Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 16(275) 31 июля 2001 г.

Эдуард ГУФЕЛЬД (Калифорния)

МОЯ МОНА ЛИЗА1

МАКСИМАЛЬНЫЙ DISCOUNT

Мы возвращались с межзонального турнира в Бразилии. Самолет приземлился в столице Гвинеи Конакри.

Разместились в гостинице. Рядом базар. Гостиница со всех сторон ограждена: торговцы сюда зайти не могут, а мы к ним можем. И как, находясь почти в центре Африки, не привезти домой знаменитые ритуальные маски из черного дерева!

За рубежом торговля на базарах и в магазинах отличается от нашей. Там сложились своеобразные отношения между продавцами и покупателями. Как подметили многие туристы, продавцы ценят людей, которые умеют торговаться, причем не надо быть агрессивным, наглым: надо торговаться настойчиво, но дружелюбно. Зато какими положительными эмоциями заряжаются участники "торговых спектаклей!"

Наша делегация (Смыслов, Полугаевский, Геллер, Керес, Тайманов, Савон и другие) принимает решение послать на базар для приобретения сувениров меня. Остальные участники делегации выстроились у гостиницы вдоль "демаркационной линии" и стали ждать спектакля.

На Востоке, как известно, купля-продажа - это своеобразный ритуал. Смысл не только в том, чтобы купить подешевле - продать подороже. Обе стороны получают наслаждение от самого процесса торговли. Многие торговцы недоумевают, когда человек подходит, спрашивает "Сколько?" и платит первую же названную цену.

Продавцы быстро "вычислили" во мне оптового покупателя. Они кричали, подбегали, но я был суров. Обойдя ряд лавок, обратил, наконец, внимание на одного продавца масок - высоченного негра приятной наружности, одетого во все белое. В один миг мы оба прониклись друг к другу взаимной симпатией.

На ломаном английском я спросил его, сколько стоит набор из семи масок. Негр не ответил сразу. Взял меня под руку и стал прохаживаться вдоль выложенного на земле товара. При этом на чистом английском он заявил, что видит во мне друга, питает ко мне большую симпатию и только поэтому предлагает набор масок за минимальную цену... 100 долларов!

Я поблагодарил, высвободил руку, сам взял его под руку, и мы направились вдоль ряда его товаров в противоположную сторону. Я сказал ему, что он мне тоже симпатичен и что на память о нем и об Африке я хочу приобрести для себя и друзей (кивок в сторону делегации) несколько наборов масок.

Он радостно закивал головой и спросил, какова же будет моя цена. Я вежливо ответил, что за каждый набор плачу... один доллар!

Красивый негр даже подпрыгнул от неожиданности. Понимая, что в лице покупателя он нашел достойного соперника, торговец посмотрел на меня и сказал:

- Я вижу, вы разбираетесь в искусстве... Пятьдесят долларов!

- Два! - твердо сказал я.

Начался торг.

- Сорок пять!

- Три!

- Сорок!

- Четыре!

Поняв, что сделка не состоится, я повернулся и не спеша направился в сторону гостиницы. Предстояло сообщить друзьям, что наши скромные финансовые возможности не позволяют приобрести столь желанные африканские сувениры. Торговец понял, что теряет единственного за день покупателя. Его уступки (он кричал мне вдогонку) стали весомее.

До гостиницы оставалось метров десять. И тогда он закричал:

- Двадцать!

- Пять! - показал я растопыренную ладонь, не оборачиваясь.

- Пятнадцать!

И когда я уже готов был перешагнуть демаркационную линию, мы, наконец, сошлись на восьми долларах за набор.

Все шахматисты, которые были тогда в Конакри, даже спустя много лет вспоминают о необычном торге на базаре. Но немногие из них знают, что со мной произошел еще один подобный случай, когда я потерпел полное фиаско.

Это случилось значительно раньше. Возвращаясь из Туниса, мы провели несколько дней в столице этого государства. Однажды во время прогулки к нам подошел человек и предложил купить баранью шкуру. В том, что это была именно баранья шкура, я не сомневаюсь и поныне: ее запах преследует меня всю жизнь. Мы сказали, что шкура нам не нужна, но человек шел за нами не отставая. Долго не удавалось избавиться от назойливого продавца. И все время, пока мы гуляли, нас преследовал страшный запах. Наконец я не выдержал, остановился и спросил:

- Сколько вы хотите?

- Пятьдесят динаров!

В твердой уверенности, что он откажется, я предложил:

- Один!

И не успел я это произнести, как человек взвалил на мои плечи эту отвратительную шкуру и сказал:

- Договорились!..

