Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 13(272) 19 июня 2001 г.

Борис ШУСТЕФ (Рочестер, Нью-Йорк)

НА ТОЧКЕ КИПЕНИЯ

Безысходность боли, чувство полного бессилия, ослепительная ярость, призывы уничтожить врага, трусливая надежда на то, что все само собой обойдется, ощущение неизбежности войны - все это, слившись воедино, привело сегодня Израиль к точке кипения. Израильское общество, измученное неопределенностью, жаждет того момента, когда сжатая до неправдоподобности пружина израильского бездействия наконец получит возможность распрямиться, высвобождая скопившуюся за восемь лет "ословского" процесса неимоверную по силе энергию разочарования.

Каждый день все больше и больше израильтян приходят к пониманию того, что так больше продолжаться не может. Гибель в результате теракта у дискотеки в Тель-Авиве двадцати человек, в подавляющем большинстве детей и подростков, казалось, высвободит эту энергию. Однако Ариэль Шарон и на этот раз умудрился сначала отложить возмездие на часы, потом на сутки, затем отсчет пошел на дни, а теперь и на недели, после того, как дипломатический корреспондент израильского радио Авив Друкер сообщил 7 июня, что никаких ответных военных действий не ожидается до шароновской поездки в Америку на встречу с Бушем, которая намечена на двадцатые числа июня. Своими действиями Шарон как бы продлил израильское одностороннее прекращение огня, объявленное после официального обнародования отчета Комиссии Митчелла.

Ответом на шароновский жест доброй воли было резкое увеличение числа терактов, апофеозом которых и был взрыв в Тель-Авиве. В ожидании ответа Израиля представители международных организаций бросились, сломя голову, из Газы в Израиль, а здания всевозможных официальных контор Палестинской Автономии опустели. Прождав полсуток, и не дождавшись рева израильских самолетов, Арафат, под всеобщим нажимом, впервые с момента начала столкновений, устами Палестинской Автономии, "осудил взрыв в Тель-Авиве".

Вся остальная часть арафатовского заявления была направлена... на осуждение Израиля. Так что, читая само заявление и не зная о произошедшем, ни у кого не могло бы быть сомнений в том, что и взрыв был делом рук Израиля. В частности там говорилось: "Мы неоднократно заявляли, что отчет Митчелла и иордано-египетская инициатива являются хорошей основой для прекращения враждебных действий и возобновления переговоров. Несмотря на это, Израиль по-прежнему наращивает свою агрессию против нас, атакует нас и проводит политику удушения голодом, используя окружение и блокаду в дополнение к уничтожению наших инфраструктур и ежедневному убийству наших жителей".

Не удивительно, что ответом Израиля на такое заявление явился ультиматум Арафату объявить прекращение огня в течение 24 часов. То ли раис струсил, то ли вновь хотел продемонстрировать, что может играть с израильтянами в кошки-мышки, но он изрек что-то такое, что было тут же интерпретировано пересовской командой, как призыв к прекращению стрельбы. Опьяненный неожиданно привалившим счастьем, Израиль тут же послал Арафату список бандитов, которых тому надлежало арестовать, тем самым развивая "мирную инициативу".

Однако мирные арафатовские ходы мгновенно иссякли, и вновь закрутилась старая пластинка террора. Последовали атаки на евреев, живущих в Иудее, Самарии и Газе, возобновилась стрельба в Газе, стали вновь взрываться бомбы, полетели камни в автомобили. Один из них разбил голову 5-месячному Эхуду Шахаму, доставленному в больницу в критическом состоянии. За четыре дня, прошедших с момента объявления Арафатом прекращения огня, по словам министра обороны Бен-Элиэзера, палестинские арабы осуществили 90 атак, к счастью, не приведшие ни к одному фатальному исходу. Что касается израильского списка подлежащих аресту арабов, то газета "Гаарэц" процитровала 6 июня ответы арафатовских коллег на это требование.

Министр по международному сотрудничеству Набил Шаат заявил: "Арест палестинских активистов абсолютно неприемлем. Мы не выполняем ничьих приказов, вне зависимости от того, исходят ли они из Америки или из Израиля. Палестинская Автономия действует так, как того требуют интересы палестинского народа". А глава Палестинской Службы Безопасности на Западном Береге Джибрил Раджуб добавил: "Я могу обещать, что не будет никаких арестов. Мы не допустим гражданской войны, у нас не будет внутренних палестинских разногласий относительно прекращения огня или относительно продолжения палестинской борьбы".

То, что разногласий не будет, свидетельствует из совместного заявления Хамаса и Фаттаха о "согласии на прекращение огня". Стоит лишь ознакомиться с самим текстом заявления, чтобы убедиться в неизбежности конфронтации. Зеев Хафец процитировал кусок из этого текста 6 мая в газете "NY Daily News". В заявлении говорится: "Начиная в полночь на понедельник, мы прекращаем нашу деятельность на территориях, оккупированных в 1948 году, чтобы позволить израильтянам потребовать от своего правительства остановить террористическую деятельность против нашего народа и покинуть наши территории.... Наши атаки в Газе, на Западном Береге и в восточном Иерусалиме будут продолжаться". После таких слов, только неисправимые оптимисты могут предполагать, что провозглашение Израиля "оккупированными в 1948 году территориями" сулит надежду на мирное разрешение конфликта.

