Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 12(271) 5 июня 2001 г.

Леонид ШАМКОВИЧ (Нью-Йорк)

К ЧЕМУ МЫ СТРЕМИМСЯ

Какие уникальные качества требуются от шахматиста, претендующего на титул сильнейшего в мире? В каких случаях шахматный мир готов безоговорочно признать абсолютное превосходство одного шахматиста над другими?

Думаю, при наличии у него таких данных, как железная воля, фанатичная преданность шахматам, обширная эрудиция, несокрушимая техника и психологическая выдержка. К этому набору приближались лишь лучшие Мастера в счастливый период вдохновения.

Так кто же те шахматные супермены, которых смело можно причислить к этому списку?


Роберт Фишер


Анатолий Карпов


Гарри Каспаров

 

Это Пол Морфи, Вильгельм Стейниц, Михаил Чигорин, Эммануил Ласкер, Хозе Рауль Капабланка, Александр Алехин, Михаил Ботвинник, Михаил Таль, Роберт Фишер, Гарри Каспаров, а из совсем новых звезд - Владимир Крамник и Виши Ананд.

Я перечислил имена тех шахматистов, которых признают с полным основанием гениями шахмат. Тем не менее, их не следует канонизировать. Почти в каждом из указанных периодов были известны другие имена тоже ярких и талантливых игроков, но судьба и жизненные обстоятельства были по разным причинам неблагоприятны для них.

Назовем хотя бы американца Гарри Пильсбери (1872-1906), одного из сильнейших в мире на рубеже веков и яркого предшественника современных шахмат, и К.Шлехтера (1874-1918), едва не вырвавшего титул чемпиона мира из рук Ласкера, Акибу Рубинштейна. А из современных шахматистов - Давида Бронштейна, не нуждающегося в представлении, и Леонида Штейна (1934-1973), никому не уступавшему в свое время ни по таланту, ни по результатам.

Легендарный в те годы Давид Бронштейн явился одной из трагических фигур в борьбе за Корону в начале 50-х. Вскоре после своей неудачи в матче с Ботвинником (1951 год), неудачи относительной, он явно сдал, хотя и выиграл еще пару европейских турниров.

А встретил я своего старого знакомого Дэвика Бронштейна в Москве, куда перебрался в 1959 году. Это был уже не тот могучий Давид, который едва не сокрушил Чемпиона мира, а всего лишь средний гроссмейстер. Таланта он был большого, тем не менее москвичи играли с ним без всякого трепета. И я в том числе, тем более, что много раз встречался с ним и раньше с переменным успехом, но в основном - в его пользу.

И вот судьба опять свела меня с Бронштейном в матче на первенство Москвы в 1963 году. Борьба шла напряженная и завершилась со счетом 3,5 - 2,5 в пользу Бронштейна.

Не менее загадочным персонажем в нашем обзоре следует считать Виктора Корчного, "страшного" Виктора, как его величали ленинградцы. Будучи студентом Ленинградского политехнического института, я был знаком с этим вихрастым юношей, который только что поступил в ЛГУ на журналистский факультет. И тогда произошел забавный (скорее, неприятный) эпизод.

Корчной жаждал выполнить мастерскую норму, что было столь же сложно, как сегодня - гроссмейстерскую. Ему не хватало лишь победы в последнем туре Турнира памяти Чигорина.

Играл он со мной.

- Ну что тебе стоит проиграть Виктору, - уговаривали меня его поклонники, а их в Питере всегда было много.

- Пусть побеждает, - отвечал я, - и тогда я охотно пожму ему руку.

Переговоры затянулись, я упирался и ни в какую не хотел проигрывать этому "мальчишке". Турнир закончился, шахматный клуб, что на улице Желябова, занялся своими неотложными делами, и нас перевели в гостиницу. И тут начались незабываемые переговоры. В качестве парламентера был делегирован некто Изя Бергер - краснолицый тип, классический образец американского гангстера 30-х годов.

- Вот что, - сказал он, - мы решили подарить тебе охотничье ружье, но ты должен проиграть Витьке.

- Хорошая идея, - ответил я, подумав, - но не забудь захватить с собой пули или, на худой конец, охотничью дробь. Они мне пригодятся.

- Ну ладно - произнес он загадочно...

Не знаю, что меня ожидало, но весь этот нелепый конфликт разрешился довольно быстро. Я обалдел от этой партии, которая после нескольких сессий доигрывания перешла в беспримерное окончание: у него ладья и конь, а у меня ладья и три пешки.

"Ну все, - подумал я, - ничья обеспечена".

Но я не догадывался, с кем имею дело - со "страшным" Виктором. Я расслабился на мгновение и тут же влип в детскую ловушку, мой король попал в матовую сеть в углу доски. В этот момент я вспомнил с горечью знаменитый зевок Чигорина в решающей партии матча со Стейницем.

На этом драматическом доигрывании присутствовал мастер Костя Кламан, которого Александр Толуш именовал "кум-пожарный", он и в самом деле служил в пожарной команде.

- Эх, - сказал мне Кламан после окончания партии, - разменяй ты последние пешки - и никакие трюки не помогли бы Виктору...

Так решилась на первом этапе судьба Виктора Корчного, ставшего мастером. Звание гроссмейстера ему досталось легче.

Сегодняшних чемпионов мира, рассудку вопреки, много больше, чем в боксе: А.Карпов, В.Ананд, В.Крамник, Г.Каспаров, Р.Фишер, А.Широв, А.Халифман.

Владимир Крамник.