*

В какую бы страну мира ни забрасывала судьба гроссмейстера Эдуарда Гуфельда, везде находятся почитатели его мастерства, желающие получить автограф.

 

Вот еще несколько маленьких торговых историй.

Всемирная шахматная Олимпиада 1986 года проходила в одном из самых экзотических мест на земле - в Дубаи, столице богатейших Объединенных Арабских Эмиратов. В стране, словно Феникс, возникшей в пустыне... Стране, куда даже воду привозят, куда даже землю привозят...

Побывав здесь, осознаешь цену человеческого труда - создать такое там, где вроде бы не может быть жизни! Но... Говорят, будто деньги здесь текут прямо из кранов, нефтяных кранов... Их не только "собирают", их вкладывают в развитие, в строительство. Когда только подлетаешь к Дубаи, видишь море огня, небоскребы, башенные краны... И это не мираж! Арабские Эмираты - действительно одно из чудес света.

Во время Олимпиады я познакомился с бывшей лениградкой. Она жила в Дубаи, а ее супруг являлся владельцем одного из филиалов известнейшего французского магазина "Мажестик". Разговорились...

- Знаете, - сказала Галина, - я хочу сделать приятное для моих соотечественников и приглашаю в магазин моего мужа. Надеюсь, вы сумеете сделать хорошие покупки... А о цене не беспокойтесь, муж даст очень хорошую скидку.

Конечно, мы понимали, что высокая французская мода, да еще на арабской земле стоит дорого, но обещанная скидка... Олимпиада завершилась и для мужской, и для женской команд успешно, все были в хорошем настроении. И вот я, один из тренеров, передал приглашение нашей делегации. Человек десять - Майя Чибурданидзе, Нона Гаприндашвили, Анатолий Карпов, гроссмейстеры на присланных за нами машинах последних моделей отправились в "Мажестик".

Сначала нас подчивали щербетом, кофе... Отведав восточных сладостей, мы разбрелись по разным секциям фешенебельного "Мажестика..."

Первой меня нашла Майя...

- Да тут невозможно ничего купить... Я посмотрела платья, которые мне понравились, и самое дешевое из них - почти тысяча долларов!

Постепенно собрались и другие пассажиры автокортежа. Реакция на цены - аналогичная. Все взоры были обращены на меня, это я их увлек сюда. Теперь надо было как можно более достойно покинуть магазин, "уйти красиво..." Подошли и Галина с мужем.

- Понравилось вам в нашем магазине?.. Выбрали что-нибудь?..

- Да, естественно, - отвечаю я, - Все восхищены, все замечательно, так красиво оформлено... Превосходные вещи!

- Хотите что-нибудь купить?

- Вы знаете, - говорю я. - Удивительное совпадение, многие из моих коллег не смогли подобрать необходимые размеры...

Муж Галины страшно удивился и, как нам показалось, даже немного обиделся.

- Какие размеры вы не могли найти? - перевела Галина недоумение супруга...

И тут я принял удар на себя.

- Например, я не смог найти брючный пояс большого размера. В магазинах многих стран трудно найти пояс моего размера...

- Простите! Где вы искали?

И вот вся "команда" двинулась в отдел, именуемый по нашей терминологии как кожгалантерейный... Естественно, там я и близко не был.

- Какие нужны размеры, которых не удалось найти?

И перед нашими взорами оказались десятки поясов именно моего размера. Поясов-сказок: из крокодиловой кожи, из змеиной, невероятно красивых расцветок, однослойных и многослойных, а пряжки - просто загляденье. Примерив один-другой и увидев, что это именно мой размер, я обомлел.

- Именно о таких поясах я мечтал, как я их не заметил?! Какая прелесть! Они мне очень нравятся!

- Очень нравятся? - переспросила Галина и взглянула на супруга.

Супруг Галины гордо посмотрел на всех и сказал:

- Эдуард! Я дам тебе на этот пояс скидку пятьдесят процентов!

В этот миг я как бы оторвался от земли и забыл, в каком магазине нахожусь.

- Серьезно? Пятьдесят процентов скидка? Можно тогда я куплю два пояса?

Наверное, владелец "Мажестика" никогда не видел покупающих пояса впрок.

- Так нравятся, Эдуард? Тогда... Тогда мы сделаем так: первый пояс я продам тебе за пятьдесят процентов, а второй - выбери любой, какой хочешь, - возьмешь как презент!

И опять он гордо посмотрел вокруг, всем своим видом показывая широту жеста...

