Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 9(268) 24 апреля 2001 г.

Григорий ВИНОГРАДОВ (Кливленд)

ЕВРЕИ И РУССКАЯ КУЛЬТУРА

Никогда прежде мне не приходилось читать журнал "Вестник". Но недавно, побывав в очередной раз в библиотеке и пошарив по полкам, я наткнулся на 13-й номер этого журнала за 1999 год. С удовольствием обнаружил рассказ Юрия Герта "Ночной разговор", но основной интерес мой возбудила публикация письма г-жи Эстер Триус из Атланты "Еще раз о Родине", причем, тема меня настолько заинтриговала, что я отыскал и статью г-на Валерия Краснова из Филадельфии "О Родине, о родном языке, о нас самих и о наших детях", на которую ссылается г-жа Триус в своем письме.

Конечно, с момента публикации прошло много времени, но обсуждаемая проблема достаточно злободневна, и дискуссии по ней в русскоязычной прессе Америки уже давно, как говорится, имеют место. Так вот, речь идет о России - нашей Родине и о русской культуре. Не будем рассматривать проблему во вселенском масштабе, а обсудим ее только касательно иммигрантов-евреев, являющихся беженцами, в качестве которых мы и попали в США из бывшего СССР.

Прежде всего скажу, что г-н Краснов бесспорно прав, говоря, что Родина у человека только одна - там, где он родился, и, добавлю, не важно, сколько времени прожито на Родине - мгновения или годы. Это напрочь исключает понятия "бывшая", "вторая" или еще какая-нибудь Родина, что зачастую можно встретить в русскоязычной прессе Америки. Хочу дополнить, что в России, с ее огромными пространствами, важно еще и такое понятие, как "Малая Родина", то есть конкретное место рождения - город, деревня и т.п., при посещении которого, особенно после длительного отсутствия, сердце начинает биться чаще и сильнее. Мне кажется, именно в таком случае применимо выражение А.Грибоедова "И дым Отечества нам сладок и приятен!" Бывший одессит, приехав из Нью-Йорка в Иркутск, вряд ли заплачет.

Чувство любви к Родине не стоит отождествлять с чувством неприязни к власть предержащим и к режиму, установленному ими, что, собственно, и сделало нас беженцами. Любовь, в том числе и к Родине, - дело сугубо личное, и мотивы возникновения ее имеют уйму нюансов, так что каждый для себя решает сам - любить или не любить. И если кто-то из нас свою Родину не любит или относится к ней равнодушно (а таких тоже изрядное число), то и их можно понять. Ведь откликом Родины на нашу любовь часто были чувствительные пинки. К тому же на этой Родине, еще со времен становления Киевской Руси и принятия христианства, в пору борьбы с иудео-хазарским каганатом, которому принадлежал юг современных России и Украины, в Киеве уже прогремел еврейский погром, и в летописи за 1113 год читаем: "Какие же... идоша на жиды и разграбиша я".

Вся дальнейшая история евреев Российской империи, с момента их появления во владениях России, насыщена примерами бесправия, издевательств, кровавых наветов и погромов, вынуждающих евреев эмигрировать, в очередной раз покидать Родину и могилы предков.

Притеснения евреев не закончились и после большевистского переворота, хотя они принимали в нем, а затем и в гражданской войне самое активное участие, надеясь в конце концов получить равные права с другими народами России.

И действительно, в первые годы и, пожалуй, до середины 30-х годов, правами евреи обладали. Правда, эти годы были отмечены и гонениями на еврейскую религию, но как часть борьбы с "опиумом для народа" в целом. Евреев, как известно, не любил и Сталин. Свое отношение к ним он выразил еще в 1913 году в статье "Национальный вопрос и социал-демократия", назвав евреев "несуществующей бумажной нацией". Между тем, евреи постоянно возникали у него на пути (к примеру, Троцкий), а их положительная роль и влияние в начальный период Советской власти были заметными и ощутимыми, что вызывало невероятное раздражение Сталина.

