Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 14(273) 3 июля 2001 г.

Александр ЛАЗАРЕВ (Нью-Йорк)

ПРЕЗИДЕНТ БУШ В ПОГОНЕ ЗА ГОЛОСАМИ ЛАТИНО-АМЕРИКАНЦЕВ

Находясь в Гётеборге в ходе своей недавней европейской поездки, президент Буш удивил каждого, кто считал его политиком, всерьез обеспокоенным состоянием обороноспособности США. Он объявил, что принял решение закрыть в 2003 году военный полигон на пуэрториканском острове Вьекес.

Когда известие о решении президента - главнокомандующего вооруженными силами страны! - докатилось до американских берегов, оно вызвало эмоциональный взрыв среди однопартийцев Буша в Конгрессе, многие из которых дали волю возмущению в публичных заявлениях, и привело в полное недоумение генералов и адмиралов, которые, в отличие от законодателей, воздержались от публичных высказываний.

"ЭТО [потенциально] может привести к гибели людей, американцев, - так охарактеризовал решение Буша сенатор Джеймс Инхоф (республиканец от Оклахомы). - Нам будет чрезвычайно трудно - если вообще возможно - найти место для другого полигона, взамен Вьекеса".

Полигон на островке Вьекес, расположенном в десяти милях к востоку от Пуэрто-Рико, существует с 1941 года. Пентагон купил тогда для него территорию. Там оборудовали полигон для учебных стрельб, отработки бомбометания, высадки десантов в условиях, близких к боевым. Почти шестьдесят лет никому в голову не приходила мысль подвергать сомнению целесообразность существования полигона на Вьекесе, но 19 апреля 1999 года две бомбы, сброшенные во время учений, упали рядом с полигоном и убили жившего на островке и работавшего на базе Давида Родригеса. Сторонники независимости Пуэрто-Рико (их - единицы, и на проводимых время от времени референдумах о статусе Пуэрто-Рико они редко набирают даже 10% голосов), обитающие главным образом в Нью-Йорке, подняли по этому поводу шум и потребовали закрыть полигон. Клинтоновский Белый дом, всегда весьма чутко реагировавший на требования "меньшинств", отдал распоряжение министерству обороны провести исследование с целью подыскать место для полигона взамен существующего. Пентагон такое исследование провел и пришел к выводу, что на американских берегах Атлантики нет места, которое бы столь же идеально подходило для комплексных военных учений, как Вьекес. В прошлом году газета "Уолл-стрит джорнэл" напечатала статью тогдашнего военно-морского министра Ричарда Данзига, в которой объяснялась уникальность пуэрториканского полигона. Во-первых, отмечал он, Вьекес лежит в стороне от маршрутов гражданской авиации, и значит, учебные бомбометания можно производить с такой высоты, с какой нужно командирам, а не гражданским авиадиспетчерам. Во-вторых, большие глубины у берега дают возможность военным кораблям вести учебные стрельбы не из далеких океанских вод, а с любой дистанции, даже с близкой. В-третьих, береговой ландшафт будто бы создан для высадки десантов в условиях, приближенных к боевым. В-четвертых, наконец, полигон находится поблизости от расположенной в Пуэрто-Рико военно-морской базы США, на которой есть абсолютно всё необходимое для участия в учениях на Вьекесе каких угодно (по численности) сил. На самой базе служат тысячи людей. Соседство с базой ВМС - еще один плюс для расположения учебного полигона на Вьекесе...

