Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 15(274) 17 июля 2001 г.

Владимир НУЗОВ (Нью-Джерси-Москва)

АЛЛА ДЕМИДОВА - ЧЕЛОВЕК-ТЕАТР

Не только множество ролей, сыгранных Аллой Демидовой в театре и в кино (вспомним хотя бы Раневскую в "Вишневом саде", Федру в "Федре", Ольгу Берггольц в "Дневных звездах", Марию Спиридонову в "Шестое июля"), но и внутренняя строгость, интеллигентность делают эту актрису одной из самых заметных в искусстве нашего времени.

*

- Алла Сергеевна, мы беседуем с вами после спектакля "Гамлет", в котором вы играли все роли, включая главную. Можно предположить, вы давно стремились к этому, уж не со времен ли "Гамлета", поставленного Любимовым, где в этой роли был Высоцкий, а вы играли Гертруду?

- Мне показалось, вы спросите: уж не со времен ли первой постановки Гамлета в 1601 году... На самом деле мне посоветовала сыграть мужскую роль Анна Алексеевна Орочко, художественный руководитель нашего курса в Щукинском училище. В свое время она играла у Вахтангова Адель в "Принцессе Турандот", и он с ней, кстати, хотел ставить Гамлета. Я начала Гамлета репетировать, а потом уже Охлопков приглашал меня в своего "Гамлета..." И тогда Высоцкий сказал: " Хорошая мысль" - вот откуда возник Гамлет Высоцкого. Поэтому на ваш второй вопрос "почему именно Гамлет?" я тоже, кажется, ответила.

- Чей перевод Гамлета вы взяли - их ведь существует великое множество?

- Я взяла перевод Пастернака. Прежде чем работать над текстом, я позвонила Евгению Борисовичу Пастернаку, наследнику прав переводчика, и попросила разрешение воспользоваться текстом его отца. Перевод Лозинского тоже хорош и, говорят, более по лексике и звучанию соответствует староанглийскому, но мне ближе Пастернак.

- А стихи Пастернака вы читаете в концертах?

- Моя программа называется "От Пушкина до Бродского", в нее входят, естественно, и стихи Бориса Леонидовича.

- Мы встречались с вами в США, когда вы по приглашению Иосифа Бродского приезжали в связи со 100-летием Ахматовой. Поэт не показался вам очень уж коммуникабельным, правда?

- Да, в книжке "Бегущая строка памяти" есть глава, посвященная ему и названная по строчке его стихотворения "Остановись, мгновенье! Ты не столь прекрасно, сколько ты неповторимо". В ней я рассказала, как привезла ему подарок из Москвы - раритетные книги прошлого века, вручила ему, ожидая восторга. А он даже не посмотрел на книги, бросил их куда-то в сторону. Потом, когда я была уже в Москве, он, как бы извиняясь, прислал мне свою книжку стихов с нежной надписью.

- Театр "А" под вашим руководством существует на самом деле или только теоретически?

- А что такое, по-вашему, театр? Давайте определим так: театр - это здание, это - время: средневековое или какое-то другое, театр - это драматург: Розовский, Арбузов и так далее. Наконец, театр - это актеры: театр Сары Бернар, театр Мейерхольда. А по определению Немировича-Данченко, театр - это коврик на площади, актер и один зритель.

- То есть на мой вопрос вы отвечаете положительно: театр "А" в понимании Немировича существует, хотя ни здания, ни труппы у него нет. Есть только Алла Демидова.

- Мне предлагали, кстати, помещение, давно, еще до перестройки. Но я тогда подумала: надо ведь содержать штат, играть с утра до вечера тридцать спектаклей в месяц. Да еще и уборщицы, гардеробщицы и так далее. Я решила от этого освободиться, и мы маленькой труппой - пять актеров, осветитель, радист и директор - поставили цветаевскую "Федру" и ездили по всем странам, по фестивалям. Когда мы наигрались, греческий режиссер Терзополус поставил "Квартет" Хайнера Мюллера, и мы опять-таки гастролировали по Европе. А сейчас вот "Гамлет" - все роли играю я, костюмы тоже мои, а репетировали спектакль мы в Афинах, то есть половину денег дали мы, половину - греки.