В начале 1936 года в "Правде" вдруг появилась серия статей, возвеличивавших русский народ, который был наречен "первым среди равных", а гениями этого народа были названы "такие гиганты человечества, как Ленин и Сталин". После этого о роли евреев в революции уже не упоминалось, и они начали быстро исчезать из руководящих структур государства. Правда, пока не как евреи, а как должностные лица, но их имена ясно говорили, о ком идет речь. Исчезали они, как правило, в подвалах Лубянки.

Ненависть Сталина к евреям проявилась и в откровенном напутствии Молотову в 1939 году: "...Убери из наркомата евреев", - которое Сталин изрек при его назначении на место изгнанного еврея Литвинова. "Слава Богу, что сказал! - вспоминал Молотов в беседе с Ф.Чуевым в последние годы своей жизни. - Дело в том, что евреи составляли там абсолютное большинство в руководстве и среди послов..." Нечего и говорить, что все они стали клиентами Лубянки.

Свои планы относительно евреев Сталин бесцеремонно поведал и Риббентропу во время предвоенной ночной пьянки с германской делегацией в Кремле: "...пока еще есть необходимость пользоваться услугами специалистов еврейского происхождения. Но как только будут подготовлены "свои" кадры, надобность в этой обузе отпадет".

У всех на памяти и послевоенный антисемитизм, который, если бы не смерть "отца народов", закончился бы в СССР известным "окончательным решением еврейского вопроса". Истины ради следует заметить, что многие в народе всегда одобряли и поддерживали учиняемый властями антисемитизм. Но, несмотря на гонения, евреи всегда любили Россию (хотя любовь была безответной) и доказали это во время Великой Отечественной войны. Полмиллиона евреев отважно сражались на фронтах, многие были награждены боевыми орденами и звездами Героев, а половина евреев - участников войны так и не вернулась домой, погибнув во славу своей Родины.

Подчеркнем еще, что среди евреев не было ни одного предателя Родины.

Еврейские воины, сражаясь на фронтах Первой мировой, гражданской и Второй мировой войн, льстили себя надеждой на лучшую участь для себя и для своих потомков - сперва в России, а потом в СССР. Но, как показал дальнейший ход событий, обстоятельства нашей жизни подтолкнули таки нас в конечном счете к решению бежать с этой Родины.

Вместе с тем жизнь под руководством коммунистической партии сотворила невероятное. Нас воспитали преданнейшими патриотами советской родины, нам внушили преклоняться перед "старшим братом", "первым среди равных", перед всем русским - культурой, языком, историей, литературой, народом, которые стали употребляться только с эпитетом "великий". И вообще, мы стали русофилами, хотя стоит нам сегодня заикнуться о негативном отношении к пророссийской пропаганде из Москвы, ибо мы уже граждане Америки и поклялись ей в верности, нас незамедлительно обвиняют в русофобстве и нелюбви к Родине. А на нашей сегодняшней посткоммунистической Родине продолжается разгул антисемитизма, множатся ультранационалистические и откровенно фашистские организации, издаются и распространяются антисемитские газеты и литература. В рядах этих организаций, к нашему прискорбию, очень много молодежи.

Власти формально осуждают антисемитизм, но ни одного антисемита поймать и наказать не могут. Такая ситуация дает основание полагать, что антисемитизм на нашей Родине проник в русский народ глубоко, всерьез и надолго. Добавим к этому, что христианская церковь была также разжигателем ненависти к евреям. Католическая церковь действительно поклялась перед евреями, а вот православная не торопится, а ведь не было для российских евреев врага более жестокого и безжалостного, чем ортодоксальная православная церковь.

