Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 9(268) 24 апреля 2001 г.

Станислав ЛЕВЧЕНКО (Сан-Франциско)

КТО ОКАЖЕТСЯ УПРЯМЕЕ?

Лейтенант Шейн Осборн, пилот самолета-шпиона EP-3E, по прибытии в США.

 

Думаю, основные перипетии трагедии, начавшейся в воздухе и продолжившейся в столицах двух наиболее влиятельных стран в мире - Пекине и Вашингтоне, известны почти всем читателям. Все же стоит напомнить ее основные вехи. Рано утром 1 апреля разведывательный самолет ВМС США ЕР-3Е совершал рутинный облет некоторых районов расположенного в Южно-Китайском море китайского острова Хайнань. Маршрут самолёта пролегал вблизи морской границы Китая, нигде ее не нарушая. Такие облеты продолжаются уже на протяжении многих лет, и хотя не являются нарушением никаких международных законов, вызывают ярость у китайского гражданского и военного руководства.

Главная цель облетов - сбор разведывательных данных: в районе Хайнаня расположены крупные базы ВВС и командные пункты китайских военных соединений. В случае нападения на Тайвань эти силы будут, несомненно, задействованы прежде всего, чем и объясняется столь живой интерес американцев к одному из самых красивых островов Китая. ЕР-3Е - довольно допотопный турбовинтовой самолет. Его главные преимущества - дальность автономного полета, надежность в эксплуатации и солидная грузоподъемность. На борту он несет несколько тонн суперсекретного электронного оборудования и более двадцати членов экипажа. Уникальное оборудование позволяет перехватывать и прямо на борту анализировать огромный объем радиоэлектронной связи между соединениями китайских ВВС и наземных войск, расшифровывать их и даже читать факсимильные документы. Среди специалистов на борту - инженеры, специалисты по компьютерам, криптологи и даже лингвисты.

Ни одной стране не по душе такие "ознакомительные" воздушные туры, хотя они санкционированы многими правительствами и проводятся во многих районах мира. Особенно яростно против "шпионских" полетов выступает китайское руководство, невзирая на состояние отношений с США. Реакцию на подобные акции Пекин унаследовал от бывшего СССР, ВВС которого даже сбили несколько американских самолетов.

Каждый раз, когда на китайских радарах появляются медленно движущиеся точки тихоходных ЕР-3Е, с ближайшего аэродрома вылетает эскадрилья довольно допотопных, скопированных со старых моделей советских "МИГов", Ф-8. Выполняя приказы командиров, пилоты-истребители проводят психологические атаки против "воздушных шпионов". Совершают немыслимые кульбиты вокруг них и порой подлетают угрожающе близко: до трех метров. Китайские пилоты машут кулаками, разворачивают не вполне приличного содержания плакаты. А один из них, ныне покойный, даже демонстрировал адрес своего e-mail'а. Каждый полет для американских летчиков связан с опасностью воздушного столкновения. И не только из-за воздушного хулиганства. Дело в том, что Ф-8 - скоростной, но маломаневренный истребитель. Радиус его поворота занимает чуть ли не десятки километров. Ф-8 не приспособлен для полетов на пониженной скорости, равной тихоходу - турбовинтовому американцу. В таких случаях он может "выйти из повиновения". Именно такая трагедия случилась 1 апреля. Ф-8, пилотируемый известным американским пилотам, китайским летчиком Вангом, подлетел под ЕР-3Е, за штурвалом которого сидел лейтенант Осборн, и попытался лихо взмыть свечой прямо под носом ЕР-3Е. В результате - столкновение. Китайский истребитель раскололся надвое, летчик погиб. А американский самолет потерял два пропеллера и хвостовые элероны.

Не потерявший присутствия духа Осборн по международному радиоканалу объявил сигнал "мэй-дэй" ("СОС"). Китайцы никак на сигнал не отреагировали. С невероятным трудом лейтенант Осборн смог посадить изувеченный самолет на ближайшем китайском аэродроме, чем спас жизнь всех членов многочисленного экипажа. Во время аварийного снижения и в то время, пока растерянные китайские солдаты окружали самолет и требовали, чтобы все летчики покинули его, экипаж, согласно инструкции, лихорадочно уничтожал секретное оборудование, шифры, содержимое компьютерных носителей данных. Как позже выяснилось, с этой задачей американцы справились довольно успешно. А потом, как известно, последовали почти две недели плена, американцев содержали как заложников, подвергали ежедневным допросам. И только дня через три после столкновения позволили встречу с военным атташе США в Пекине.

Буквально через несколько минут после трагедии был разбужен президент Джордж Буш. Он немедленно мобилизовал группу руководителей администрации, отвечающих за проблемы национальной безопасности - Государственного секретаря Колина Пауэлла, Советника по вопросам национальной безопасности Кондолиссу Райс и министра обороны Рэмсфилда. Начались открытые и секретные переговоры с китайскими лидерами. Поначалу они заняли беспрецедентно упрямую, даже воинственную позицию. Отказывались вернуть экипаж и самолет.

