Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 13(272) 19 июня 2001 г.

Элиа МИРЗОЕВ (Москва)

БЛИЖНИЙ ВОСТОК: АНАЛИЗ ВОЕННОГО РАСКЛАДА СИЛ

Сообщения с Ближнего Востока становятся все более тревожными. Многократные срывы мирных инициатив и многочисленные жертвы подвели ситуацию к рубежу, за которым может начаться новая война.

В середине апреля израильские военные самолеты, впервые с 1996 года, нанесли удар по сирийской военной базе, расположенной в центре Ливана. Целью атаки была расположенная там радарная установка. 3 июня ливанские средства ПВО обстреляли израильские разведывательные самолеты, летавшие над их территорией. На следующий день власти Египта сообщили в СМИ о своей готовности вмешаться в конфликт, дав понять, что египетские войска могут вступить в войну и взять реванш за поражение 1967 года.

В свете этих фактов появляются сомнения, что развитие событий на Ближнем и Среднем Востоке будет определяться лишь политическими факторами. В любой момент конфликт может перейти на другой уровень, поэтому анализ военного расклада сил в регионе представляет определенный интерес.

По имеющимся данным, вероятные участники будущей войны располагают весьма значительными армиями и большим количеством военной техники:

Израиль: 173 тыс. солдат, 3800 танков и БТР, 2770 артиллерийских установок, 460 самолетов, 130 вертолетов.

Сирия: 316 тыс. солдат, 3450 танков и БТР, 3120 артиллерийских установок, 590 самолетов, 70 вертолетов.

Иордания: 104 тыс. солдат, 900 танков и БТР, 870 артиллерийских установок, 90 самолетов, 15 вертолетов.

Египет: 450 тыс. солдат, 3650 танков и БТР, 3240 артиллерийских установок, 580 самолетов, 130 вертолетов.

Таким образом, до мобилизации арабские страны имеют 5-кратное превосходство в живой силе, 2-кратное - по числу танков, 3-кратное - в боевой авиации.

Вместе с тем количество оружия - не самое главное. Большое значение для оценки военных возможностей сторон имеют качественный состав и уровень боевой подготовки. Напомним, что войны 1948, 1956, 1967 и 1973 гг. заканчивались не слишком благоприятно для арабских стран, несмотря на значительное численное превосходство последних.

На вооружении ЦАХАЛа, израильской армии (сухопутные войска включают 3 бронетанковые и 3 пехотные дивизии, 3 мотопехотные и 2 парашютные бригады), стоят тяжелые танки "Меркава" и "Магах-7", самоходные 155 мм гаубицы американского производства, 700 реактивных установок и 20 мобильных комплексов тактических ракет типа "Зеев" дальностью полета 160 км. Мотопехота оснащена израильскими боевыми машинами типа "Азархит" и "Зельда", а также американскими БТРами М-113.

Военно-воздушные силы ("Хейль-Авир") состоят из 21 эскадрильи. Больше половины самолетов - американские перехватчики и истребители-бомбардировщики F-15 и F-16 различных модификаций, остальные - израильские истребители "Кфир", созданные на основе французских машин типа "Мираж". В состав ВВС входят также 28 зенитно-ракетных батарей, оснащенных ЗРК "Хок" и "Пэтриот". Это оружие доказало высокую эффективность во время боевых действий НАТО против Ирака и Югославии.

В израильской армии нет муштры, однако вопросам боевой подготовки уделяется повышенное внимание. Практикуются длительные пешие марши, изнурительные броски. Инструкторы добиваются высоких результатов стрельб из всех видов оружия, не жалея патронов, снарядов и ракет, материальная часть содержится в образцовом состоянии и постоянной готовности к боевому применению.

Сирийская армия может легко удвоить свою численность за счет резервистов, однако заметно уступает Израилю по качеству оружия. Половину сирийского танкового парка составляют "древние" Т-55. Около тысячи танков Т-72 получены из СССР свыше 15 лет назад, кроме того, имеется тысяча устаревших Т-62 и 1500 машин БМП-1.

Немалую часть артиллерии составляют орудия, применявшиеся в годы второй мировой войны. Сирия располагает многочисленным ракетным вооружением, ракеты "земля-земля", называемые на Западе FROG-7, Scud-B и SS-21, созданы достаточно давно и не отличаются высокой точностью. Основная масса зенитных комплексов также представлена моделями времен вьетнамской войны, против которых разработаны эффективные средства противодействия. Во время бомбардировок Югославии такие ракеты сбили всего 2 самолета НАТО.

