Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 13(272) 19 июня 2001 г.

Александр ЛАЗАРЕВ (Нью-Йорк)

КЛИНТОНОВСКОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ ДЖОРДЖА БУША

"Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник", - эти строки из басни дедушки Крылова приходят на память всякий раз, когда правительство берется за решение проблем, совершенно не входящих в его компетенцию.

Конституция нашей страны четко определила обязанности федеральных властей: международные дела, внешняя торговля, защита граждан от внешних врагов... Но с той поры, когда Конституционный конгресс принял в Филадельфии Конституцию, прошло почти 214 лет, и за минувшие два с лишним века федеральное правительство взвалило на свои плечи массу обязанностей, о которых и не помышляли отцы-основатели США. Правда, наше правительство все еще отстает от западноевропейских, канадского, австралийского, израильского и ряда других, которые считают необходимым вторгаться во все сферы жизни общества, но попытки их догнать время от времени предпринимаются.

Всем, не сомневаюсь, памятна неудавшаяся, к счастью, попытка Хиллари Клинтон и ее мужа-президента социализировать систему здравоохранения. Для этого под руководством первой леди была разработана "всесторонняя национальная стратегия". Но проект реформы оказался настолько плохим, что даже Конгресс, контролируемый однопартийцами Клинтонов, не решился поставить его на голосование.

И вот теперь, спустя восемь лет, нечто подобное предпринимает администрация Буша, выступившая с инициативой "всесторонней национальной энергетической стратегии". И вот что удивительно: многие из тех, кто предал анафеме реформу госпожи Клинтон, готовы аплодировать предложению Буша, хотя в основе обоих этих проектов лежит желание правительства заняться тем, чем оно не должно заниматься. Не руководствуются ли эти люди исключительно партийным принципом: всё, что предложено демократами, - плохо, а что республиканцами - хорошо, и наоборот?

Замечу сразу, что у Клинтонов, взявшихся за улучшение системы здравоохранения, и у Буша, принявшегося за решение энергетической проблемы, были самые что ни на есть благие намерения. Система здравоохранения в США хоть и хороша, но весьма далека от совершенства, и это подтвердит каждый, кто по тем или иным причинам не застрахован на случай болезни. Не всё в порядке у нас и с энергетикой, о чем вам расскажут жители Калифорнии, не раз страдавшие в недавние недели и месяцы из-за перебоев в снабжении электроэнергией. Об этом поведает, разумеется, и каждый сидящий за рулем и, значит, заправляющий бак бензином, цены на который уже превысили кое-где 2 доллара за галлон. Ну, и правительство оказалось тут как тут, предложило "всестороннюю национальную энергетическую стратегию", объявив во всеуслышание, что с помощью этой стратегии можно будет решить энергетические проблемы и избежать кризисных ситуаций. Однако то, за что берется администрация Буша, может - и должен - решить исключительно Его Величество Частник.

Если может - и должен, - то почему, спросит читатель, не решает? Успокою читателя: решает. И начал решать еще до победы Джорджа Буша на выборах.

До того, как администрация Буша предложила свою "всестороннюю национальную энергетическую стратегию", частные компании начали инвестировать миллиарды долларов в энергетический сектор. Джерри Тэйлор, возглавляющий в научно-исследовательском институте Кэйто отдел по изучению природных запасов, писал в журнале National Review (номер от 11 июня) о том, что в 2002-04-м годах в строй войдут такие энергомощности, что на американском рынке могут оказаться излишки электричества. Миллиарды долларов инвестируются также в добычу природного газа. Вводятся в строй новые нефтехранилища. И, предсказывает Тэйлор, уже этим летом цены на бензин начнут снижаться. Они, кстати сказать, уже начали снижаться по всей стране, и если в середине мая средняя в стране цена за галлон была 1,71 долл., то в первую неделю июня она опустилась до 1,68. "К концу лета цены на бензин снизятся значительно", - сказал газете USA Today Том Клоза из Информационной службы цен на нефть.