Напомню читателям еще один важный момент: китайские руководители настолько были ослеплены чувством антиамериканского шовинизма (либо, имея в своих руках американских солдат и самолёт и зная традиционное щепетильное отношение Белого дома к заложникам-американцам, Китай рассчитывал извлечь максимальную политическую выгоду из ситуации; при этом антиамериканская истерия в китайских СМИ, агрессивная несговорчивость китайских лидеров вполне могли, да, видимо, и были необходимыми компонентами такого расчета. - Прим. ред.), что, прекрасно зная о своей ответственности за случившееся, валили вину за все на Вашингтон и пытались унизить лично президента Буша, требуя, чтобы тот официально принес извинения за "содеянный акт" и обещал прекратить подлеты самолетов-разведчиков к территории КНР. По заслуживающим доверия сведениям, премьер Госсовета Чжан Цзе-Минь якобы также требовал немедленного прекращения поставок Тайваню современных видов оружия, упорно отказывался сообщить дату возвращения американского экипажа и т.д. Более двадцати американских военнослужащих фактически оказались в положении заложников.

По всему Китаю прокатилась волна антиамериканских демонстраций. Хулиганствующая толпа блокировала посольство США.

Этот неожиданный международный кризис - первый со времени въезда Джорджа Буша в Белый дом. Правительства других стран внимательно следили за каждым его шагом, пытаясь оценить способность руководителя первой сверхдержавы мира решать столь сложные, неожиданные проблемы. Еще более внимательно за действиями президента следили американские конгрессмены и сенаторы. Большинство демократов попыталось критиковать его за нанесение ущерба американо-китайским отношениям, которым большое внимание уделял его предшественник Билл Клинтон. Последний, как известно, во главу угла поставил экономические отношения и, несмотря на критику диктаторских режимов в различных районах мира, легко прощал Пекину нарушения прав человека, жестокое преследование диссидентов и нацменьшинств.

Клинтон даже называл китайских руководителей партнерами и явно превыше всего ставил меркантильные интересы. Этим объясняются щедрые пожертвования крупнейших корпораций на его предвыборные кампании. Даже вопрос с широкомасштабным шпионаже Китая против США был задвинут на второй план.

Клинтоновское лобби утверждало: посредством вливания огромных сумм в китайскую экономику единственная, самая мощная коммунистическая сверхдержава мира в конце концов встанет на демократические рельсы.

Думаю, есть все основания утверждать: Джордж Буш с достоинством выдержал своё первое серьезное внешнеполитическое испытание. Несмотря на дипломатически вынужденное выражение "сожаления" по поводу гибели китайского летчика и аварийной посадки на китайской территории, категорически отказался принести извинения, которых требовали китайцы.

Похоже, Пекин, вернув экипаж самолета (сам самолет пока находится в руках у китайских военных, и они, без всяких сомнений, самым тщательным образом исследуют находящееся на самолёте оборудование) и приняв нарочито невнятные заявления Буша, оказался в проигрыше. Бряцание оружием ни к чему не привело.

Теперь Пекину придется срочно искать выход из сложившегося положения. Многие американские законодатели, разъяренные поведением китайских руководителей, усилили требования продать Тайваню суперсовременную систему противоракетной обороны "Эгис", которую можно установить на новые крейсеры, предотвратить вступление КНР в Международную торговую организацию в качестве полноправного члена и вычеркнуть кандидатуру Китая из списка стран-претендентов на проведение Олимпийских игр в 2008 году.

Инцидент с самолётом выявил и существенную слабость нынешнего китайского правительства, заключающуюся в серьезных разногласиях между гражданским и военным руководством. Последние были явными инициаторами инцидента и всячески противились мирному разрешения кризиса. Чем закончится борьба за власть в Пекине, пока никому не известно. Но правительство Буша может сыграть именно на этой вскрывшейся нестабильности.

Какими бы решительно националистическими устремления Пекина ни были, ухудшение отношений с США приведет к ослаблению позиций КНР в мире. Прежде всего экономических, в которых Пекин сейчас так нуждается. Несмотря на то, что дефицит США в торговле с КНР превышает 100 миллиардов долларов, она не найдёт более стабильного торгового партнера. К тому же ни одна страна в мире не сможет оказать последнему оплоту коммунизма в мире столь же необходимую помощь в научно-технической области (естественно, исключив из нее любые изделия, которыми может воспользоваться военно-промышленный комплекс КНР).

Я бы хотел окончить эту статью на оптимистической ноте. В 2001 году намечен обмен визитами между руководителями обеих стран. Надо надеяться, он приведет к откровенному разговору и вынудит Пекин переключиться на более цивилизованный внешнеполитический курс. В возврате к "холодной войне" не заинтересованы ни США, ни КНР.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 9(268) 24 апреля 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]