Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 13(272) 19 июня 2001 г.

Алла ЦЫБУЛЬСКАЯ (Бостон)

"ВОЛКИ И ОВЦЫ" А.ОСТРОВСКОГО В 2001 ГОДУ

Анна Варпаховская (справа) и Валерия Рижская в спектакле "Волки и овцы".

 

Как мы соскучились в эмиграции по классической драматургии, где актерам есть что играть, где есть пружина действия, завязка и развязка! И как нам не достает глубоких театральных впечатлений! Это душевное тяготение получило опору на недавних гастролях в Северной Америке театра имени Л.Варпаховского из Монреаля. Зрителям уже знакомы предыдущие постановки режиссера Григория Зискина. После тонкого, филигранного спектакля "Дядюшкин сон" по Ф.Достоевскому за короткий срок были выпущены премьеры: "Скамейка" А.Гельмана и комедия "Если все не так" Ж.-Ж.Брикера и М.Ласега... Теперь театр предъявил публике одну из популярнейших пьес русского репертуара - "Волки и овцы" Александра Николаевича Островского. И убедил, что комедия стала вновь актуальна. Театральная классика неисчерпаема, она всегда может быть повернута к иным временам. И если сегодня не закладывают карету, а садятся в машину, то это означает лишь смену антуража. Сердечные порывы и финансовые интересы остаются по-прежнему основными движителями человеческих поступков.

Григорий Зискин сюжет не осовременивает, но обнаруживает параллели между нравами московского купечества и повадками "новых русских". Достоинством его спектакля становится внимательное прослеживание побуждений, действий, столкновений персонажей, выявление их сути.

Традиционным бытом спектакль не наполнен. Самовары не разжигают. Смазными сапогами не скрипят. Обувь носят неприметную. Чай подают за сценой. А перейти из одних покоев в другие или оказаться в ином месте действия можно при помощи разгораживающих сценическое пространство длинных черных щитов. На них нанесены контуры золотистого цвета, представленные как раздельные части гравюры, к сожалению, оставшейся не вполне внятной. Два-три кресла в тех же черно-золотистых тонах без примет определенного стиля, и все для мизансцен готово (художник - Давид Боровский). Итак, вместо деталей быта - легкость условности. Вместо комедии - почти сатира. На то, как легко, без шума, одной мертвой хваткой можно "волков" сделать "овцами"... Каким внезапным может быть этот переход, и как меняется человек под воздействием такого "перемещения!"

Пятиактную драму играли подробно, красочно в Малом театре-доме Островского. Его традиции старательно следовали другие театры. Неожиданный свежий взгляд на пьесу Г.А.Товстоногова вывел ее в контекст современной жизни уже в 70-е годы 20-го столетия. Его тогда интересовало попустительство, происходящее по вине инертных "овец", отсутствие общественных задач. А что происходит в спектакле "Волки и овцы" в 2001 году в русском зарубежье? Он полон динамики. Ведь ощущение времени сегодня иное. И многоактное представление пульсирует в рамках, умещающих его в два действия.

В роли представительницы "темного царства" Меропы Давыдовны Мурзавецкой на сцену вышла встреченная аплодисментами заслуженная артистка России Анна Варпаховская. Зрители успели полюбить эту острую, с зажигательным темпераментом актрису. Мурзавецкая-Варпаховская моложе и привлекательней ожидаемого стереотипа. Выражением лица, непреклонным лбом, волевым сжатым ртом, откуда ни возьмись, тяжелым подбородком, актриса обнаруживает жесткую волчью суть своего персонажа. От запомнившейся в "Дядюшкином сне" гранд-кокетт Москалевой в ней нет ничего, кроме жажды наживы. Поэтому идет и на подлог, и на уголовное преступление. Прибрать к рукам деньги молодой вдовы Купавиной - вот и вся задача. В черном шелковом парадном и одновременно как бы монашеском одеянии исполненная жизненной энергии Мурзавецкая А.Варпаховской, возвратившись из церкви после замаливания грехов, принимается за свои аферы.

В сцене с Вуколом Наумовичем Чугуновым - она встречается с равным по силе противником. Мурзавецкая на грани разорения, а он как управляющий имением Купавиной ради барыша готовит подлог, подделку письма. Народный артист Грузии Борис Казинец, расчесавший на прямой пробор свои густые седины, безо всякого грима перевоплощается в кустодиевский тип, олицетворяющий нравы купеческой старины. Чугунов хитер, и мысли у него идут раньше слов. По-видимости, он перед Мурзавецкой в раболепном положении "Чего изволите?". По сути, она от него в зависимости. Атмосфера устойчивого быта, что воссоздается обычно при помощи павильонных декораций и бутафории, в "передвижном" театре из Канады образуется исключительно сплавом актерского искусства. Персонаж второго плана Анфуса Тихоновна - с ее "ну уж, да уж", в исполнении Ольги Великановой - комедийна своим постоянным удивлением по отношению к происходящему. Аполлона Мурзавецкого играет Олег Попков. Сам он скорее овца, чем волк. Горе - охотник, бездельник и забулдыга, проводящий время в кабаке, деньги он лишь выпрашивает, но в чужой карман рук не запускает.