Логичен, конечно же, вопрос: почему же, черт возьми, цены повысились, превысив в ряде мест (например, в Сан-Франциско и на Среднем Западе) 2 доллара за галлон?

Никакого секрета здесь нет. Цены на энергопродукты, как и на любой другой товар, развиваются циклично - за ростом следует снижение, за снижением - рост. В последние 15 лет - с 1986-го до второй половины 2000 года - цены на энергопродукты снижались (с учетом инфляции). Снижение цен вело, естественно, к снижению прибыли частных компаний, а снижение прибыли вело, что также естественно, к уменьшению инвестиций в энергетический сектор. Но вот осенью 2000 года цены стали расти, что страшно удивило едва ли не всех. Между тем, началась вторая часть цикла - за снижением последовал рост. И вскоре после того, как начался рост цен, стали расти инвестиции в добычу нефти и газа. Но чтобы потребитель почувствовал это, требуется определенное время.

Формула работы рынка проста: высокие цены способствуют высокой прибыли, что влечет за собой рост инвестиций в отрасль, а это приводит к снижению цен. Но требуется какое-то время, чтобы цены стали снижаться. И все это происходит безо всякого вмешательства правительства. Более того - правительственное вмешательство может привести к нарушению естественного рыночного процесса. Предложения администрации Буша с целью решения энергетических проблем как раз и представляют собой попытку повлиять на рынок.

Настаивая на "всесторонней национальной энергетической стратегии", президент Буш, вице-президент Дик Чейни и их советники-помощники акцентируют внимание на "энергетической независимости": дескать, до тех пор, пока Соединенные Штаты рассчитывают на импортируемую нефть, они будут зависеть от Организации стран - экспортеров нефти (ОПЕК), а когда мы начнем полагаться прежде всего на самих себя, то обретем энергетическую независимость. С точки зрения пропаганды - оболванивания обывателя, эти заявления очень хороши. Но они не выдержат критики, если проанализировать их, руководствуясь не громкими словами о "независимости", а законами рынка.

Вспомним, как в 1979 году ОПЕК резко сократила добычу нефти, создав тем самым нефтяной кризис. Я хорошо помню, как по часу стоял в очередях в надежде заполнить бак своего "Бьюика". Как-то я сидел в машине, читал газету, чтобы убить время, и медленно приближался к счастью - к бензоколонке. "Мужик! Не понимаю, почему ты спокоен! Это же форменное безобразие - очередь за бензином!" - прервал мое чтение громадный негр. Он клокотал. Он негодовал. Он был готов разнести на части весь земной шар. "Я привык к очередям", - успокоил я его. "К каким очередям?" - не понял он. "К примеру, за сосисками. Или за арбузами. Или за носками", - перечислял я варианты очередей из своего многолетнего советского прошлого. Он посмотрел на меня, как на психа, отошел к своему черному "Кадиллаку", постукивая пальцем по виску: мол, у меня не все дома...

Слыша сегодня разговоры о "независимости", я, как и тот мой давний и случайный собеседник, тоже постукиваю пальцем по виску. Ибо нет и не может быть "независимости" от рынка. В 1979 году нефтяной кризис произошел как в Великобритании, которая жила за счет исключительно своей нефти, добываемой в Северном море, так и в Японии, которая покупала нефть у ОПЕК. В независимой Британии и зависимой Японии цены на бензин подскочили до небес, та и другая переживали кризис. Как, конечно, и полузависимые (или, если угодно, полунезависимые) Соединенные Штаты. Политика ОПЕК привела к росту цен на нефть повсюду. Потому что цену определяет рынок.

А наша страна как удовлетворяет сегодня свои нужды в основном за счет импортируемой нефти, так и будет удовлетворять их в дальнейшем. Причина очевидна: добыча своей нефти обходится дороже, чем покупка иностранной. Эта очевидная истина заставляет нас пристальнее посмотреть на предложение администрации Буша приступить к добыче нефти в тех районах Аляски, которые до сих пор закрыты для этой цели - главным образом по настоянию защитников окружающей среды.

