Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 12(271) 5 июня 2001 г.

Александр ЛАЗАРЕВ (Нью-Йорк)

С КЕМ СПОЕТСЯ СЕНАТОР ДЖЕФФОРДС, УЙДЯ ИЗ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ПАРТИИ

Сенатор Джеймс Джеффордс

 

Во вторник, 8 мая, закрывая совещание сенаторов-республиканцев - членов комитета по вопросам здравоохранения, образования, труда и пенсионного обеспечения, обсуждавших законопроект об улучшении школьного образования, его председатель Джеймс Джеффордс назидательно сказал коллегам, уже поднявшимся со своих мест и готовым направиться к двери: "Важно, очень важно, чтобы мы были едины, когда этот билль поставят на голосование!"

Слова Джеффордса удивили едва ли не каждого, кому адресовались. Сенаторы-республиканцы были готовы услышать призыв к единству, сплоченности, необходимости держаться вместе и т.д. от кого угодно, но только не от своего вермонтского коллеги. За долгие годы законодательной деятельности в Конгрессе (14 лет в Палате представителей и 13 лет в Сенате) Джеффордс чаще любого другого республиканца голосовал не вместе с однопартийцами, а вместе с демократами. Не далее как в начале апреля он и еще два сенатора-республиканца - Арлен Спектер (Пенсильвания) и Линкольн Чафи (Род-Айленд) оказались в лагере демократов, противостоявших предложению президента Буша о снижении налогов в течение 10 лет на общую сумму 1,6 триллиона долларов, в результате чего стороны договорились о сокращении налогов на 1,2 триллиона. Белый дом и республиканцы в Конгрессе придавали этому вопросу первостепенное значение. Налоговая реформа была одним из краеугольных камней предвыборной платформы Буша, и с нее новый президент решил начать свои отношения с законодателями.

Были ли удивлены республиканцы позицией Джеффордса? Ни в коем случае! В 1981 году, будучи еще конгрессменом, он оказался единственным республиканцем - единственным из 189 (!), - голосовавшим против налоговой реформы, предложенной президентом Рейганом... Депутаты Конгресса - вне зависимости от партийной принадлежности - успели за много лет привыкнуть к тому, что Джеффордс поддерживает, как правило, инициативы, исходящие от демократов. Поэтому-то его решение покинуть Республиканскую партию никого не удивило. Сенатор из Вермонта поступил так, как до него поступали время от времени и другие политики - ушел из партии, поскольку не разделяет партийные позиции по большинству вопросов. Но решение Джеффордса привлекло повышенное внимание. И этому, конечно, есть объяснение.

После ноябрьских выборов Республиканская и Демократическая партия получили в Сенате по 50 мест, но республиканцы остались в большинстве, поскольку при "ничейном" голосовании по тому или иному вопросу, решающий голос принадлежит президенту Сената - вице-президенту Дику Чейни. Но как только Джеффордс перестал быть республиканцем, демократы получили большинство и, таким образом, теперь уже они, а не республиканцы будут решать, какие вопросы Сенат должен обсуждать в первую очередь, а какие - во вторую. В прошлом, когда какой-либо депутат верхней палаты уходил из партии, соотношение сил в ней не менялось. Джеффордс изменил соотношение сил и тем самым привлек к себе всеобщее внимание. Есть и второе объяснение.

С первых дней президентства Буша поддерживающие демократов общественные организации, средства массовой информации и отдельные лица (такие, к примеру, как кинодива Барбра Стрейзанд) не скрывали своего возмущения неспособностью демократов в Конгрессе помешать осуществлению предложенной новым президентом программы. Им не нравилось все, что предлагал Буш, будь то снижение налогов, или создание противоракетной оборонительной системы, или необходимость увеличения добычи нефти и газа, или назначение федеральных судей. Все, предложенное Бушем, вызывало негативную реакцию. Но как поставить барьер на пути президента, если республиканцы располагали большинством и в Палате представителей, и в Сенате!? Социалист Джеффордс ответил на этот вопрос, объявив, в четверг, 24 мая, что отныне он - не республиканец.