Согласно заявлениям Шимона Переса, главная цель "израильского сдерживания" направлена на приобретение политического капитала в глазах международной общественности, которая-де будет просто потрясена благородством израильтян, не отвечающих на бесчеловечные действия террористов-самоубийц. Трудно сказать, оправдан ли такой наивный подход по отношению к тем, кто, в подавляющем большинстве, десятилетиями последовательно поддерживал и продолжает поддерживать арабов в их борьбе с Израилем, и чьи отцы, своим молчанием, нежеланием помочь еврейским беженцам, являлись пассивными соучастниками уничтожения нацистами европейского еврейства. Во всяком случае 6 июня газета "Джерусалем пост" процитировала высказывание министра иностранных дел Дании Могенса Лукетофта, заявившего в телевизионном интервью, что "террористическая атака возле Дельфинария в Тель-Авиве, в результате которой погибло 20 человек, не изменила моего мнения о том, что Израиль, а не палестинцы ответственны за нынешнюю вспышку насилия".

И все же главное отличие сегодняшней обстановки от той, что была еще полгода назад, в том, что все четче выкристаллизовываются два диаметрально противоположных варианта: военное уничтожение арафатовского режима и слепая вера в возможность эфемерных переговоров с тем же Арафатом. Официальная линия израильского правительства по-прежнему сводится к максиме - "нельзя достичь мира военным путем". Именно такую формулировку употребил израильский посол в Вашингтоне Давид Иври, выступая 7 июня по поводу 20-ой годовщины уничтожения Израилем иракского ядерного реактора.

В устах Иври такое высказывание звучало особенно странно, так как именно он руководил военной операцией по уничтожению иракского реактора и, очевидно, делал это для "достижения мира". Да и потом, каким иным путем, если не военным, был достигнут мир союзников с Германией?

Призывы к правительству Израиля уничтожить арафатовский режим военным путем стали все чаще раздаваться со страниц американских газет. Синдикатный журналист Кэл Томас написал 4 июня: "Ответ Шарона на последний по времени акт террора должен быть быстрым и мощным. Так как вне зависимости от того, что Израиль будет или не будет делать, Арафата ничто не убедит в необходимости достижения мира или прекращения войны, и Израиль должен объявить Арафату и его террористическим бригадам войну. Атака на военные силы Палестинской Автономии должна быть предельно мощной и бескомпромиссной".

К числу ведущих сторонников немедленной военной акции против арафатовского режима присоединил свой голос бывший израильский министр иностранных дел и обороны Моше Аренс. Каждую неделю в его статьях, появляющихся на страницах газеты "Гаарец", звучит громкий призыв к решительным военным действиям.

Так, 30 мая он писал: "Для того чтобы подавить насилие, Армии Обороны Израиля придется возвратиться в определенные стратегические участки Зоны "А" [находящиеся под полным контролем Арафата]. Кроме того, надо будет приложить максимум сил, чтобы уменьшить количество оружия, находящегося в руках палестинцев, и не допустить проникновения к ним более тяжелого оружия.

[...] Возвращение к разговорам о том, что не существует военного решения, подразумевая под этим, что у Израиля нет выбора, кроме как согласиться на требования Арафата, являет собой предписание для катастрофы". Выступая 6 мая на митинге в Иерусалиме, Аренс сказал: "Восемь месяцев назад Арафат объявил войну государству Израиль... Большинство израильтян прозрело и понимает, что мы никогда не достигнем соглашения с Арафатом, что он - лидер террористов.... Одностороннее прекращение огня - не способ ведения войны. Оно ведет к потерям, а не к победе. Продолжающийся запрет на ввод армии на подконтрольные палестинцам территории тоже не позволяет нам победить; эти ограничения должны быть сняты. Сдерживание не является силой. И никто не убедит нас, что поражение равнозначно победе".

Почему же вдруг Аренс стал более воинственным, чем Шарон, которого иначе, как "ястребом", не называли? Возможно, Шарон все еще пытается образумить недостаточно прозревших соотечественников?

Как пишут многие израильские обозреватели, Шарон, "обжегшись" на Ливане, хочет обеспечить себя поддержкой абсолютного большинства израильтян, перед тем, как нанести сокрушительный удар по Арафату, названному им в недавнем интервью российскому телевидению НТВ "убийцей и паталогическим лгуном". Однако тогда ждать придется еще очень долго, ибо телефонный опрос, проведенный институтом Гэллопа 8 июня для газеты "Маарив" показал, что 59% опрошенных поддерживают израильскую "политику сдерживания" для достижения прекращения огня, а 49% высказались за продолжение переговоров с Ясиром Арафатом. Правда, остаётся загадкой, каким образом настроенные на диалог с Арафатом израильтяне собираются с ним договариваться, если 80% опрошенных не верят, что он действительно хочет остановить насилие.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 13(272) 19 июня 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]