Авиация Сирии имеет 50 перехватчиков МиГ-25, которые превосходят F-15 и "Кфир" по скорости. В то же время, чтобы противостоять современным американским истребителям, на этих самолетах необходимо заменить электронное оборудование и установить новые системы оружия. Огромное количество сирийских истребителей и штурмовиков МиГ-21, МиГ-23 и Су-20 также устарели и в массовом порядке снимаются с вооружения.

В последние годы Сирия пыталась закупить в России новые образцы военной техники, однако эти проекты не удалось реализовать из-за резких протестов США. Пока Москва продала Дамаску лишь эскадрилью Су-27, а поставки танков Т-90 и зенитных ракет еще не начинались.

Мощную военную силу представляет собой египетская армия. Опираясь на ежегодную помощь США в 2,1 млрд. долларов, из которых 1,3 млрд. предназначаются на военные нужды, египетская армия догоняет ЦАХАЛ и в количественном, и в качественном отношении. Из 12 дивизий все, кроме одной, или мотострелковые, или бронетанковые. Почти половина БТР - американские М-113, а для замены устаревших БМП-1 в Голландии закуплены 611 боевых машин пехоты YPR-765. Помимо этого, Египет закупил тысячи противотанковых ракет "TOW 2A" и "TOW".

В 70-е годы бронетанковые войска были укомплектованы танками советского производства, лучшим из которых был Т-62. Сегодня Египет располагает 1700 американскими танками М-60. Кроме того, Египет передал ряду британских фирм заказы на наращение брони для этих танков.

В рамках программы "Мирный вектор" в ВВС создано 5 полков, оснащенных самолетами F-16, численность которых по окончании поставок достигнет 190 самолетов. Около 130 F-16 уже прибыло в Египет, а последняя партия начала поставляться в 1996 году. В области ПВО следует отметить закупку 72 пусковых установок "Hawk" и 24-36 ПУ "Crotale". Египет также приобрел системы "Пэтриот-3".

Общая численность вооруженных формирований Палестинской Автономии составляет примерно 35 тыс. человек, которые имеют на вооружении в основном стрелковое оружие, а также 45 боевых разведывательно-дозорных машин (БРДМ-2) российского производства, 4 вертолета Ми-8 и Ми-17. В последние годы палестинцы предпринимали значительные усилия, чтобы закупить переносные зенитные комплексы и противотанковые средства.

По мнению специалистов, начало широкомасштабных боевых действий на Ближнем Востоке может привести к использованию оружия массового поражения. Территории ближневосточных государств относительно невелики, и потому возможные цели удара находятся на небольшом расстоянии. К тому же все страны региона обладают ракетным оружием достаточной дальности. Сирийские ракеты, например, могут поразить любую точку Израиля.

Что же касается "начинки" боеголовок, то, согласно широко распространенному мнению, Израиль располагает ядерным арсеналом еще с конца 60-х годов, а сегодня имеет авиационные и ракетные части, на вооружении которых имеется около 200 ядерных боезарядов. Это авиабомбы мощностью до 20 килотонн и ракетные боеголовки. Помимо того, в пустыне Негев дислоцируются ракеты средней дальности с ядерными боеголовками "Иерихон-1" и "Иерихон-2" (1200 и 1500 км соответственно). Закупленные в Германии подводные лодки также способны запускать крылатые ракеты.

Не дремлют и противники Израиля. Существуют опасения, что некоторые арабские страны могли приобрести "русскую бомбу", украденную с плохо охраняемых российских складов. Наиболее реальной возможностью приобретения тем или иным путем ядерного арсенала располагают Иран и Ирак. В последнее время также появлялись сообщения о том, что Саудовская Аравия подумывает о создании собственного ядерного арсенала.

Химическое и биологическое оружие создать еще легче, чем ядерное, причем оно уже применялось на Ближнем Востоке: Египтом против Йемена в 60-е годы, Ираком и Ираном друг против друга в 80-е. Считается, что "боевыми химикатами" обладают также Израиль, Ливия и Сирия. Биологическое оружие пока в боевых операциях не использовалось. Эксперты полагают, что подобные программы осуществляются в Иране, Ираке, Израиле, Ливии, Сирии и Египте.