Поддерживающие Демократическую партию ведущие газеты ("Нью-Йорк таймс", "Вашингтон пост", "Бостон глоб", "Лос-Анджелес таймс" и др). и телекомпании (ABC, NBC, CBS, CNN) на протяжении нескольких дней рекламировали решение Джеффордса. И в некоторых случаях эта реклама принимала, на мой взгляд, скандальный характер. В среду, 23 мая, Сенат одобрил (62 голосами против 38) первый за 20 лет законопроект о снижении налогов, и это должно было, конечно, стать главной новостью в утренних газетах четверга, но в "Нью-Йорк таймс" главным стало еще только предстоящее выступление сенатора Джеффордса. В четверг, 24 мая, в Израиле произошла трагедия - во время свадьбы обвалилось здание, похоронив десятки людей, и в пятницу "Нью-Йорк таймс" напечатала сообщение об этом на внутренней странице, а на первую вынесла сообщение о состоявшейся днем ранее пресс-конференции Джеффордса и еще два материала, связанные с этой темой.

Радость левоориентированной прессы, общественных организаций, отдельных личностей вполне понятна: решение Джеффордса в состоянии затормозить продвижение "бульдозера Буша". Однако опыт Рональда Рейгана и Билла Клинтона показывает, что президенты способны проводить в жизнь свои проекты даже в том случае, когда им противостоит оппозиция в Конгрессе. Есть и обратные примеры. Президент Картер не сумел добиться ратификации американо-советского договора о сокращении вооружений, когда обе палаты Конгресса контролировали его однопартийцы. То же случилось и с Клинтоном: контролируемые его однопартийцами Палата представителей и Сенат оказались беспомощными в попытке реформировать систему здравоохранения. Кстати, в 1994 году Джеффордс был единственным сенатором-республиканцем, который поддержал социализацию этой системы.

В рядах Республиканской партии Джеймс Джеффордс часто оказывался единственным. За ним прочно закрепился эпитет maverick. У этого слова - два значения. "Маверик" - независимый, нонконформист, но так называют еще бездомных и бродяг. Джеффордс стал республиканцем, так сказать, по наследству. В его семье со второй половины XIX века все были республиканцами, что было почти традицией в северо-восточных штатах.

Гаррисон Нелсон, профессор политологии Университета Вермонта, писал в "Нью-Йорк таймс", что республиканские корни его земляка-сенатора восходят к Тедди Рузвельту и Калвину Кулиджу. Если уважаемый профессор имеет в виду географию, то он, безусловно, прав, поскольку оба эти президента - с северо-востока, а Кулидж - даже из Вермонта. Если же он имеет в виду еще и идеологию, то зря связывает Джеффордса с Кулиджем. Да, республиканизм сенатора Джеффордса действительно восходит к идеям Теодора Рузвельта - первого в истории президента-республиканца, решившего, что государство должно вмешиваться в дела частного капитала и диктовать ему свои условия. Но эти социалистические воззрения на отношения между государством и частным предпринимателем не имеют ровным счетом никакого отношения к президенту Кулиджу. Когда в январе 1981 году Рейган поселился в Белом доме, то тут же распорядился повесить в Овальном кабинете портрет Кулиджа - убежденного консерватора, по инициативе которого было облегчено налоговое бремя. Кулидж ратовал за все, против чего выступают социалисты-либералы - в том числе и либеральный сенатор Джеффордс.

Джеффордс всегда - я подчеркиваю: всегда - был социалистом. Достаточно сказать, что в 1972 году республиканцы Вермонта отказались поддержать его на выборах губернатора, мотивируя свое решение левой ориентацией кандидата. Он усвоил урок, и спустя два года в избирательной кампании в Палату представителей сменил левую риторику на центристскую. Стоило же Джеффорду оказаться в столичном Капитолии, как он тут же вернулся к своим социалистическим идеям.