ТЕПЕРЬ О РОДНОМ ЯЗЫКЕ

Советская власть установила русский в качестве основного языка для всех граждан страны. Было провозглашено, что грани между народами стираются и образуется единый советский народ, у которого будет единый язык - русский, а все другие языки постепенно отомрут. Такого рода идеи вызвали протесты в среде грузинской, узбекской, украинской и других республик. Впрочем, их быстро усмирили, наклеив ярлык националистов и наказав строптивых. Нынче же, в Америке, эта идея реально воплотилась в жизнь, так как для нас, новых американцев, выходцев из республик СССР, русский стал действительно единым языком и исключительно надежным средством общения. Мы же патетически восклицаем: "Нет! Язык мы потеряли!" Однако могу уверить, что мы его никогда не потеряем (даже если захотим). Об этом свидетельствует и широкая сеть русских книжных магазинов, пользующихся огромным успехом у русскоязычной публики и, полагаю, безубыточных, и то, что у нас уже здесь, в Америке, накопились личные библиотеки, и то, что американские публичные библиотеки имеют огромные запасы русских книг, и они на полках не залеживаются.

Кроме того, надо учитывать и то, что в Америку приехало немалое число бывших советских подданных, сочинительство на русском языке для которых является профессией. Это журналисты, литераторы и другие творческие работники, которые не дадут нам забыть русский язык, что утешает нас (а кого-то и огорчает, так как это стоит на пути к освоению английского).

Молодежь, полагаю, сама остановит свой выбор на том языке, который будет ей нужней для жизни в Америке, для карьеры, в конце концов, для хобби, и наше мнение в этом вряд ли для них авторитетно.

Для нас же, людей старшего поколения (напомню, я имею в виду беженцев-евреев), эти нравоучения просто бессмысленны, ибо другого языка мы просто не знаем. Русский - наш родной язык, на нем мы думаем, говорим, читаем, пишем и, естественно, о своих чувствах к нему не задумываемся, и он, наверняка, не исчезнет никогда из нашей памяти.

Все это позволяет утверждать, что нет суровой необходимости пропагандировать среди нас и навязывать нам русский язык. Эпитет же "великий", которым нарекли язык, культуру и саму Русь, - никто, надо полагать, ни на каком международном форуме не присваивал, а увенчали этим званием все русское сами российские патриоты, а уж советская власть постаралась вбить это понятие в наши головы как непреложную истину.

Недавно мне довелось прочесть политическое завещание Г.В.Плеханова, в котором он пишет: "Истинное величие страны определяется не ее территорией и даже не ее историей, а демократическими традициями, уровнем жизни граждан". Трудно не согласиться с этим, но надо признать и то, что Россия никогда за свою историю не была носителем названных Плехановым атрибутов.

Подозреваю, что язык и культура, скажем, английские, французские, немецкие или китайские, как и многие другие, не менее великие, чем русские. А чем не велик язык, на котором написана еврейская Библия: Тора, Пророки, Писания? Просто мы, в массе своей, с другими культурами и языками незнакомы и не можем ни судить, ни оценивать их. Полагаю, тут есть о чем задуматься и, может быть, поспорить.

Бытует мнение, что нравственность наших детей полностью зависит от любви к России, к ее культуре и пр. Мол, отречение от своего прошлого, от Родины, от русской культуры и русского языка превращает детей эмигрантов в ничего не читающих, циничных и безразличных к проблемам родителей недоучек. И вот, чтобы уберечь наших детей от тлетворного влияния чуждой культуры (то есть американской), надо-де прививать им любовь к Родине, к русскому языку, к великой русской культуре. И тогда все будет как надо (возникает, правда, вопрос: зачем же сюда ехали?).

Советская власть разрешала нам знакомиться только с произведениями, тщательно процеженными, профильтрованными и имеющими нужную властям идеологическую направленность, но результат по части нравственного воспитания все равно был нулевым, что и привело к известным последствиям. Между тем, хочу напомнить, что вопросы нравственного воспитания все народы обычно связывают с религией, в которой имеются известные заповеди и другие моральные правила. Сегодня и в России это поняли. А мы в Америке тужимся продолжить советские традиции и удивляемся - почему получается плохо?