Больше всего в Израиле опасаются неожиданного нападения на Голанские высоты, потому что размещенные на Голанах танки и артиллерия могут с легкостью обстреливать израильские поселения. Однако даже удерживание Израилем этих высот не страхует его от артиллерийских обстрелов с сирийской территории. Кроме того, наличие дорог и мощных танков позволяют сирийцам атаковать израильтян непосредственно на Голанах.

С востока угрозу Израилю представляет не столько даже Иордания, сколько Ирак. Впрочем, с этой стороны Израиль прикрывает Иорданская расселина. Поскольку пригодных для танков путей через расселину немного, продвижение сил противника может быть остановлено мощными израильскими ВВС.

Реальной опасностью для Израиля остаются террористические атаки добровольцев-смертников, которые способны полностью парализовать жизнь в стране. Предотвратить подобного рода взрывы практически невозможно без введения драконовских мер безопасности.

Авторитетный британский журнал "Джейнс интеллидженс ревью" опубликовал четыре возможных сценария нового военного конфликта на Ближнем Востоке.

Первый из них рассматривает ограниченную войну между Израилем и Сирией, в которой, по мнению экспертов, первый способен в течение 10-14 суток разгромить основные силы сирийской армии. При этом боевые действия распространятся на Ливан, где расположены крупные контингенты Сирии.

В палестино-израильском конфликте израильтянам потребуется несколько суток для того, чтобы сломить возможное сопротивление и восстановить контроль над самоуправляемыми палестинскими территориями. В начале июня были сообщения, что кабинет Шарона рассматривает план ликвидации палестинской автономии в течение 48 часов.

Полномасштабная арабо-израильская война возможна в случае неблагоприятного развития событий по двум предыдущим сценариям. Израиль, чтобы избежать войны на два фронта, должен будет избрать стратегию внезапных упреждающих ударов авиацией по наземным группировкам противника еще до начала военных действий. Первая задача израильтян - разгром сирийских и иорданских войск, вторая - операция против войск Египта. В случае военных успехов арабов Израиль может применить свое ядерное оружие.

В качестве четвертого сценария развития событий в Лондоне видят ограниченный упреждающий удар Израиля по Ирану, баллистические ракеты которого вызывают особое опасение еврейского государства.

Аналитики из Лондона приходят к выводу, что исход войны при любом развитии событий будет благоприятен для Израиля. Во всех вариантах развития конфликта предпочтительным считается упреждающий авиационный удар по силам вероятного противника (в случае "большой" войны) или только по его ракетным установкам (в рамках ограниченного конфликта).

С большой долей уверенности можно заключить: вероятность эскалации конфликта и перерастания его в крупномасштабную войну в ближайшее время не слишком велика. Боевые действия в случае нарастания кризиса будут скорее всего вестись в форме отдельных диверсионных, авиационных, ракетных ударов, причем интенсивность конфликта вряд ли выйдет на уровень, имевший место в 1967 или 1973 гг. Вместе с тем напряженная политическая обстановка не позволяет исключить возможность начала "большой" войны.

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ: ДО ВОЙНЫ ОДИН ШАГ?

С таджикско-афганской границы продолжают приходить драматические сообщения. Вечером 6 июня приграничные районы Таджикистана подверглись танковому обстрелу со стороны Афганистана. Один снаряд разорвался около пограничного поста "Беркут", другой - у ворот инженерно-технических сооружений российских пограничников. Правда, на этот раз жертв и разрушений нет.

После появившихся несколько месяцев назад сообщений о выходе передовых отрядов движения "Талибан" к афгано-таджикской границе, которую прикрывают российские пограничные части, Центральная Азия продолжает жить в напряжении. Очевидно, что опасность роста терроризма затрагивает государства Центральной Азии в неодинаковой степени. Если президент Казахстана на саммите СНГ в Минске 31 мая заявлял, что опасность, исходящая из Южной Азии, преувеличена, то в Узбекистане к "фактору террора" относятся весьма серьезно.

По информации РИА "Новости", в горных районах Сурхандарьинской области Узбекистана, на высоте 3-4 тысяч метров над уровнем моря, проходят крупномасштабные войсковые учения. Помимо подразделений специального назначения министерств обороны и внутренних дел, в них участвуют представители комитета по охране государственной границы Узбекистана. Операция поддерживается авиационной группой. Командует маневрами начальник объединенного штаба вооруженных сил республики генерал-полковник Тулкин Сабиров. Цель учений, которые продлятся месяц, - повышение эффективности поиска и нейтрализации террористов в труднодоступной горной местности.

