Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 11(270) 22 мая 2001 г.

Элиа МИРЗОЕВ (Москва)

ПЕРЕГОВОРЫ ПО ПРО ЗАШЛИ В ТУПИК

Представительная делегация США во главе с заместителем министра обороны страны Полом Вулфовицем прибыла в Москву еще 10 мая для консультаций по вопросам противоракетной обороны. Как было официально объявлено, российскую делегацию на переговорах с США возглавляет член коллегии МИД России, директор Департамента по вопросам безопасности и разоружения Юрий Капралов. Планировалось, что американских экспертов примет первый заместитель главы МИД РФ Вячеслав Трубников, а также "высокопоставленный представитель Минобороны", имя которого не называлось.

Между тем в Москве уже дают понять, что ожидать от нынешних переговоров прорыва не стоит. Как намекнул пресс-секретарь МИД РФ Александр Яковенко, проблематика противоракетной обороны весьма сложна и "требует детального обсуждения".

Оптимистичные прогнозы относительно московских переговоров высказывались еще несколько дней назад. Но очень скоро министр иностранных дел России Игорь Иванов в очередной раз заявил, что позиция Кремля по этому вопросу остается неизменной. Ее суть - в дальнейшем сокращении наступательных вооружений при сохранении договора по ПРО от 1972 года.

Однако если Россия и дальше будет настаивать на сохранении нынешнего договора по ПРО в неизменном виде, это сделает диалог с США бессмысленным.

Договор по ПРО был подписан Брежневым и Никсоном еще во времена "разрядки" - в 1972 году. И его смысл сводился к тому, чтобы сделать обоих участников, СССР и США, уязвимыми для ракетной атаки противника. Первоначально каждая из стран-участниц договора имела право "прикрыть" от ракетной атаки два своих объекта: столицу и одну из баз межконтинентальных стратегических ракет. Позже число этих районов было сокращено до одного.

О необходимости пересмотра договора по ПРО в США заговорили еще во времена второго президентского срока Билла Клинтона. Главное беспокойство у вашингтонских аналитиков вызывали ракетные приготовления Ирана, Ирака и Северной Кореи. Северокорейские "Тэпходоны", как полагают военные аналитики, в состоянии достигать отдельных районов Аляски, Гавайских островов и даже, возможно, тихоокеанского побережья США. Иракские "Скады" и иранские "Шахабы" территории США не достигают, однако под угрозой их атаки оказываются американские военные базы за рубежом, в первую очередь, турецко-американская база "Инджирлик", саудовский "Дахран", уже однажды подвергнувшийся атаке террористов и т.д. При этом договор по ПРО, отражающий реалии 1972 года, когда ракетными технологиями обладали только США и СССР, нынешним требованиям уже не отвечает. Еще во времена Клинтона в США прошли испытания противоракетных систем. Однако президент Клинтон так и не принял решения о начале развертывания национальных ПРО. Это сделал Джордж Буш-младший.

Причины, ввиду которых Россия категорически возражает против пересмотра ПРО, тоже понятны. Противоракетные системы - дорогостоящее и высокотехнологичное оружие. Включение в новую гонку потребует от России вложения таких сил и средств, что Москве это может оказаться просто не по карману. О многом, в частности, заставляет задуматься пожар в закрытом городке Серпухово-15 в Калужской области, где расположен центральный командный пункт системы предупреждения о ракетном нападении. Пожар, вспыхнувший в одной из шахт в результате короткого замыкания днем 10 мая, привел к тому, что связь с несколькими военными спутниками была восстановлена только к утру 11 мая. Тогда же выяснилось, что в течение нескольких часов в сутки российская СПРН (служба предупреждения ракетного нападения) попросту "слепа": в силу географических реалий и наличия спутников на орбите российские аэрокосмические силы отслеживать ситуацию не в состоянии, и примерно в течение 6 часов каждый день информация в Москву поступает с американских разведывательных спутников.

Но если Россия не примет вызов США и откажется от участия в противоракетной гонке, то последствия будут еще более тяжелыми - она потеряет статус сверхдержавы. Даже если Москва откажется от модернизации ПРО, намерения Вашингтона это вряд ли изменит. Более того, в США уже де-факто приступили к развертыванию элементов НПРО, причем вблизи российских границ. Как сообщает радиостанция "Эхо Москвы", недалеко от российских границ, на территории Норвегии, будет размещен основной европейский элемент новой американской "малой ПРО" - самый мощный в мире радар "Глобус-2". Он сможет контролировать территорию площадью 35 тысяч квадратных километров. "Глобус" будет вести разведку всей северо-западной части России и зоны арктических морей, особое внимание уделяется полигону Плесецк и стратегическим ядерным силам Северного флота. МИД России попросил норвежцев дать разрешение на поездку своих специалистов к этому радару, но получил отказ.

Нетрудно заметить, что основные события вновь разворачиваются во "фланговой зоне". И в южной части этой зоны, куда входит и Южный Кавказ, новое развитие событий тоже не заставит себя ждать. Особенно если принять во внимание, что переговоры по ПРО идут не только в Москве, но и в Анкаре. Напомним, что ключевой элемент российской ПРО - Габалинская РЛС (радиолокационная станция), находится на севере Азербайджана.

Вероятность развития событий по конфронтационному пути велика. На основании некоторых косвенных признаков можно предположить, что российская Госдума может высказаться за отказ от обсуждения СНВ-3 - следующего этапа сокращения стратегических наступательных вооружений или вообще заявить о выходе России из всех оставшихся договоров.