Думается, артист несколько пережал, комикуя. Бесспорно, Аполлон - человек низкий, но не столь подлый, как его "всесильная" родственница. Лично я "не верю", что даже в подпитии Аполлон Мурзавецкий, в прошлом офицер, пусть разжалованный, явится с визитом к Купавиной в сюртуке с оторванным рукавом. Или будет смаковать собственную неприглядность. Пусть уж этот персонаж будет смешон и жалок, но не мерзок... Когда он говорит Купавиной: "Вы не увидите меня на коленях" и падает на них, в нем все же есть что-то человеческое. В сцене разговора с Павлином - дворецким, когда он требует подать водку, его "падение" очевидно безо всякой трюковой "подачи". Умный, слегка презрительный взгляд и спокойный голос слуги (актер Станислав Холмогоров), очевидно, бывшего крепостного передают достоинство и превосходство над непутевым барином.

Светлана Аманова.

 

Милую "овечку" - богатую вдову Евлампию Николаевну Купавину играет заслуженная артистка России, актриса Малого театра Светлана Аманова. В локончиках, кружевах и с руками, изогнутыми в кисти, она напоминает заводную куклу. И голосок ее звучит словно колокольчик. Как же такой прехорошенькой, да наивной до глупости, среди окружающих волков выжить? Аманова свою героиню ведет по пути постижения реальности грациозно и весело. В начале она безмятежно сообщает соседу Лыняеву: то, что она "подписала, так там ничего не было", не понимая его ужаса от того, что поставила подпись на пустом векселе. Ближе к финалу, когда, спохватившись, забирает кошелек со столика из покоев, где остается Аполлон Мурзавецкий, она уже готова не доверять попусту. Мир вокруг себя она начинает видеть без прикрас и даже догадывается, как ни влюблена, что Беркутов женится на ней из - за ее состояния...

Василий Иванович Беркутов - заслуженный артист России, артист театра Российской Армии Александр Дик - спокойно и властно подчиняет себе и крепко припугивает Мурзавецкую, останавливая ее грязную интригу. И та теряется, начинает угодничать. Так же быстро разбирается и с Чугуновым. Однако скандала не поднимает. Общество волков ему полностью соответствует, оттого он и предпочитает сохранить с ним мир.

Его Беркутов - расчетливый делец, действующий и умно, и быстро, и хладнокровно...Чистота речи, смысловая ровность интонаций А.Дика выделяют его в ансамбле. Артист вносит комедийные краски, выставив этот персонаж лихим гусаром, молодцеватым щеголем, что прохаживается грудь колесом, в плечах - удалая сажень... А сам думает, как имение Купавиной к рукам прибрать, да лес не продать...

Много лет в спектакле МХАТа "На всякого мудреца довольно простоты" Александр Дик играл Глумова. А.Островский, воспринятый в традициях и школе этого великого театра, несомненно сформировал мастерство и подход к роли артиста. Цинизм Беркутова иной, чем у Глумова, но на той же жизненной основе...

А что же наши "овцы?" Тут разворачиваются иные сражения, меняющие кое-кого местами с "волками". Обаятельный, воспитанный, щепетильный барин - Михаил Борисович Лыняев в исполнении заслуженного артиста России Сергея Приселкова привлекателен чистосердечием, порядочностью. Этот увалень, напоминающий Обломова, в качестве мужа - путь к спасению из нищеты и зависимости для Глафиры, бедной родственницы Мурзавецкой. Игра Валерии Рижской динамична, ей удается убедительно сыграть эпизод с Купавиной, где она вербует ее в союзницы, она отлично ведет сцену "обольщения" Лыняева. Актриса эффектна, когда внезапно из-под монашеского платка выпускает прекрасные светлые волосы... И все же моментами восторгов чуть перебарщивает, начинает форсировать голос, утрачивает естественность интонации.

Анна Варпаховская в роли Меропы Мурзавецкой.

 

И еще следует сказать об одном молодом актере с совсем маленькой ролью Клавдия Горецкого - мошенника, подделавшего почерк умершего Купавина для подложного письма. Александр Самар играет негодяя, для которого размыты границы добра и зла. Остальные грешат и каются, подличают и понимают это. Долговязый длинноволосый юнец (будь поумнее, и дядю в каторгу бы упек) вымогает мелкие денежки подлейшим способом, что такое совесть, он не ведает.

Праздником для глаз явилось в данной постановке великолепие, вкус и роскошь костюмов, выполненных по эскизам художницы Виктории Бердичевской. К примеру, когда Глафира является на сцену с Лыняевым, которого она уже "охомутала", ее роскошное платье с турнюром как бы возвещает о взятом у жизни реванше.

Музыкальное оформление - "Танцы кукол" Д.Шостаковича вносят дух шутки, иронии и шарманочности. Параллель очевидна. Шарманка может лишь повторять мелодию. Люди от века несут в себе одни и те же задатки.

А Н.Островский, запечатлевший людские пороки и слабости уже далекой эпохи, остается удивительно современен. Разве за всеми обрушившимися банковскими "пирамидами" в России ныне не обнаруживаются алчные дельцы, гоняющиеся за могучей прибылью? Разве мир не поделен по-прежнему на "волков" и "овец?" И разве периодически те и другие не меняются местами?

Григорий Зискин - единственный, кто сумел в пространстве Америки и Канады создать русский театр с постоянной труппой, расширяющимся репертуаром, проявить культуру и вкус, поднять на своих плечах тяжелейшее дело организации, приглашать видных актеров из России и преподносить зрителям глубокие спектакли на основе подлинной драматургии.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 13(272) 19 июня 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]