Судя по всему, в Узбекистане намерены бороться с терроризмом, опираясь на собственные силы и не рассчитывая на поддержку соседей по СНГ. Во-первых, для Ташкента наглядным оказался пример Кыргызстана, который во время прошлогодних боев с просочившимися из Таджикистана узбекскими исламистами так и не дождался реальной помощи от России. Во-вторых, ввиду понятных причин узбекские власти не хотят повторять ошибок афганского руководства. Тут, похоже, понимают, к каким последствиям могут привести попытки противостоять собственной исламистской оппозиции, опираясь на помощь немусульманской России. И, в-третьих, Москва оказалась не в состоянии ни надежно прикрыть границу Таджикистана и Афганистана, ни справиться с теми же террористами в Чечне.

Показательно и другое. Как правило, столкнувшись с проблемой выхода талибов на собственную границу, проводящие пророссийскую политику власти государств Центральной Азии предпринимают попытки "договориться" с талибами. Первым это сделал Сапармурат Ниязов, глава Туркменистана, установивший "особые отношения" с "Талибан" после того, как под их контроль перешла граница Афганистана и Туркменистана. Теперь, похоже, нечто подобное готов предпринять и самый твердый союзник России в регионе - президент Таджикистана Имамали Рахмонов. Во всяком случае, как сообщает РИА "Новости", во время встречи с совершающим турне по странам Центральной Азии действующим председателем ОБСЕ, министром иностранных дел Румынии Мирчой Дан Джоанэ Эмомали Рахмонов заявил, что "афганская проблема может быть решена только путем диалога между конфликтующими сторонами". Рахмонов высказался за конструктивные переговоры между враждующими афганскими группировками в целях создания представительного коалиционного правительства с участием всех противоборствующих сторон под эгидой ООН.

В переводе с "дипломатического" языка заявление означает, что в Таджикистане сегодня готовы допустить участие "Талибан" в новом афганском правительстве. Более того, не исключено, что в Душанбе попытаются прозондировать почву и путем подобных "пробных шаров" выяснить, какой окажется реакция мирового сообщества на подобные инициативы.

Очевидно и то, что для Таджикистана попытка "наладить мосты" с талибами - это, по сути дела, шаг отчаяния. А если заручившийся российской поддержкой Таджикистан ведет себя подобным образом, то вряд ли перспективы сотрудничества с Россией будут выглядеть особо привлекательными в глазах Узбекистана.

ИРАН: НОВЫЙ СТАРЫЙ ПРЕЗИДЕНТ

ХАТАМИ ПЛАНИРУЕТ СБЛИЖЕНИЕ С АРМЕНИЙ И РОССИЕЙ И УСИЛЕНИЕ ПРОТИВОСТОЯНИЯ ИЗРАИЛЮ И ВАШИНГТОНУ В РЕГИОНЕ

Исход выборов в Иране, прошедших 8 июня, был предсказан и местными, и иностранными аналитиками еще до того, как в Иране открылись первые избирательные участки. В том, что большинство избирателей проголосует за "действующего" президента страны, лидера "прагматиков" и "реформаторов", не сомневался, похоже, никто. Активность граждан была так высока, что, по данным некоторых масс-медиа, работу избирательных участков пришлось продлить на несколько часов.

Первые итоги выборов были оглашены уже 9 июня. Если победа Хатами и не вызывала ни у кого сомнений, то количество поданных за него голосов заслуживает внимания - согласно официальным данным, Мохаммед Хатами набрал 77% голосов избирателей. По мнению многих ближневосточных аналитиков, результаты голосования оказались скромнее, чем предсказания экспертов, обещавших Хатами поддержку едва ли не 90-95% избирателей. Это, однако, значительно больше, чем полученные им на президентских выборах 1997 года 69% голосов.

Очевидно, что не последнюю роль здесь сыграло снижение возрастного избирательного ценза с 17 до 15 лет. Иранская молодежь, которой слишком тесно и душно в рамках жесткого "исламского режима", была и остается главной социальной базой реформаторов.