Голосование по принципиальным резолюциям характеризует идеологию каждого законодателя. Я бы даже сказал так: "за" и "против" законодателя - это зеркало, отражающее его истинную позицию. Это - его дела, а не слова. О чем прекрасно осведомлены общественные организации, выставляющие оценки конгрессменам и сенаторам в зависимости от их позиции. В последнее десятилетие сенатор Джеффордс заслуживал у организации "Американцы за демократические действия" оценки, как правило, выше средней - от 55 до 65 из возможных 100. А в 1994 году эта либеральная организация наградила его 85 баллами. Иначе выглядят оценки, выставленные вермонтскому сенатору Американским консервативным союзом. В минувшие десять лет он только однажды заслужил 45 (в 96-м году). Его обычные оценки - от 20 до 30. Но в 94-м году он получил лишь 12, а в 91-м - жалкие 10 баллов. Оценки, данные либеральной и консервативной организациями сенатору-республиканцу Джеффордсу, совпадают с оценками, которые эти организации дают сенаторам-демократам, причем не всем, а наиболее либеральным из них.

Еще более красноречиво отношение Джеффордса к президентской политике. В начале 90-х годов, когда исполнительная власть находилась в руках республиканца Буша, вермонтский республиканец обычно противостоял ей. В 1990-м он поддержал позицию Белого дома в 36% случаев, а выступил против в 61%; в 91-м году - соответственно - 36 и 58, в 92-м - 36 и 58. Как только пост президента занял демократ Клинтон, сенатор Джеффордс стал поддерживать Белый дом. В 95-м он согласился с президентом в 58% случаев, не согласился - в 41-м; в 96-м - соответственно - 57 и 41, в 97-м - 51 и 46...

Занимая в нынешнем составе Сената пост председателя комитета по вопросам здравоохранения, образования, труда и пенсионного обеспечения, Джеффордс был принципиальным противником большинства республиканцев и президента Буша по вопросу о ваучерах, которые дают возможность семьям с низкими доходами определить своих детей в частные школы. Он был также категорически против налоговых послаблений для родителей, тратящих деньги на оплату учебы детей в частных школах. Социалист Джеффордс убежден, что образованием должно заниматься государство и только государство. Никаких финансовых поблажек тем, кто с этим не согласен, - вот позиция Джеффордса, коренным образом отличающаяся от позиции президента и его однопартийцев в Конгрессе.

Джеффордс и в самом деле чувствовал себя чужаком среди республиканцев, беспризорным и бездомным. Он почувствовал это особенно явственно в годы президентства Клинтона и покинул бы, конечно, ставший давно неуютным дом три-четыре года назад, если бы не опасался потерять депутатский мандат. Уйди Джеффордс из Республиканской партии несколько лет назад, вероятно, сегодня его не было бы в Сенате. В 2000 году ему предстояли очередные выборы, и уход из партии мог обернуться поражением. Джеффордс дождался выборов, победил на них и, получив пост сенатора еще на 6 лет, совершил, наконец-таки, поступок, к которому давно был готов.

Официально Джеффордс не вступил в Демократическую партию. Он объявил себя независимым. Но будет, разумеется, зависимым исключительно от лидеров этой партии. Легко догадаться, как он будет голосовать. Кстати сказать, Вермонт имел в Конгрессе одного независимого еще до ухода Джеффордса из Республиканской партии. Единственным вермонтцем в Палате представителей является Бернард Сандерс. Во всех справочниках он числится независимым. Независимым называют его и политические комментаторы в газетах, журналах, на телевидении, по радио. Но сам-то господин Сандерс называет себя социалистом и никогда не скрывает, что да, он - социалист. Голосует же он всегда вместе с единомышленниками, то есть с демократами. Джеффордс не ошибся бы, взяв пример с принципиального земляка.

*

Несколько лет назад завидной популярностью пользовался в стране квартет "Поющие сенаторы". В 1997 году они даже записали компактный диск. Квартет составляли исключительно республиканцы. Вместе с консервативным трио - Трентом Лоттом, Джоном Эшкрофтом и Ларри Крейгом пел и либерал Джеймс Джеффордс. И в компании с консерваторами он ни разу не сфальшивил. Но вот в прошлом году Эшкрофт потерпел поражение на выборах в Сенат, и квартет распался. Пение же в квартете было, пожалуй, единственным, что в последние годы связывало Джеффордса с Республиканской партией.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 12(271) 5 июня 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]