Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 10(269) 8 мая 2001 г.

Борис ШУСТЕФ (Рочестер, Нью-Йорк)

МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ ╧194

Когда корабль бараковской дипломатии разбился о риф "палестинской надежды", под кодовым названием "право на возвращение беженцев", мало кто задумался о том, что это так называемое "право", которым щеголяют палестинские арабы, на самом деле - чистейшей воды мыльный пузырь. Порой не перестаешь удивляться, как ловко арабы раз за разом обводят евреев вокруг пальца, продавая им сотни раз один и тот же залежалый товар, а те принимают за чистую монету все, что арабы им говорят. Да что там евреи, весь цивилизованный мир, раскрыв рот, поддакивает за арабами, что "Резолюция ООН 194 утверждает право палестинских беженцев на возвращение".

А ведь нет ничего проще, чем взять и прочитать эту Резолюцию, и только после этого делать какие-то выводы. Может быть, тогда станет понятным, почему 11 декабря 1948 года, когда Резолюция была поставлена на голосование, представители арабских стран единогласно проголосовали против нее. Поступили они так по той причине, что беженцы упоминались в ней как предмет третьестепенный, в тот момент их абсолютно не интересовавший, но зато сама резолюция имела своей целью создание "Примирительной Комиссии", которая должна была способствовать достижению мира между Израилем и арабскими странами. Ну разве могли арабы проголосовать за мир с Израилем, да еще в 1948 году?

Фактически вся Резолюция представляет собой документ, в котором расписано, что должна делать эта Комиссия для примирения враждующих сторон. В 5-й статье Резолюции Израилю и арабским странам было рекомендовано "стремиться к достижению соглашений путем переговоров, проводимых с Примирительной Комиссией или напрямую с целью достижения окончательного соглашения по всем спорным, имеющимся между ними вопросам". Статья 6-я инструктировала Примирительную Комиссию "предпринять шаги для того, чтобы помочь правительствам... в достижении окончательных соглашений по всем спорным вопросам".

31 января 1961 года тогдашний израильский посол в Канаде Яаков Герцог дал исчерпывающее разъяснение по сути Резолюции 194 в ходе его знаменитых дебатов с профессором Тоинбе в Макгильском университете в Монреале. Он сказал:

"В 1948 году Генеральная Ассамблея ООН создала Палестинскую Примирительную Комиссию для решения всего комплекса проблем, возникших между Израилем и арабскими странами. Комиссия должна была играть роль посредника, а [враждующие] стороны должны были, согласно Резолюции, вести прямые переговоры и найти решение всем этим проблемам. В контексте Резолюции упоминается и проблема беженцев, и предполагалось, что Комиссия будет изучать возможности или репатриации, или компенсации, но все это в рамках общего мирного урегулирования".

Каждый пункт Резолюции предусматривал то или иное мероприятие, связанное с деятельностью именно самой Комиссии. Из 15 пунктов Резолюции лишь в одном - одиннадцатом - шла речь о беженцах. Причем, интересно отметить, что прилагательные "арабские" или "палестинские" применительно к слову "беженцы" подозрительно отсутствовали. Известный английский историк, специалист по странам средиземноморья профессор Эфраим Карш написал в майском номере журнала "Commentary" за 2001 год, что терминология, употребленная в тексте резолюции, "могла быть с таким же успехом применима к сотням тысяч евреев, которые были изгнаны из арабских стран".

Карш далее разъяснил, что такая интерпретация - не простой плод фантазии. Резолюция четко предусматривала, что "компенсация за оставленное имущество для тех беженцев, которые предпочтут не возвращаться, 'должна возмещаться правительствами или... полномочными властями'. Если бы это требование относилось только к палестинским арабам, то Израиль, без сомнения, был бы в [Рeзолюции] выделен, как сторона, возмещающая убытки; вместо этого, текст ясно подчеркивал, что арабские государства точно также рассматривались, как потенциально несущие ответственность за компенсацию созданных ими беженцев".

Еще более важно то, что Резолюция 194 ни в коей степени не рассматривала возвращение беженцев как единственное решение. Примирительной Комиссии рекомендовалось "способствовать репатриации, переселению в другие места и экономической и социальной реабилитации беженцев и выплате компенсации". Причем рассматривать возможность репатриации предполагалось лишь для беженцев, "желавших жить в мире с соседями", и сама репатриация должна была осуществиться в "наикратчайший реальный срок".

Более чем расплывчатая формулировка "наикратчайший реальный срок" лишь подчеркивала, что "переселение в другие места и экономическая и социальная реабилитация" беженцев были по крайней мере равноценны варианту репатриации. Это подтверждает тот факт, что в 1950 году Генеральная Ассамблея ООН в своей Резолюции 393 (V) призвала к "реинтеграции беженцев в экономическую жизнь Ближнего Востока". Абба Эбан написал в книге "Голос Израиля", увидевшей свет в 1957 году, что "каждый год, начиная с 1950 года, Генеральная Ассамблея повторяла свой призыв к странам [где обитали беженцы] способствовать реинтеграции в экономику беженцев, живущих на их территории... позволить им использовать возможности, существующие в арабской экономике для благоприятной абсорбции беженцев".

Резолюция 194 фактически умерла, не успев родиться. Во-первых, арабы никогда не могли себя заставить даже на словах сказать, что они готовы жить в мире с Израилем; во-вторых, они отказывались вести прямые переговоры с еврейским государством; а в-третьих, Примирительная Комиссия так и не была задействована. Но и это еще не все. Самое интересное состоит в том, и об этом напоминает Карш в своей статье, что Резолюция 194, как и все резолюции ООН, являет собой "выражение мнения и совершенно не обязательна к исполнению".

Факт необязательности исполнения резолюций ООН особенно яростно всегда подчеркивали сами арабы. Процитируем из уже упоминавшейся книги Аббы Эбана. "Арабские лидеры встретили в штыки Резолюцию 181, рекомендовавшую создание еврейского и арабского государств. Президент Ливана заявил: "Резолюция Генеральной Ассамблеи от 1947 года - всего-навсего рекомендация... должна рассматриваться в свете других рекомендаций Генеральной Ассамблеи, которые не были приняты к исполнению одной страной или группой заинтересованных стран, и которые не были осуществлены".

Мнение министра иностранных дел Египта, занесенное в протоколы ООН, еще более непримиримое. Он заявил: "Никто не может говорить о резолюциях Генеральной Ассамблеи как об обязательных [к исполнению] решениях... Хартия ООН и Объединенные Нации не затрещат по швам, не развалятся, если одна или несколько резолюций Генеральной Ассамблеи не будут приведены в действие".

Похоже, что пора подвести итоги. Примирительной Комиссии, для которой разрабатывалась Резолюция 194, не существует, арабские беженцы с израильскими соседями в мире жить не хотят, и 53 года, прошедшие с момента возникновения мертворожденной резолюции, никак не подпадают под категорию "наикратчайшего реального срока". Да и кроме того, Объединенные Нации не развалятся, если одна из резолюций Генеральной Ассамблеи не будет выполнена. Ну а если вдруг ООН развалится, то, что ж, одной антиизраильской организацией станет меньше.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 10(268) 8 мая 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]