Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 16(275) 31 июля 2001 г.

Галина СЛАВСКАЯ (Калифорния)

ПАМЯТЬ ПРОСТРАНСТВА

"... эти десять квадратных метров принадлежали мне, и то были лучшие десять метров, которые я когда-либо знал. Если пространство обладает собственным разумом и способно выказывать предпочтение, то возможно, что хотя бы один из тех десяти метров тоже может вспоминать обо мне с нежностью. Тем более теперь, под чужими ногами".
(И.Бродский. Полторы комнаты. Пер. Д.Чекалова)

Эти строки были написаны Иосифом Бродским в 1985 году по-английски. Прошло уже 13 лет "вдали от родимого крова", не стало родителей. Их памяти посвящено эссе "Полторы комнаты", самое лирическое из всей автобиографической прозы поэта.

Прочитав его осенью 1986 года, я написала Бродскому: "Вы все-таки счастливый сын: сумели создать потрясающий памятник своим родителям".

У друзей и у всех любителей поэзии Иосифа Бродского, живущих по обе стороны Атлантики, есть мечта, ставшая уже реальным проектом: создать живой памятник самому поэту. Таким памятником должен стать литературный музей Иосифа Бродского, размещенный в той самой квартире, где он прожил 17 лет, где он стал поэтом, где умерли его родители, так и не увидевшие перед смертью своего сына.

Квартира эта находится в здании, до сих пор известном как "дом Мурузи", по имени его первого владельца. Александр Мурузи был сыном греческого князя Дмитрия, находившегося на дипломатической службе в23 Турции. Но он стал "двойным агентом". После тянувшейся 6 лет русско-турецкой войны в 1811 году начались мирные переговоры. Князь Мурузи тайно передавал дипломатическую информацию русским. Благодаря ему Россия смогла заключить с Турцией выгодный мир, ратифицированный всего за день до вторжения Наполеона. Дмитрий Мурузи поплатился за это головой. Но через 9 лет его вдова и дети, бежавшие в Россию, были щедро вознаграждены российским правительством. Так появились в России князья Мурузи.

В 1877 году по заказу Александра Мурузи архитектор Серебряков построил роскошный пятиэтажный доходный дом, выходящий на три улицы и площадь. Дом был выстроен в необычном для Петербурга мавританском стиле. Он поразил современников богато украшенным фасадом и роскошью внутренней отделки квартир, особенно 26-комнатной квартиры владельца дома. "Дом князя Мурузи можно причислить к первейшим палаццо Петербурга", - писал журналист.

В больших квартирах второго и третьего этажей жили сенаторы, профессора, генералы, видные адвокаты. Но слава дома Мурузи прежде всего связана с литературой. С 1889 по 1913 год в доме жила литературная чета - поэт, прозаик, публицист Дмитрий Мережковский и его жена - поэтесса и литературный критик Зинаида Гиппиус. Их квартира стала главным салоном петербургского символизма. Среди посетителей салона - почти все известные литераторы того времени. Часто бывал здесь Блок (не только у Мережковских, но и у своего друга - поэта Владимира Пяста, жившего в том же подъезде). Подолгу живал у Мережковских, приезжая из Москвы, Андрей Белый.

После революции роскошные квартиры опустели. В бывшей квартире князя Мурузи какое-то время находился комитет партии эсеров, а когда партию запретили, квартира стала прибежищем бандитов и беспризорников.

Весной 1919 года в покинутой квартире разместилась студия издательства "Всемирная литература", созданного и возглавлявшегося Максимом Горьким. Студия была организована для повышения мастерства переводчиков, но вскоре стала (по желанию студийцев) своего рода факультетом по изучению русской и иностранной литературы. Преподавали Чуковский, Гумилев, Замятин, Шкловский, Лозинский. Среди студийцев были Зощенко, Слонимский, Полонская, Берберова, Адамович, Одоевцева и другие в будущем известные писатели. К зиме студия переехала в "Дом искусств" на Мойку.

