флагмана американских газет, то его редакционный коллектив удивился по одной причине: он единодушно считал техасского губернатора неотесанным мужланом, которому не место в Белом доме. Новый президент не сделал пока ничего выдающегося и работал так, как, наверное, следует работать. Но все познается в сравнении, и если мы сравним провалы первых шести месяцев прошлого президента (попытка узаконить службу гомосексуалистов в армии; неудавшееся назначение госпожи Гванир на высокий пост в министерстве юстиции; стрижка в лос-анджелесском аэропорту, в результате чего были приостановлены полеты; "травелгейт" - увольнение ни за что ни про что полного состава служащих отдела путешествий Белого дома и т.д. и т.п.), то нынешний заслужил, конечно же, пять с плюсом (или А+) и, естественно, удивил.

Кое-кого Буш удивил, возможно, и тем, что проводит августовский отпуск на своем ранчо. Предшественник в отпускное время ездил в гости к знакомым (жертвователям в свой избирательный фонд), поскольку не завел собственного дома. Редкий (редчайший!) случай для человека, родившегося в Америке. Но этот человек привык жить исключительно за счет налогоплательщика. Его всегда содержала казна. На покупку дома (точнее, сразу двух: по соседству с Нью-Йорком и в Вашингтоне) он и жена "скопили" за годы жизни в Белом доме. Не просто редчайший случай - уникальный! Предшественники Клинтона служили народу, ничего при этом не зарабатывая. Некоторые из них, наоборот, теряли деньги. А этот превратил президентство в доходную должность.

Его преемник, к счастью, не такой и таковым, разумеется, не станет. И я имею в виду не только личное обогащение и атмосферу в стране, которая во многом зависит от обитателя Белого дома.

Билл Клинтон навсегда связал свое имя с Моникой Левински. Ну, и еще стал первым в истории избранным президентом, которого Палата представителей подвергла импичменту. Что он сделал полезного за восемь лет? Приказал сжечь скит Дэвида Кореша в Уэйко (штат Техас) и расстрелять семейство Рэнди Вивера в Руби-Ридж (штат Айдахо). Бомбил больницы, мосты, жилые здания в Сербии. Ну, и, конечно, в своем первом же федеральном бюджете, принятом при поддержке контролируемого однопартийцами Конгресса, повысил налоги - в том числе и на пенсионеров.

Однако перечисленное было у всех на виду и запомнилось, естественно, современникам (сомневаюсь, что потомки будут знать о нем что-либо, кроме импичмента и истории с мисс Левински). Но были тысячи, десятки, сотни тысяч, миллионы, для которых правление Клинтона обернулось колоссальными бедами. Многие потеряли все, что нажили, попав под тяжелейший правительственный пресс. Вот только одна цифра: за восемь лет клинтоновского президентства Федеральное налоговое управление арестовало более 12 миллионов банковских счетов и чеков, конфисковало дома, землю, машины более, чем у 100 тысяч американцев, выписало десятки миллионов штрафов по обвинению в неуплате налогов. Начиная с 1993 года, это управление собрало десятки миллиардов долларов в виде штрафов, уплаченных теми, кто ни в чем не провинился.

Если вас непосредственно не коснулся террор Федерального налогового управления, или министерства жилищного строительства, или находящего в ведении министерства труда Управления по безопасности рабочих мест, или Управления по защите окружающей среды, или какого-либо другого правительственного учреждения, то вы вряд ли что-либо знаете об этом терроре. Кому есть дело до чужих слез! Но террор затронул миллионы.

С легкой руки президента Клинтона за восемь лет его правления правительство ввело более 25 тысяч новых правил, и за нарушение каждого из них полагался денежный штраф - будь то установка общественного туалета, в который не предусмотрена возможность попасть в инвалидном кресле, будь то реклама сигарет на корпусе гоночной машины.

Если успех НАТОвских атак на Сербию клинтоновская администрация измеряла главным образом "рекордным числом" вылетов и "рекордным числом" сброшенных бомб, то свои домашние достижения она измеряла числом принятых новых регулирований и правил и числом новых правительственных программ, а также рекордными суммами штрафов, наложенных на крупные компании, небольшие бизнесы и отдельных граждан. О том, насколько предыдущая администрация преуспела во всем этом, написал книгу-исследование Джеймс Бовард, корреспондент газеты "Уолл-стрит джорнэл". "Чувствуя вашу боль" - так назвал он свою книгу, используя слова, которыми Клинтон обычно выражал сочувствовие - перед телекамерами и микрофонами. Вот лишь одна (из многих-премногих) история, рассказанная им.

В 1993 года Кэрол Уорд, хозяйка нескольких магазинов в Колорадо-Спрингс (штат Колорадо), присутствовала на допросе своего сына агентом Налогового управления. Когда агент спросила сына об их семейном бизнесе, госпожа Уорд вмешалась: "Исходя из вашего бухгалтерского опыта, - сказала она, - я посоветовала бы вам заняться другим делом - поработать официанткой в ресторанчике на развилке дорог где-нибудь в западном Техасе!"

Через три недели агенты Налогового управления опечатали три магазина госпожи Уорд и объявили, что она должна заплатить 324 889 долларов налогов, которые она недоплатила за семь лет. Управление заморозило ее банковские счета, конфисковало магазины, объявило постоянным покупателям, что она подозревается в продаже наркотиков и даже совершило попытку конфисковать дом, в котором жила 74-летняя мать госпожи Уорд.