Плюсов - множество. Недостатки? Недостаток был только один - ставшие постоянными достаточно шумные демонстрации противников полигона. Президент Клинтон, чутко прислушивавшийся к подобным антивоенным проявлениям (а в протестах стали участвовать с некоторых пор и защитники окружающей среды), распорядился в прошлом году приостановить военные учения на острове Вьекес и провести референдум среди 9400 жителей островка. Распоряжение Клинтона выглядело забавным: судьбу единственной базы, пригодной для вооруженных сил страны в области Атлантического океана, должно было решать не правительство США, а избиратели. Руководствуясь этой же логикой, следовало предоставить жителям японского острова Окинава решать судьбу расположенной здесь американской базы, а жителям Южной Кореи решать судьбу американских баз на территории их страны. И японцы, и корейцы имели полное право заявить: если жителям острова, который практически принадлежит Соединенным Штатам, предоставляется возможность решать будущее американской базы, то такая возможность тем более должна быть предоставлена нам. "Что прикажете им отвечать? - вопрошал член комитета Палаты представителей по делам вооруженным сил конгрессмен-республиканец из Юты Джеймс Хансен. - Мы перестали бомбить у себя, но продолжим бомбить у вас?"

Принимая решение о референдуме, Клинтон поступал стопроцентно по-клинтоновски - снимал с себя всякую ответственность за трудное решение и перекладывал ее на плечи других, в данном случае - живущих на Вьекесе пуэрториканцев.

"Если они скажут 'нет!' полигону, то это будет их решение, не мое, а я уж только подчинюсь народному волеизъявлению", - такой была позиция президента.

Логично было предположить, что когда Буш столкнется с проблемой полигона на Вьекесе, он скажет решительно и твердо: "Полигон находится здесь на законных основаниях. Он необходим для подготовки американской армии. И - точка!"

На предположение, что ответ будет именно таким, наталкивала предвыборная риторика Буша, касающаяся обороноспособности Соединенных Штатов. Будучи кандидатом в президенты, он многократно критиковал Клинтона. А тот факт, что Буш взял в главные помощники бывшего шефа Пентагона Дика Чейни, который стал вице-президентом, и бывшего председателя Объединенного комитета начальников штабов, четырехзвездного генерала в отставке Колина Пауэлла, свидетельствовал, что он действительно всерьез намерен укрепить обороноспособность страны. Потому-то решение Буша закрыть полигон на Вьекесе было подобно грому среди ясного неба.

Решение же это базируется исключительно на внутренней политике, не имеющей никакого отношения к заботе о безопасности страны. Невозможно не согласиться с политическим обозревателем Джоном Подгорецом, поддерживающим Буша в 9 случаях из 10, который в комментарии, опубликованном в газете "Нью-Йорк пост", назвал решение президента безответственным.

Буш никогда не скрывал, что желает губернатору штата Нью-Йорк Джорджу Патаки добиться переизбрания на очередной - третий - срок на выборах в будущем году. Патаки же никогда не скрывал, что ему необходима поддержка на выборах пуэрториканской общины города Нью-Йорка. Лидеры же этой общины не скрывают своего отрицательного отношения к существованию военного полигона на островке Вьекес. На протяжении месяцев Патаки просил Буша сделать все от него зависящее, чтобы закрыть полигон. Он был в числе немногих республиканцев, настаивавших на этом. И вот, не ставя в известность военных, посоветовавшись исключительно со своими политическими советниками, президент принял решение, идущее вразрез с интересами обороны, но зато отвечающее интересам политиков-республиканцев, нуждающихся в голосах пуэрториканцев на выборах.

Решение Буша выглядит к тому же как капитуляция перед нью-йоркским демагогом и политическим шутом преподобным Алом Шарптоном, надеющимся ныне сменить преподобного Джесси Джексона во главе негритянской общины США. Пару месяцев назад Шарптон съездил с очередной манифестацией на Вьекес, где был арестован за нарушение порядка и осужден на 90-дневное тюремное заключение. Отбывает он наказание в нью-йоркской тюрьме, где ежедневно принимает журналистов и рассказывает о своей борьбе за равноправие "меньшинств" и о борьбе против Пентагона...

Решение Буша Шарптон трактует как свою победу и при этом требует закрыть полигон не в далеком 2003 году, а сегодня, сейчас, немедленно. Выйдя на свободу, говорит он, я продолжу борьбу до тех пор, пока полигон существует.