Правда, по мнению многих российских специалистов, и, в частности, одного из лидеров партии "Яблоко", депутата Владимира Лукина, у России и так едва хватает сил поддерживать уровень боеготовности собственных ракетных войск стратегического назначения в рамках договора СНВ-3, который еще не ратифицирован Госдумой. Так что выход Москвы из договоров о разоружении вряд ли приведет к безудержному наращиванию ядерного потенциала страны. Другое дело, что он будет означать победу "конфронтационного мышления", что само по себе вызывает вполне оправданные опасения.

НАКОНЕЦ-ТО ПУТИН НАШЕЛ "МОСТ" МЕЖДУ ИЗРАИЛЕМ И РОССИЕЙ

11 мая состоялась встреча Натана Щаранского с Владимиром Путиным.

   

Отношения между Россией и Израилем в последнее время нельзя назвать ровными. Правда, до обмена дипломатическими нотами и другими "любезностями" дело не доходило, но напряженность в отношениях между руководствами этих стран чувствовалась.

Казалось бы, проблемы, испытываемые Израилем, должны быть понятны Москве: обе страны находятся на переднем фланге борьбы с международным терроризмом. Но постоянно возникающие противоречия между Россией и Израилем мешают налаживанию более тесных контактов. В течение года, прошедшего после прихода Путина к власти, эти противоречия, к сожалению, только усиливались. Ухудшение отношений Москвы с главным союзником еврейского государства Вашингтоном, недвусмысленные заявления Путина о восстановлении связей с бывшими союзниками Кремля по "холодной войне" (такими, как Иран, Ирак, Северная Корея) способствуют лишь поляризации российско-израильских позиций. Причиной последнего витка напряженности послужили попытки Израиля поднять вопрос об утечках в Иран российских технологий двойного назначения (то есть как мирного, так и военного). Также не способствует улучшению отношений между двумя странами позиция Москвы в Совете Безопасности ООН по поддержке резолюций, осуждающих Израиль "за непропорциональное применение силы" в отношении палестинских террористов. Такая позиция Кремля вызывает вполне справедливое недоумение израильтян и потому, что действия Кремля по наведению конституционного порядка на Северном Кавказе всегда встречали поддержку израильской стороны.

На фоне таких событий заявления, сделанные во время и после встречи вице-премьера, министра строительства Израиля Натана Щаранского с Путиным 11 мая, вселяют надежду на улучшение российско-израильских отношений. Примечательно, что встреча заранее не планировалась и произошла по инициативе российского президента.

Заявления Путина и в правду можно расценивать как сенсационные. "От Малайзии до Македонии террористы всего мира действуют по одному образцу. Настало время всем демократическим странам объединиться в борьбе против них", - сказал российский президент и пообещал, что Россия готова и будет сотрудничать с Израилем в вопросах безопасности "на всех уровнях". Вспомнив о "более миллионе наших бывших соотечественников", проживающих в Израиле, Путин назвал их "мостом между Израилем и Россией". Весьма интересны следующие слова российского президента о том, что, "раньше у нас о репатриантах либо не говорили вовсе, либо их называли "предателями". На это бывший диссидент Натан Щаранский, проведший несколько лет в советских тюрьмах, ответил, что сейчас "еврейский вопрос в России уже не стоит так остро, как раньше". Израильский министр выразил надежду на то, что в ближайшем будущем "евреи будут перебираться из России в Израиль не в поиске лучшей жизни, а лишь ради возвращения к своим корням".

На встрече не обошли вниманием также проблему утечки российских технологий двойного назначения в Иран. Щаранский ознакомил Путина с основными тезисами обсуждения этой проблемы во время недавней встречи Щаранского с вице-президентом США Ричардом Чейни. Израильский вице-премьер предложил российскому президенту создать координационный центр по вопросам утечки российских технологий, связанных с производством оружия массового поражения, с участием представителей США, Израиля и России.

Щаранский "напомнил Путину", что Россия является коспонсором мирного урегулирования на Ближнем Востоке, и призвал Кремль к "большему сочувствию позиции Израиля".

В Москве Щаранский описал новый подход Израиля к решению ближневосточного конфликта. По словам израильского вице-премьера, "до тех пор, пока Арафат... не превратится из террориста в ответственного партнера по диалогу, любые переговоры бессмысленны". "Израиль готов предоставить палестинцам все права, кроме одного - права уничтожить еврейское государство", - добавил Щаранский.

В целом же визит израильского вице-премьера можно считать удачным. И возможно он откроет новую страницу в российско-израильских отношениях. Страницу сотрудничества и взаимопонимания. Хотелось бы лишь обратить внимание на некоторые интересные моменты. Инициатором в этом процессе выступила именно Россия: либо Кремль затеял новую геополитическую авантюру на Ближнем Востоке, либо в Москве наконец-то поняли, что между чеченскими и палестинскими террористами особой разницы не существует. В любом случае, истинные намерения Москвы долго оставаться тайной не смогут. Однозначно можно сказать лишь одно: охлаждать отношения с Ираном и Ираком во имя улучшения российско-израильских связей Кремль не станет. Этого не скрывают и источники в российском МИДе. Да и сам Щаранский на следующий день после встречи в Кремле на вопрос, успокоил ли Путин его опасения по поводу получениия Ираном оружия массового поражения, без оптимизма ответил: "Президент подчеркивал, что у России нет интереса помочь Ирану создать ядерное оружие, но я не могу сказать, что мы смотрим на ситуацию одинаково".

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 11(267) 22 мая 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]