Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 16(275) 31 июля 2001 г.

Ирина ЛУКЬЯНОВА (Вашингтон)

"ДАМА С КАМЕЛИЯМИ"

Художник, фотограф ищет натурщиц для художественного portfolio и студийных набросков.
410-366-3674

Что такое актерская судьба? Вероятно, роли, выпадающие актеру в жизни как жребий; они-то и определяют его творческий путь. Иногда актер играет свои роли всю жизнь, из месяца в месяц, из года в год. А иногда роль вспыхивает на его пути неожиданно, как пожар, и огнем пламени уносит свой объект в бесконечность. Роли, как и люди, имеют свои судьбы, за некоторыми тянется шлейф недоброй славы. Актерская братия суеверна. Есть роли, к которым лучше не стремиться, а играть их - фатально. Судьба образа может перейти на судьбу актера. В театре про это знают. И, тем не менее, случается, что не актер выбирает роль, а роль актера...

В.Мейерхольд и З.Райх

 

Недалеко от Красной площади, между зданием гостиницы "Интурист" и Центральным московским телеграфом, находится старинное строение театра имени Ермоловой. С 1931 по 1938 годы здесь размещался Государственный театр Всеволода Эмильевича Мейерхольда.

Великий режиссер, новатор, реформатор сцены до конца своих дней был предан единственной женщине. Актрисе, которую сам же и создал - Зинаиде Николаевне Райх. Их путь друг к другу был непростым. Для каждого - это второй брак.

Ее первый муж, уже тогда известный поэт Сергей Александрович Есенин. Не выдержав загулов и рукоприкладства, она уходит от него, будучи беременна вторым ребенком.

Вы помните, вы все, конечно, помните...
Как я стоял, приблизившись к стене,
Взволнованно ходили вы по комнате
И что-то резкое в лицо бросали мне.

Вы говорили, нам пора расстаться,
Что вас измучила моя шальная жизнь,
Что вам пора за дело приниматься,
А мой удел - катиться дальше вниз.

Эти строки обращены к ней. Говорили, что Зинаида Николаевна была женщиной, чувство к которой "златоволосый певец деревни" пронес через всю жизнь, несмотря на многочисленные браки. Впоследствии он признается: "Свою жену легко отдал другому..." А вот последние посвященные ей стихи:

Я знаю: вы не та -
Живете вы с серьезным, умным мужем,
Что не нужна вам наша маета
И сам я вам ни капельки не нужен.
Живите так, как вас ведет звезда,
Под кущей обновленной сени.
С приветом, Вас помнящий всегда
Знакомый Ваш Сергей Есенин.
                                                   1924 г.

Союз с Есениным вряд ли можно было назвать счастливым. К тому же ее не принимало окружение Сергея Александровича. Его друзьям она казалась капризной и взбаломошной, они высмеивали ее актерское пристрастие.

В юности З.Н. была весьма увлечена революционными идеями. Рано оказалась втянутой в модное тогда политическое движение, за что была исключена из гимназии. В 19 лет - член партии социалистов-революционеров, занималась в основном пропагандистской работой. Однако семейная жизнь с Есениным вытеснила из ее души амбиции революционерки.

З.Райх в роли Фосфорической женщины в спектакле "Баня". Театр Мейерхольда, 1930 год.

 

Позднее, придя в студию Мейерхольда, она увлеклась его творческими идеями создания нового, авангардного театра. Не найдя себя в революции, она попала в эмоциональную, чувственную среду Мейерхольда, и он смог открыть в ней то, что так глубоко скрыто в ней таилось. "Мастер строил спектакль, как строят дом, и оказаться в этом доме, хотя бы дверной ручкой, было счастьем", - говорили актеры о великом Мейерхольде.

Их встреча была судьбоносной. Ища свою "Галатею", он влюбился в молодую ученицу. Она же, разочаровавшись в социалистических идеях и устремив весь свой мятежный темперамент в театр, хотела освободиться от одолевавшего ее эмоционального бремени, и тоже влюбилась.

Бомонд относился к ней холодно, считал посредственной, обвинял в чрезмерном давлении на мужа в профессиональном плане.

И, тем не менее, только истинным чувством можно объяснить решение Всеволода Эмильевича включить в репертуарный план театра французскую любовную мелодраму Дюма-сына "Дама с камелиями". Свой последний спектакль мастер ставил исключительно для нее и на нее. Он посвящен ей. Нужно было обладать большой смелостью, чтобы во время поголовных сталинских репрессий простую буржуазную мелодраму сделать песней своей любви.

Премьера состоялась 19 апреля 1934 года и имела огромный успех у москвичей. Попасть на спектакль было очень трудно. В нем отсутствовал даже намек на какую-либо идеологию или социальную значимость. Зрители приходили посочувствовать просто личной трагедии человека, женщины. Люди, истосковавшись по истинным чувствам, стремились увидеть то, что так быстро исчезало со всех советских сцен того времени.