К России мы неравнодушны и симпатизируем ей, воспитаны на русской культуре и впитали русскость, как говорится, с молоком матери. Однако я убежден, что еврею - беженцу из России и уже гражданину Америки не пристало в новой, приютившей его стране заниматься пропагандой русского наследия. Мало того, что некоторые из нас все же этим увлекаются, так еще и эмиссары приезжают из Москвы. Вот и Березовский, который до бегства из России, выступая в Нью-Йорке по русскому ТВ, бесцеремонно, не стесняясь, навязывал нам пророссийское мировоззрение и склонял нас к созданию "Пятой колонны" и другим подобным маневрам. Теперь выяснилось, что он же был полноправным хозяином компании TVR, руководимой известным Гарри Антимони, которая активно транслировала пророссийские передачи.

Передо мной то и дело маячит вопрос: как бы реагировали Россия и ее руководители, если бы ситуация с беженцами разворачивалась в обратном направлении. Представим себе, что такое же количество англоговорящих беженцев из Америки поселилось бы в России, и эти новые россияне развернули бы в своих многочисленных англоязычных СМИ подобную пропаганду, расхваливая великую Америку, великий английский язык и культуру и т.д. и т.п. Как вы думаете, долго ли продолжалось бы такое состояние, чем бы оно закончилось, и куда бы пристроили господ пропагандистов? По-моему, стоит задуматься над этой ирреальностью.

Приверженность советских евреев к русскости имеет давние корни и причины. Она связана с проблемой, о которой зачастую забывают. Я имею в виду ужасные по своим последствиям деяния советского режима, отнявшего у евреев то, что составляет сущность, силу и душу каждого народа, - у нас бесцеремонно и жестоко отобрали нашу историю, нашу культуру, наш язык, религию и вообще все, что делало нас евреями. И это очень обидно, потому что в царской России, когда у евреев не было никаких прав, жизнедеятельность их была достаточно интенсивной и плодотворной. Это прекрасно видно на примере жизни евреев в бывшей столице Российской империи - в Петербурге. Такая же или подобная жизнь существовала и в других городах империи: Москве, Киеве, Одессе, Риге.

В Петербурге к началу XX века проживало всего около 20 тысяч евреев, но еврейская общественная жизнь была достаточно бурной. По данным, собранным и опубликованным М.Бейзером, в городе выходили еврейские периодические издания: 10 - на иврите, 33 - на идиш и 69 - на русском языке; действовали 14 еврейских политических организаций; функционировали 35 культурно-просветительных, литературных, научных и прочих обществ; было 25 еврейских гимназий и других учебных заведений; 13 еврейских библиотек, театров, клубов и музеев; 28 религиозных учреждений, синагог и молелен; 8 благотворительных организаций; 6 детских домов, богаделен и лечебниц; 23 столовых, кафе, ресторанов, магазинов, а также артелей и кооперативов.

В городе плодотворно трудились 67 еврейских историков, писателей, журналистов, общественных деятелей и среди них те, кто составил славу евреев России: поэт Иехуда Лейб Гордон, общественный деятель барон Г.Гинцбург, адвокаты О.Грузенберг и М.Винавер, еврейский библиограф С.Винер, писатель С.Ан-ский (Раппопорт), основавший еврейский музей, еврейские историки Абрам Гаркави и Семен Дубнов, историк Российского еврейства Юлий Гессен, банкир и филантроп, строитель железных дорог и еврейский общественный деятель Самуил Поляков и многие другие. Деятельность этих людей не ограничивалась петербургской общиной, она имела значение для всех евреев России.

Однако с приходом к власти большевиков все это было постепенно уничтожено и вырвано с корнем. Было запрещено еврейское образование, закрыты все еврейские организации, средства информации и прочее, напоминавшее нам, что мы евреи. Непослушных карали ГУЛАГом, тюрьмой.