В 1921 году, незадолго до своей гибели, Гумилев организовал в той же квартире литературный клуб под названием "Дом поэтов", где проводились поэтические вечера, иногда ставились спектакли. В 1962 году Анна Ахматова, перечисляя самые памятные для нее места Петербурга, пишет: "...и дом Мурузи, где я в последний раз видела Николая Степановича [Гумилева]..." "И где жил Иосиф", - вписывает она позднее.

Семья Бродских переехала в дом Мурузи в 1955 году, в результате обмена комнат матери и отца на те самые "полторы комнаты". Впервые у подростка оказалось некоторое подобие собственной комнаты. Это было время его стремительного взросления. Тогда он совершил первый нестандартный поступок: бросил школу, не окончив восьмого класса, и пошел работать на завод. Так начались его "университеты", поиски своего пути. За заводом последовал морг областной больницы (была недолгая мечта стать хирургом, решил начать с самого неприятного - вскрытия трупов). С 1957 по 1961 год Бродский проводил все полевые сезоны в геологических экспедициях. К 1957 году относится и первое известное стихотворение. Сезонная работа давала юноше возможность заниматься в зимние месяцы самообразованием и писать стихи. В 1961 году он решил полностью посвятить себя литературе. Этот год оказался необычайно продуктивным. Создано множество лирических стихотворений и три поэмы. Одна из поэм - "Петербургский роман", где есть слова: "В романе/не я, а город мой герой". Юный поэт чувствует себя наследником 250-летней истории города и почти всегда отказывается называть его Ленинградом. В его стихах живет Петербург Пушкина и Достоевского, но и современный город, где героя подстерегает

...Литейный, бежевая крепость,
подъезд четвертый КГБ...

Но порой, даже при коротком отъезде, прорывается:

...был далек от меня мой родной Ленинград
и все ближе - пески.

Не претендуя здесь на изложение биографии Бродского, я хочу напомнить читателю, какую роль сыграл в его жизни и творчестве родной город, "самый красивый на свете", по словам поэта.

Да не будет дано
умереть мне вдали от тебя...

написал он в юности, предчувствуя свою судьбу. Об этой удивительной судьбе можно рассказывать долго, но лучше всего сказал о ней он сам в знаменитом стихотворении 1980 года "Я входил вместо дикого зверя в клетку...." Там есть строка: "Из забывших меня можно составить город".

Как важно для нас, современников Бродского, для наших детей и внуков, чтобы ЕГО ГОРОД сохранил память о всемирно известном поэте, Нобелевском лауреате, родившемся в нем и прожившем здесь больше половины своей недолгой жизни.

Ведь в Петербурге существуют музеи - квартиры Пушкина, Некрасова, Достоевского, Ахматовой, Набокова. Все они создавались через много лет после смерти писателей. Музей Бродского может стать первым подлинно мемориальным. В почти неизменном виде находится квартира, сохранились библиотека поэта, его письменный стол, личные вещи, портреты и рисунки. В день отъезда поэта за границу были сделаны детальные фотографии комнат - его друзья уже тогда понимали, что это для Истории.

Эти фотографии и другие материалы о проекте музея и о двух фондах - российском и американском, работающих над ним, - можно увидеть в Интернете по адресу: http://www.brodsky.spb.ru.

Будущий музей мыслится также Центром по изучению творчества Бродского и ленинградской культуры 1960-80 годов, информационным центром современной поэзии. Но пока там - коммунальная квартира...

Хочется верить, что Иосиф Бродский вернется в Петербург; тогда сбудутся его слова из юношеских "Стансов городу":

...и летящая ночь
эту бедную жизнь обручит
с красотою твоей
и с посмертной моей правотою.

CОЗДАНИЕ МУЗЕЯ ИОСИФА БРОДСКОГО В ПЕТЕРБУРГЕ: 
СРОЧНО НУЖНА ВАША ПОМОЩЬ!

(Два международных фонда стремятся приобрести для музея квартиру Нобелевского лауреата, прежде чем она окажется приватизированной)

В те 60-е годы, когда в Ленинграде на улице Пестеля в большой коммунальной квартире некогда знаменитого дома Мурузи жил юный поэт Иосиф Бродский (1940 - 1996), мир был четко разделен надвое железным занавесом. Бродского не печатали, но молодежь зачитывалась его стихами, передавая их из рук в руки. В своих переводах поэт открывал нам неведомые имена английской и американской поэзии, а для читающей публики на Западе он становился живым продолжением русской литературы начала ХХ века.