В этом спектакле Зинаида Николаевна была великолепна; даже критики, всегда нападавшие на нее, отмечали это. Юрий Олеша назвал ее существом "с вишневыми глазами и абсолютной женственностью". На сцене была необыкновенно элегантная, утонченная "французская" красавица. Она разрывалась между чувством и моралью, между страстью и нравственностью. Чистота отношений Маргариты и Армана была необыкновенно трогательна. В любовных сценах не было и намека на какую-либо эротику, во всем присутствовали сдержанно-возвышенные тона. Ее партнером был Михаил Царев. Прекрасный актер, впоследствии народный артист Советского Союза, Главный режиссер Малого театра, он в сравнении с З.Н. был простоват. Ему не хватало элегантности, естественной раскованности истинного аристократа.

Зинаида Николаевна Райх

Всеволод Эмильевич Мейерхольд.

"В эпизоде расставания Маргарита и Арман вели диалог приглушенными голосами, стараясь быть внешне спокойными и изо всех сил сдерживая слезы. И лишь единственный раз Арман проводил по щеке своей возлюбленной, вытирая непрошенную слезу, и этот скромный жест производил на зрителей потрясающее впечатление. Стоявшая в зале тишина сменялась всхлипываниями и сморканиями".1

В этом спектакле Мейерхольд отразил атмосферу и стиль буржуазного общества прошлого века с исключительным вкусом и достоверностью. На сцене находились подлинные вещи девятнадцатого века. Мебель, вазы, статуэтки, посуда и многое другое были не бутафорские, а приобретались в антикварных магазинах специально для этой постановки. Когда его упрекали в излишней пышности и декорационной натуральности спектакля, без которых, как утверждали, можно было бы обойтись (да и зритель из зала не оценит и не отличит одно от другого), он говорил: "Зритель не оценит, но зато оценят актеры. Чудесные, старинные вещи, сделанные много лет тому назад, каких уже не умеют делать теперь, заключают в самих себе дух минувшей эпохи. И актеры, находясь в окружении этих вещей, почувствуют образы и страсти былого и вернее передадут их. А вот уж это заметит и оценит зритель".2

Но однажды в зале оказался зритель, который не только оценил удивительное убранство и красоту французского аристократического двора, он понял подтекст спектакля, стремление к свободной от идеологии, красивой, обеспеченной человеческой жизни. Этим зрителем был Сталин. И в 1938 году Комитет по делам искусств принял постановление о ликвидации театра Всеволода Мейерхольда. Последний спектакль "Дама с камелиями" состоялся вечером 7 января. Отыграв финальную сцену - смерть Маргариты - Зинаида Николаевна потеряла сознание. Ее на руках отнесли за кулисы. Театр был закрыт, как "враждебный советскому искусству".

Мейерхольда арестовали 20 июня 1939 года в его ленинградской квартире. 22 июня поездом под конвоем переправили в Москву, где он находился в разных тюрьмах несколько месяцев. В январе 1940 года он написал заявление на имя В.Молотова. "Меня здесь били - больного, 65-летнего старика клали на пол лицом вниз, резиновым жгутом били по пяткам и по спине, когда сидел на стуле, той же резиной били по ногам сверху с большой силой по местам от колен до верхних частей ног. В следующие дни, когда эти места ног были залиты обильными внутренними кровотечениями, то по этим красно-сине-желтым кровоподтекам снова били жгутом". Его обвиняли как шпиона английской и японских разведок, приговорили к расстрелу с конфискацией имущества, и вскоре приговор привели в исполнение. В тот день, когда арестовали Всеволода Эмильевича, в их московской квартире в Брюсовском переулке был произведен обыск. Вероятно, Зинаида Николаевна предчувствовала беду: двух своих детей от брака с Есениным - Татьяну и Константина - благоразумно отправила из дома.

Через несколько дней ее нашли полуживой в собственной спальне, с множеством ножевых ранений. На попытки врача скорой помощи остановить кровотечение она ответила: "Оставьте меня, доктор, я умираю..." Скончалась она по дороге в больницу.

До сих пор точно не известно, что же произошло в тот роковой день. Все ценные вещи: кольца, браслеты, золотые часы, оставались лежать на столике, рядом с кроватью. Ничего из дома не пропало. Кто-то утверждал, что домработница, которую нашли с проломленной головой, спугнула воров. Более вероятная версия указывала на причастность к этому преступлению властей: западная пресса была взволнована арестом Мейерхольда, З.Н. звонили иностранные корреспонденты, просили дать интервью, и она могла попросить защиты у мировой общественности. Решив уничтожить Мейерхольда, Сталин расправился и с его женой.

Ее похоронили на Ваганьковском кладбище, недалеко от могилы Есенина. Место, где захоронен Мейерхольд, до сих пор неизвестно. Впоследствии на ее памятнике добавили надпись: "Всеволод Эмильевич Мейерхольд". Так что и после смерти они оказались вместе. Яркая жизнь, страшная смерть, большая любовь...


1 Ю.Б.Елагин, "Мейерхольд. Тёмный гений. Биография".

2 Там же.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 16(275) 31 июля 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]