 

Семь (!) чемпионов мира, большинство из которых не сомневаются в своей избранности. Кто же из них истинный? В первую очередь, конечно, герои трех поколений - Фишер, Каспаров и Крамник. Несравненный Фишер отнюдь не стар, он сам объявил себя бессменным чемпионом мира, уже давно потеряв этот титул. Что поделаешь - шахматисты народ эксцентричный. Девять лет назад Фишер сыграл матч с отошедшим от дел Спасским ("Матч-реванш на мировое первенство") и больше играть, по-видимому, не собирается.

Высокоодаренный Крамник - нынешний претендент на мировое первенство, а то и вовсе чемпион мира по другой версии.

Каспаров еще недавно был всеми (кроме В.Салова, считающего его слабым игроком) признан величайшим шахматистом всех времен.

Стоит упомянуть и остальных претендентов.

Анатолий Карпов - некогда истинный чемпион, а ныне - шахматный пенсионер, давно переставший играть в боевые шахматы. Недавно ему исполнилось 50 лет. В этом возрасте Корчной был в расцвете сил.

Александр Халифман, явно попавший не в свою компанию, но петербуржцы готовы стоять за него горой. Давно известно, что любители шахмат из города Петра весьма патриотичны. Впрочем, Халифман и сам, по-моему, не претендует на заоблачный титул чемпиона мира, несмотря на выигрыш знаменитого Первенства мира по версии FIDE и сомнительной системе knockout. Он ничего с тех пор не может показать, но в самом первенстве Халифман играл превосходно. Герой одного турнира - явление не такое уж редкое.

Особое место в этом списке можно предоставить Виктору Корчному - невиданному в истории шахмат творческому долгожителю, хотя чемпионом мира он никогда не был. Ему уже 70 лет, а он продолжает почти непрерывно и относительно успешно играть от турнира к турниру.

Конечно, известны иные примеры шахматного долгожительства, но не столь яркие (Таль, Фишер). Карьера Корчного вне сравнения. Его не случайно величают вице-чемпион мира, хотя официально такого звания не существует.

И все-таки, почему Корчной так и не стал чемпионом мира? Дело в том, что в те годы, когда он находился в расцвете сил и близок к чемпионству, были мощные конкуренты - Смыслов, Спасский, Карпов, Фишер, Л.Штейн, не уступавшие ему, а в чем-то превосходившие. Впрочем, в знаменитом матче с Карповым в Багио (1978 г.) Корчной был на полшага от заветной цели, но - не судьба! - он проиграл злосчастную 32-ю партию и потерял надежды на победу.

Наблюдая его продвижение по лестнице славы, я никогда не верил, что Корчной станет чемпионом мира, хотя и понимал, сколь он дьявольски силен (что я не раз испытал и на собственном опыте). Вероятно, я был неправ или не совсем прав. Впрочем, тема эта туманна. Миша Таль как-то заметил, что в Советском Союзе, когда Корчной играл в "свою" игру, Миша ему часто проигрывал, но на Западе, когда Корчной заиграл ровнее и солиднее, Таль выиграл у него две партии. Пойди знай, где лежит истина.

Есть удивительная особенность в игре многих профессиональных игроков, как умудренных опытом, так и молодых: они охотно повторяют сами себя. Посмотрите нынешние партии некоторых из них. Многие дебютные системы и маневры мы не раз встречали и раньше в их же партиях. Порой дело доходит до курьезов. Карпов, к примеру, часто копирует самого себя до глубокого миттельшпиля. Если его соперник упорствует, Карпов может встрепенуться и перейти в наступление, что случилось в его матче с Камским в 1994 году. Так к чему рисковать, не лучше ли играть спокойно, избегая любых осложнений: ничья, так ничья? Так делают многие, но это не метод больших шахматистов: иногда нужно играть вовсю.

Корчной сам себя не повторяет, разве только в неистребимой любви к шахматному материалу... По этой причине он проиграл, кстати, свою последнюю партию Каспарову в турнире, посвященном ему же, Корчному... Некоторые убежденные "борцы за мир" демонстрируют подчас явное неуважение к нашей игре, соглашаясь на ничью в позициях, где настоящая борьба даже не начиналась. Увы, в шахматах миротворцы играют менее достойную роль, чем в политике.

Необходима серьезная реформа шахмат с пересмотром правил контроля времени (увлечение полублицами вместо серьезных шахмат нужно ограничить) и введением традиционного откладывания затянувшихся партий. Это была бы, кстати, большая и нужная современным шахматистам школа эндшпиля.

Выбор нового Президента еще не созданной Профессиональной шахматной ассоциации (РСА) - вопрос особый. Тут возникнут немалые споры. Пока же Каспаров и Крамник находятся в оппозиции к Илюмжинову и расходятся с ним по многим кардинальным вопросам:

1. Каспаров и ряд других гроссмейстеров отказались признать FIDE в пользу упомянутой мною РСА.

2. FIDE, в свою очередь, не признает Крамника чемпионом мира (хотя он и победил Каспарова в матче), каковым является, по ее мнению, Виши Ананд, однако многочисленные проигрыши последнего Каспарову, как в матче, так и в турнирах, казалось бы, снимают этот вопрос.

Явные противоречия возникли и по поводу предлагаемых соревнований высокого ранга: FIDE ратует за матч-турнир в два круга на звание чемпиона мира между Каспаровым, Крамником, Анандом и Шировым, а группа Каспарова предлагает матч-реванш Крамник-Каспаров в июне в Алма-Ата, то есть после выхода этой статьи.

Должен сказать, что оба эти прожекта интересны, но какие из них будут реализованы, никто пока не знает...

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 12(271) 5 июня 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]