Кто знает, может, перед промежуточными выборами в Конгресс в 2002 году, Буш откликнется на просьбы кандидатов Республиканской партии, зависящих от голосов латиноамериканцев, и закроет полигон немедленно, как этого требуют шарптоны? От политика, сдавшегося один раз, можно - и должно - ожидать новых и новых капитуляций.

Решение Буша пожертвовать полигоном на Вьекесе позволяет, я считаю, усомниться и в серьезности его намерений в отношении многих других проблем обороны - в частности, ждать ли повышения бюджетных ассигнований на чисто военные нужды, а не только на увеличение зарплат и пенсий и создания лучших бытовых условий для военнослужащих; будет ли всерьез решен вопрос о противоракетной обороне. То и другое Буш обещал в предвыборных заявлениях. То и другое вошло в его избирательную платформу. Но в Конгрессе сколько угодно противников роста военных ассигнований. Что же касается противников создания противоракетной обороны, то их сколько угодно и в Конгрессе, и за рубежом. И если Буш решил закрыть полигон на Вьекесе, не испытывая при этом никакого давления (можно ли принимать всерьез крикунов типа Шарптона и лоббистов вроде Патаки?), то как он выстоит под напором демократов в Конгрессе (а в верхней палате большинство теперь принадлежит демократам) и под напором Европейского союза, России, Китая и всех остальных, кто противостоит созданию Соединенными Штатами противоракетной обороны?

Всякому политику приходится время от времени идти на компромисс. На компромисс, случалось, шли даже такие гиганты, как Франклин Делано Рузвельт и Рональд Рейган. Но решение Буша закрыть военный полигон на Вьекесе не продиктовано никакими разумными причинами. Это тот случай, когда политик идет на поклон к определенной группе населения в надежде заручиться ее поддержкой на выборах. Именно так принимал большинство своих решений Клинтон. Социологическая служба Белого дома зондировала общественное мнение (часто - всей страны, еще чаще - определенных заинтересованных групп), докладывала президенту и его помощникам о результатах исследования, после чего и принималось решение по той или иной проблеме.

Ничего подобного не существовало в Белом доме при Рейгане. И вовсе не потому, что Рейгану было наплевать на "мнение народа". Ни в коем случае! Просто-напросто у Рейгана были свои собственные представления по важнейшим вопросам. Он считал, что делает то, что идет на пользу стране. Он не проводил референдумы, от результатов которых зависела обороноспособность государства. Он не спрашивал у народа, снижать ли налоги и увеличивать ли расходы на вооружение.

Решение Буша о полигоне на пуэрториканском острове наверняка скажется и на его внешнеполитическом курсе. До принятия решения у противников этого курса не было оснований сомневаться в прочности занимаемой Бушем позиции, будь то Киотский договор или создание противоракетной обороны. Теперь же всему миру ясно, что президент США - слабак.

Внешнеполитические беды президента Кеннеди начались, когда через пару месяцев после инаугурации он дал слабину - не поддержал антикастровских повстанцев, хотя обещал им поддержку. Спустя пару месяцев Никита Хрущев убедился в податливости Кеннеди во время их личной встречи в Вене. Результатом этого явилось создание спустя еще пару месяцев Берлинской стены. А вскоре Хрущев направил ракеты на Кубу, поставив мир на грань мировой войны.

Мы живем, понятно, в другие времена. Слабина Буша не так опасна для страны и мира, как капитуляция Кеннеди. Но и в современном мире достаточно стран, готовых воспользоваться нерешительностью президента США и его готовностью отступать там, где это вовсе не требуется. А в Соединенных Штатах достаточно политиков, готовых саботировать любое предложение Буша. Мы в этом убедимся в тот самый день и час, когда он выдвинет в члены Верховного суда юриста, кандидатура которого не понравится либеральным демократам...

Ну, а Пентагон подыскивает новое место для полигона.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 14(273) 3 июля 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]