Самое прискорбное, что эти гонения с творческим энтузиазмом осуществляли по поручению хитрого Сталина сами евреи, а из ЦК руководил этими богомерзкими деяниями печально известный Диманштейн. Правда, в дальнейшем "Хозяин" расправился и с этими ретивыми исполнителями своих замыслов. Впрочем, еще и сегодня среди евреев - тружеников пера встречаются идейные последователи деятельности Диманштейна.

Советская власть, вытравив из нас еврейство, оставила нам только пресловутый "пятый пункт" - бремя, которым все, как правило, тяготились, потому что он был препятствием для реализации своих возможностей и формально действующих прав. В качестве компенсации нам разрешили получать образование (допускали, правда, не во все ВУЗы), подковали в атеизме и убедили нас любить все русское и верить в идеалы коммунизма. Это привело к тому, что евреи стали людьми с отмороженным национальным самосознанием и с погасшей исторической памятью, или просто советским (русским) народом, правда, второсортным. В результате из СССР (СНГ) мы выехали как евреи (иначе нас бы и не выпустили), а приехали в Америку (и в другие страны) - русскими (разумеется, я не имею в виду религиозных евреев).

Безусловно, это самая большая трагедия евреев - древнейшего народа на нашей маленькой планете Земля, народа Книги, народа, давшего миру Библию. Именно евреи в нас, увы, давно умерли, потому что мы как раз и отказались от своего прошлого. Да мы и русскими не стали, хоть усердно пытаемся прилепиться душой к России. Тем не менее мы настолько пропитались русскостью, что активней всех подхватили замысел (а порой выступаем и инициаторами) пропагандировать в Америке все русское, добровольно возложили на себя роль ревнителей русского языка и русской культуры дворянской России и ее усердных проводников. А вот прямых потомков носителей той - настоящей дворянской, а не пропущенной через цензуру советской культуры, потомков так называемой буржуазии, которая бежала вместе с "белой гвардией" на запад, - их почему-то среди пропагандистов всего русского незаметно. То есть они, возможно, где-то пребывают и при своих церковных школах изучают все, о чем мы здесь говорим, но в пропагандисты общеамериканского масштаба с этими предложениями не лезут.

Может статься, что я и заблуждаюсь на этот счет, тогда пусть меня поправят. Но вот сегодня мы вдруг оказались востребованы Россией, может быть, потому, что роль и влияние русскоязычной общины в жизни Америки становится заметней, и мы неожиданно понадобились российским властям.

Так в Москве создано "единое информационное пространство" во главе с руководителем ИТАР-ТАСС, а главный редактор издающегося в Нью-Йорке "Нового русского слова" Валерий Вайнберг стал его заместителем. Уже проведены два "всемирных" конгресса русской прессы (первый в Сочи, а второй - ближе к цели, в гуще иммиграции - в Нью-Йорке).

Поставлена и задача: учредить так называемое "единое русскоязычное пространство", сформировать единую русскую общину из всех русскоговорящих наций, эмигрировавших из СССР-СНГ в Америку.

Что и говорить, задумка в интересах России-матушки и вполне в духе идеологического отдела ЦК КПСС.

А недавно на Интернете появилась информация о необходимости сохранения за русским языком функции политического влияния в бывших республиках СССР и среди эмиграции - явно чекистская идея перевоплощения языка Пушкина-Тургенева в инструмент спецслужб, используемый для политических целей - заполучения иммигрантов в свои сети.

Неплохо задумано. Теперь мы просто обязаны любить и не забывать Россию, ее культуру, ее язык, распространять и пропагандировать все русское.

Устами министра по печати Лесина Москва без обиняков заявила, что выделены специальные средства для финансирования пропагандистской кампании в СМИ Америки по созданию у иммигрантов (и не только) положительного образа России, как его себе представляют в Москве.

При этом, надо признаться, Россия нам, естественно, не безразлична, и мы, несомненно, желаем ей и ее народам счастья и благополучия, избавления от уродливых следов прошлого и успехов в построении государства и общества, лишенных недостатков не только своих, но и западных цивилизаций. Мы желаем ей быстрее стать воистину великой.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 9(268) 24 апреля 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]