Каким-то непостижимым образом Бродский жил в Ленинграде так, будто тоталитарное государство не существует. Разделение пространства становилось все более условным, а железный занавес - все более проницаемым.

Вынужденный отъезд Бродского на Запад в 1972 году стал переломным в его личной судьбе, но дело, начатое им в доме Мурузи, -- строительство незримого поэтического моста, объединяющего культурные континенты ,- продолжилось и в Америке. Более того, творчество русского поэта стало значительным явлением мировой культуры.

Теперь, когда поэт покинул этот мир, становится очевидно -- необходим музей. Его еще возможно создать в той квартире, в «полутора комнатах» которой сформировался удивительный талант Бродского и где поэт прожил 17 лет своей короткой жизни. Пока живы друзья и современники, еще не поздно воссоздать там подлинную обстановку дома поэта и одновременно организовать центр по изучению нонконформистской культуры Ленинграда 1960 - 1980-х годов. Но в любой момент квартира может быть приватизирована, а возможность создания в ней музея - потеряна.

Нужно торопиться!

Инициативу создания музея Иосифа Бродского поддерживают 3 Нобелевских лауреата в области поэзии (Чеслав Милош, Вислава Шимборска и Дерек Уолкот), Мстислав Ростропович, Михаил Барышников, Даниил Гранин, Адам Михник и многие другие деятели мировой культуры. Моральную (но не финансовую!) поддержку проект нашел у генерального консула США в Петербурге и у губернатора города. В Петербурге уже два года работает Фонд создания музея Иосифа Бродского (председатель правления - Михаил Мильчик). Теперь открыт аналогичный некоммерческий фонд в Соединенных Штатах - St. Petersburg Brodsky Museum Foundation Inc. Однако только активная поддержка всех, кому дорога память о Бродском, даст возможность выкупить большую квартиру (236 кв. м) или, иначе говоря, расселить 4 живущих там семьи (9 чел.).

И если музей Иосифа Бродского - поистине гражданина мира - будет создан, то только благодаря совместным усилиям двух фондов - американского и российского, а точнее - благодаря всем вам, кто, мы верим, окажет этому благородному делу посильную помощь. Ежегодный финансовый отчет о деятельности фонда будет высылаться по требованию.

Фонд будет глубоко признателен за любые пожертвования и заранее благодарит каждого, кто откликнется на наше обращение.

Checks payable to St.Petersburg Brodsky Museum Foundation (SPBMF)
may be addressed to: Galina Slavsky

10250 Westlake Dr #414
Bethesda, MD 20817 (С пометкой «Для Фонда»)

С вопросами и предложениями можно обращаться:

ST.PETERSBURG BRODSKY MUSEUM FOUNDATION, Inc (USA)

Board of Directors: Tomas Venclova (Yale University)
Mikhail Baryshnikov (russamovar@aol.com)
Lev Loseff (lev.loseff@dartmouth.edu),
Alexandr Romanenko (AdvecsUSA@aol.com),
Galina Slavsky(GalinaSlavsky@aol.com)
Roman Kaplan (russamovar@aol.com)

ФОНД СОЗДАНИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО МУЗЕЯ ИОСИФА БРОДСКОГО (Россия)

Члены правления: Михаил Мильчик (miltchik@online.ru)
Бенгт Янгфельдт (jangfeldt@swipnet.se)
Яков Гордин (arjev@cityline.spb.ru)
Александр Кобак (kobak@mailbox.alkor.ru)

Почтовые адреса американского фонда:

Tomas Venclova (For Foundation)
Dept. of Slavic Languages and Literatures
P.O. Box 208236
New Haven, CT 06520 - 8236

Galina Slavsky
10250 Westlake Dr #414
Bethesda, MD 20817
Tel. (301) 365-8659

Адрес в Интернете: www.brodsky.spb.ru

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 16(275) 31 июля 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]