- С театром на Таганке вы поддерживаете связь?

- Особых контактов нет, но, например, в минувшем году, летом, в Дельфах я играла моно-cпектакль "Тристия". Гостем фестиваля был Юрий Петрович Любимов, мы с ним часто обедали за одним столом, общались, обсуждали спектакли. А в спектаклях Таганки я не играю.

- В Москве только что отшумела Всемирная театральная олимпиада. Какие ее спектакли вы бы отметили?

Алла Демидова во время интервью.

 

- Больше всего в театре я ценю уникальность, когда повторить спектакль невозможно. Боб Уилсон привез в Москву "Сны" Стринберга с актерами Королевского театра Стокгольма. Это - шедевр, потому что никто так не работает с пространством, со светом, с мизансценами, как он.

Или привезенный из Литвы Некрошюсом "Отелло" - тоже шедевр, соединение собственной культуры с общеевропейской - получается что-то уникальное.

Или Сузуки из Японии, за которым я давно слежу и давно люблю. Он соединяет традиции японского театра с поисками театра Мейерхольда 20-х годов и с европейским театром. И получается что-то такое необъяснимое.

Теодор Терзополус делает древнегреческие трагедии, лучше него их не делает никто. Его отличает абсолютное знание архаики - он и родился в деревне, где в свое время родился Еврипид, и знание современных тенденций театра, поскольку стажировался и работал он у Хайнера Мюллера в "Берлинер ансамбле". Соединение архаики с немецким постимпрессионизмом при минимальных выразительных средствах создает уникальность его постановок. Меня огорчает, что наша русская публика не подготовлена к такого рода восприятию театра, мы слишком переели театра психологической драмы, реалистической школы.

- Вы это чувствовали по реакции зала?

- Я видела, как публика просто покидала зал.

- Хочу задать вам вопрос как выпускнице экономического факультета МГУ. Положение России не блестящее, правда? Так надо ли проводить все эти олимпиады, пышные кинофестивали? Не лучше ли было потраченные деньги отдать тем, кто еле-еле сводит концы с концами?

- Эти мероприятия не обязательно убыточны. Я, например, существую от сборов - сколько купят билетов, столько я и получаю и расплачиваюсь с актерами и устроителями спектакля. Здесь же существуют не от сборов, а от спонсорских денег. Ведь неизвестно, откуда эти деньги и куда бы они пошли.

- Как вы считаете, Алла Сергеевна, авторитет России в мире бы понизился, если б ее руководители сказали: извините, нам не по карману эти мероприятия, мы не будем их проводить?

- Не знаю, поскольку я придерживаюсь позиции, изложенной в фильме "Золушка". Туфельку надели на ногу старшей сестры, и король спрашивает: что же делать? И никто не может сказать, что делать, потому что она должна стать женой принца. Один из придворных деликатно сказал: пусть танцует! И туфелька во время танцев свалилась! Мне кажется, нужно придерживаться того же принципа: вкладывать деньги в культуру, все остальное подтянется.

- Вернемся к "Гамлету". Ежегодно в Италии проводится фестиваль "Гамлетов". Вы со своим спектаклем едете туда?

- Да, это будет в городе Вольтера под Миланом.

- Вы продолжаете сниматься в кино и, извините за наивный вопрос, какая ваша роль - любимая?

- На вторую часть вашего вопроса ответить не могу, потому что многих своих фильмов не видела. В последнее время снялась у Грамматикова в "Маленькой принцессе", фильм пошел на видеокассету, и в "Незримом путешественнике" Таланкина - это история Александра Первого и его жены.

- Вам не предлагали пойти в политику, поддержать какую-нибудь партию или президента на выборах?

- Нет, не предлагали, потому что я всегда как-то нахожусь на обочине в этом смысле.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 15(274) 17 июля 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]