Начну с "защитников". Их опасения, что нефтедобытчики загадят Аляску, погубят растительность и живность, основаны либо на незнании того, как сегодня добывают нефть в цивилизованных странах, либо на демагогии, или идеологии, или еще, Бог знает, на чем. Нигде в мире не заботятся о сохранности окружающей среды так, как в Норвегии. Там охрана природы возведена в культ. Это вовсе не мешает норвежцам вести добычу в море и обрабатывать миллионы и миллионы баррелей нефти на берегу. Нет никаких оснований сомневаться, что и на Аляске нефть будут добывать приблизительно так же. Вопрос другой: а так ли уж необходимо добывать там нефть?

Согласно Геологической службе США, максимальная добыча нефти на Аляске не превысит 1 млн. баррелей в день. Цифра, на первый взгляд, громадная, но это примерно 1,25 проц. от сегодняшней мировой добычи. Если бы сегодня на Аляске добывали 1 млн. баррелей, то стоимость одного барреля на мировом рынке снизилась бы с 29 долларов до примерно 26. Но если бы цена за баррель упала ниже 18 долларов, как было в течение почти всех 90-х годов, то добывать нефть на Аляске было бы невыгодно. А ведь в течение нескольких месяцев 1999-го года цена барреля составляла всего 10 долларов. Нет - и не может быть - никаких гарантий того, что не произойдет очередного резкого падения цен на нефть, а это значит, что аляскинская нефть станет убыточной...

Перейдем к ядерной энергетике. "За более, чем двадцать последних лет правительство не дало добро на строительство хотя бы одной атомной электростанции", - сетовал недавно вице-президент Чейни. Он не погрешил против истины. Сказанное им - 100-процентная правда. Но есть и другая 100-процентная: за 20 с чем-то лет ни одна компания не обратилась к правительству с просьбой разрешить ей строительство АЭС. Удивительно? Ни в коем случае! Потому что строительство АЭС обходится в два раза дороже строительства тепловых электростанций, работающих на угле или газе.

"Чистый уголь" - еще один распространяемый администрацией Буша миф. С 1985 года правительство выделило 5,4 млрд. долларов на строительство тепловых электростанций, работающих на "чистом угле", но не все эти деньги были освоены. Потому что эксплуатация тепловой электростанции на обычном угле обходится в два раза дешевле, чем на "чистом". Конечно, обычный "грязный". Но опять-таки: за последние десятилетия появились технологии, позволяющие не загрязнять окружающую среду, даже если предприятие работает на обычном угле.

Конечно, в предложенной Белым домом "всесторонней национальной энергетической стратегии" не все плохо. Внимательное ознакомление с ней позволит обнаружить и положительные моменты. Вот только один: строительство газопровода с Аляски на "материк". Есть и другие. Но в целом эта стратегия плоха, порочна в своей основе. В выигрыше останутся главным образом сотни и тысячи частных компаний, которые получат из государственной казны миллиарды долларов на проекты, без которых можно запросто обойтись. Ну почему налогоплательщик должен кормить эти компании?

Судьба энергетической инициативы Буша была неясна и до того, как демократы получили большинство в Сенате. Теперь же ее судьба стала еще более сомнительной. Вовсе не потому, разумеется, что Демократическая партия стоит на защите свободного рынка от правительственных посягательств. Эта партия верит прежде всего в правительство и не доверяет рынку. Выступают же демократы против "всесторонней национальной энергетической стратегии" Буша прежде всего потому, что видят в любом предложении Буша только плохое - будь то налоги, школьное образование, обороноспособность, энергетика и т.д. Хорошее, по их мнению, исходит исключительно от Демократической партии, и они глубоко убеждены в мудрости правительства и в отсутствии здравого смысла у свободного предпринимателя. Они не верят рынку. Была бы их воля, то правительство не только добывало бы нефть и строило атомные электростанции, но и пекло бы пироги, и тачало сапоги...

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 13(272) 19 июня 2001 г.