Грамотному бухгалтеру не составило труда подсчитать, что за семь лет Уорд задолжала государственной казне лишь 3 400 долларов. Однако перед тем, как принять чек на эту сумму, Налоговое управление поставило ей условие: подпишите заявление о том, что не подадите на нас в суд! Подписывать такое заявление госпожа Уорд отказалась, объяснив позднее: "Незачем отказываться от защиты своих конституционных прав, чтобы уплатить налоги". В ответ чиновник Управления заявил ее адвокату: "Если эта с-ка намерена усложнять нам жизнь, то мы сумеем проучить ее! Она никогда не получит назад [свои магазины], пока не подпишет документ!"

Только после судебного процесса и приказа суда правительство вернуло госпоже Уорд незаконно конфискованные у нее товары. Но прошло пять лет, пока Уорд с помощью Национального союза налогоплательщиков добилась, чтобы министерство юстиции оплатило ей услуги адвоката.

"Злоупотребления правительства властью за годы правления Клинтона-Гора" - такой подзаголовок носит книга "Чувствуя вашу боль...", и данные, приведенные в ней, вопиют. Но ведь в среднего размера книгу вошли лишь единичные факты. Рассказать о тысячах, миллионах невозможно на 400 страницах...

Изменилось ли что-либо в лучшую сторону с тех пор, как в Белый дом вошел президент Буш?

Как и в клинтоновские годы - как, впрочем, и при любой администрации, - страна знает только о важнейших событиях, связанных с деятельностью президента. Вот и в первые шесть месяцев администрации Буша в фокус общественного внимания попали (если говорить о внутренних делах страны) снижение налогов, билль о правах пациентов, энергетика (в том числе - проблема разработки месторождений нефти на Аляске), вопросы школьного образования. Об этом писали и говорили и продолжат - после августовских каникул - писать и говорить. Но за те же полгода в стране произошла "тихая революция", как назвала "Уолл-стрит джорнэл" деятельность администрации, направленную на то, чтобы разжать тиски правительственных регулирований. Вот лишь несколько примеров из практики различных министерств и ведомств.

В годы клинтоновского руководства Управление по безопасности рабочих мест, входящее в министерство труда, накладывало гигантские штрафы на компании, если обнаруживало, что кто-то из наемных рабочих сидит в "неудобном" кресле, пользуется "неудобной" настольной лампой, что в офисе плохо работает кондиционер или же отопительная система. При этом агенты Управления не принимали во внимание ни размер компании, ни помещения, в котором она обитает, и уж тем более им было совершенно безразлично, где находится фирма - в городе Нью-Йорке или в канзасских прериях.

Нынче, рассказывает помощник министра труда Крис Спир, обнаружив неполадки, мы предлагаем компании помощь со стороны экспертов по вопросам безопасности, которые вносят свои рекомендации. Выполнив рекомендации в установленные сроки, компания не будет подвергнута штрафу.

"Мы не защищаем интересы бизнесов. Мы не защищаем интересы профсоюзов. Мы представляем интересы работающих", - сказала газете "Уолл-стрит джорнэл" министр труда Элейн Чао.

В годы клинтоновского руководства Федеральное бюро расследований (ФБР) обязало телефонные компании постоянно совершенствовать оборудование для прослушивания. Кто оплачивал усовершенствование? Сами же компании. Назначенный Бушем главой Федерального коммуникационного комитета Майкл Пауэлл (сын государственного секретаря Колина Пауэлла) считает требования ФБР, во-первых, превышающими полномочия правительственного учреждения и, во-вторых, финансово обременительными. В сентябре он издаст постановление об отмене прежнего распоряжения.

Управление по защите окружающей среды уже прекратило больше ста расследований, начатых при Клинтоне, в отношении частных лиц и компаний, обвиненных в нарушении правительственных регулирований. Если расследование обходятся дороже, чем убыток в результате нарушения, то незачем расходовать на него деньги. Но когда речь идет о крупных нарушителях (к примеру, компании "Дженерал электрик", которая загрязнила воды реки Гудзон в Нью-Йорке), то им приходится расплачиваться за это.

Восемь лет безобразий за шесть месяцев не исправишь. "Тихая революция" только-только начинается. Она возможна потому, что на ключевые посты в министерствах, управлениях, агентствах назначают людей, которые либо весьма скептически относятся к вмешательству государства в дела частного предпринимателя и в жизнь гражданина, либо просто-напросто считают недопустимым такое вмешательство. Первыми "тихую революцию" ощутили больницы и банки, нефтяные и телефонные компании, владельцы частных бизнесов, компании, заинтересованные в налоговых послаблениях.

Дерегулирование, предпринимаемое администрацией Буша, не прошло, естественно, незамеченным как Демократической партией, так и бизнесами. Демократы в Конгрессе грозят дать бой Белому дому по многим вопросам, касающимся ослабления правительственных тисков. Реакция бизнесов - диаметрально противоположная: в казну Республиканской партии поступают пожертвования, не сравнимые с пожертвованиями в пользу Демократической партии. Естественно, из-за этого республиканцы постоянно слышат обвинения в том, что служат большому бизнесу.

Завершится август, наступит сентябрь, и после Дня труда возобновится противостояние Белого дома и демократов в Конгрессе, в результате чего будут появляться (или отвергаться) законы, влияющие на нашу жизнь. Но будет продолжаться и тихая, малозаметная работа по свертыванию правительственных регулирований. Не всех, конечно. Какие-то необходимы, жизненно важны, совершенно обязательны. Без каких-то можно обойтись. А какие-то просто вредны. О каждом из них знает чаще всего лишь тот, кого они кровно касаются, чьи интересы затрагивают.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 17(276) 14 августа 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]