На первый взгляд, Мохаммеду Хатами удалось добиться в ходе выборов главной своей цели. Он не просто набрал большинство, а еще и продемонстрировал, что поддержка осуществляемых им реформ растет. Сам Хатами, по информации BBC, назвал результаты выборов "победой демократии и свободы". Его сторонники уже делают радужные прогнозы по поводу дальнейшего продвижения реформ. "Реформаторское движение в следующие четыре года собирается укреплять демократические основы общества", - заявил в интервью "Нью-Йорк таймс" один из депутатов-реформистов в парламенте Ирана Ахмед Борзани.

По мнению представителя Госдепа США Ричарда Баучера, высокий процент голосов, поданных за Хатами, говорит о желании граждан Ирана добиться большей свободы, открытости, законности и лучшей жизни для себя и своих детей.

Другие аналитики, впрочем, настроены куда менее оптимистично. В интервью британской BBC, Хади Семати, ученый из Тегеранского университета, заявил: "Будущее реформ представляется мне ухабистым и весьма медленным. Консерваторы по-прежнему собираются арестовывать людей и душить свободу слова. Игра в "кошки-мышки" продолжится, как и прежде".

Увы, опыт первых четырех лет правления Хатами явно свидетельствует в пользу скептиков. Несмотря на президентскую поддержку, реформы в Иране наталкивались и наталкиваются на бешеное сопротивление "муллократии", пользующейся в стране огромным влиянием и колоссальной властью. По-прежнему арестовывают либеральных журналистов, бесследно исчезают диссиденты, преследуются представители национальных и религиозных меньшинств, а на лидеров реформаторского движения нападают "неизвестные преступники". Более того, события уже нередко принимают критический оборот, хотя реформы Хатами еще не затронули глубинных основ жизни иранского общества и не посягнули на права "муллократии". При этом очевидно, что при существующей поддержке реформ развернуть их вспять без крови тоже не удастся.

Тем не менее представители иранских властей уже анонсируют основные направления своей внешней политики на следующие четыре года. Так, советник министра иностранных дел Ирана, начальник главного управления МИД ИРИ по странам СНГ Махмуд Доулатабади заявил российскому агентству "Интерфакс": "Новоизбранный президент Ирана Сейед Мохаммед Хатами намерен развивать сотрудничество со всеми странами Кавказа". Особое внимание, однако, было уделено Армении. По словам иранского дипломата, Иран и Армения могут сотрудничать в ходе строительства газопровода между двумя странами, гидростанции на реке Араз и Каджаранского тоннеля. Прокомментировал Доулатабади и проблему региональных конфликтов: "Иран готов активизировать свое участие в миротворческом процессе на Кавказе, в том числе в Нагорном Карабахе". А вот что касается трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан, активно лоббируемого Вашингтоном, то Доулатабади предрекает скорую гибель проекта: "Никто не будет посылать даже один баррель нефти за такую дорогую цену. В этом плане у нас нет повода для озабоченности". Видимо, Тегеран намеревается еще больше активизировать свою внешнюю политику, которая очень часто пересекается с интересами Вашингтона.

Вот комментарий интервью Доулатабади аналитиками российского сайта SMI.ru: "Весьма показательно заявление иранского дипломата по Карабаху: о конфликте говорит подчеркнуто нейтрально, хотя ранее высказывался о выгоде экономического сотрудничества с Арменией. Таким образом, в регионе выстраивается стратегический союз: Россия-Армения-Иран. Соперниками данного блока (если можно так выразиться) становятся Турция-Азербайджан-Грузия, на которых оказывает влияние США. Нового в такой расстановке сил ничего нет, просто в последнее время раздел кавказского региона на сферы влияния становится отчетливее".

Однако подобное развитие событий увеличивает риск раскола по этническому признаку самого иранского общества. 22 миллиона азербайджанцев на севере страны - это реальная сила, которая все больше крепчает. Естественно, в Иране не может не вызвать недовольства дрейф такой огромной общины в сторону двух самых заклятых врагов режима. В Тегеране продолжают играть на понижение азербайджанских акций, сближаясь с Ереваном и Москвой, именно из-за опасений роста сепаратистских настроений на севере страны: ни для кого не секрет, что чем сильнее независимый Азербайджан на севере, тем заметнее национальное движение азербайджанцев на юге. Однако подобная политика не может не повлиять на авторитет официального Тегерана среди своих граждан.

А это значит, что самый трудный и драматичный этап реформ еще впереди.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 13(272) 19 июня 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]