Действительно, жест! Но я уже вернулся на землю и попытался узнать, во что мне обойдется память о "Мажестике". Незаметно перевернул пряжку пояса, пересчитал драхмы в доллары и понял: цена пояса почти 200 долларов. Быстро прикинул: за 100 долларов я могу иметь два пояса. А карманных денег, выданных мне на Олимпиаду, было меньше стоимости поясов. Да, красивые, змеиные, крокодиловые... Да, четырехслойные, многоцветные, прекрасные пряжки... Но в Киеве, на Бессарабке, в "Кожгалантерее" за рубль девяносто пять я могу купить тоже неплохой пояс, кажется, артели "Имени Октябрьской революции", правда, из свиной кожи, но который также крепко держит "бруки на теле интеллигента".

По выражению моего лица все олимпийцы догадались о примерной стоимости покупки, и в их взгляде начало сквозить явное любопытство. Ехидные улыбки открыто заиграли на лицах: деваться, мол, Гуфельду некуда, придется платить... Особенно заинтересованно смотрели Анатолий Карпов и моя подопечная Майя Чибурданидзе. "Как же ты выкрутишься, коллега?" - читалось в их взглядах. Но у меня уже зрел план "игры", план, требовавший определенной "дебютной подготовки".

- О! Большое спасибо! - начал я свою "стодолларовую партию". - Спасибо дорогие друзья, но я не могу воспользоваться вашим искренним и щедрым гостеприимством! Сделать то, что вы предлагаете, значит злоупотребить вашим расположением. Я ведь живу в Грузии и хорошо знаю законы гостеприимства... Как же можно? Мое воспитание этого не позволяет! В признательность за гостеприимство нанести материальный урон? Нет, нет, ни при каких обстоятельствах...

Первой "восстала" Галина.

- Эдуард! Дорогой! О чем вы говорите? Нам будет очень приятно... Пожалуйста!

- Не могу, Галина! Не могу... Этика не позволяет воспользоваться вашей щедростью...

Галина быстро переводила мои слова мужу...

- Да о чем вы говорите, Эдуард! - обратился ко мне по-английски супруг Галины. - Это будет для нас так приятно. Вы увезете сувенир... Это будет такая прекрасная память о Дубаи... Пожалуйста, пожалуйста! Примите наше предложение!

- Не могу, дорогие! Поймите меня, не могу! Я буду очень неловко себя чувствовать... Чтобы вы дали мне за половину стоимости один пояс, второй вообще в качестве подарка! Мы здесь в знак искреннего уважения и симпатии, мы благодарны за прием, за знакомство с "Мажестиком"... И, честное слово, если кто-то из друзей поедет в Дубаи, мы обязательно порекомендуем им посетить "Мажестик"!

- Что вы, Эдуард! Нам будет так приятно, если у вас будет подарок от "Мажестика", что, вернувшись домой, расскажете о нашем магазине, о нашей встрече...

- Эдуард! Пожалуйста! Мы с мужем очень просим принять это предложение как память о встрече!

За нашим дипломатическим раутом переговоров коллеги-шахматисты наблюдали внимательнейшим образом, пытаясь разобраться в "миттельшпиле" событий, просчитывая финальный вариант. По их глазам было видно, финишной сцены они не чувствовали... Ни Анатолий, ни Майя, ни Нона...

- Хорошо, дорогие друзья! Раз вы уж так настаиваете... Чтобы не нанести вам уж очень явный материальный урон и оставить память о визите в "Мажестик" я, пожалуй, возьму... только презент...

Лицо супруга Галины начало вытягиваться... Финал был для него настолько неожиданным, что он понял: "эндшпиль" проигран, проигран вчистую...

Я полез в карман, достал несколько значков олимпийского Мишки, золотистых, превосходного качества... Пoсле московской Олимпиады они были моими непременными спутниками во всех поездках...

Я приколол один значок Галине, другой - ее супругу... Мы обнялись, как друзья, я надел пояс... И все пошли к машинам...

Честно говоря, этот пояс до сих пор со мной. А обещание я соблюдаю... Всем направляющимся в Дубаи, я рассказываю о магазине "Мажестик" и их владельцах, словно рекламный агент...

Если вас судьба занесет в столицу Объединенных Арабских Эмиратов, пожалуйста, посетите "Мажестик". А сославшись на меня, обязательно получите discount.

Я больше в Дубаи не был...


1 Избранные главы из готовящейся к публикации книги Э.Гуфельда «Моя Мона Лиза». См. «Вестник» №№5-8,10,12-15, 2001 г.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 16(275) 31 июля 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]