Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 9(268) 24 апреля 2001 г.

Евгений БЕРКОВИЧ (Германия)

ПРАВЕДНИКИ МИРА В ЛАНДШАФТЕ ХОЛОКОСТА

"Кто спасает одну жизнь, спасает весь мир".
               Надпись на медали Праведника мира.

Аллея Праведников.

 

В 1953 году был открыт иерусалимский мемориал "Яд Вашем" - центр научных исследований и памятник жертвам Катастрофы европейского еврейства. Как сказано в законе об основании мемориала, он должен предоставить "место и имена" всем жертвам Холокоста. Кроме того, этим законом определен особый статус тех людей, которые из благородных побуждений и с риском для собственной жизни спасали евреев в годы Холокоста. По давней еврейской традиции таких людей называют "хасидей аммот ха-олам", что буквально означает "праведники народов мира". Обычно говорят короче: "праведники мира". Одним из самых запоминающихся мест Яд Вашема является Аллея Праведников - несколько тысяч вечнозеленых деревьев, каждое из которых посажено в честь человека, который помог хотя бы одному еврею пережить Холокост. Табличка у дерева сообщает имя спасителя.

Сейчас звание Праведник мира получили более 18 тысяч человек. Большая часть этих людей жила в европейских странах, оккупированных фашистами: более 5 тысяч - в Польше, более 4 тысяч - в Голландии, около 2 тысяч - во Франции, 1600 - на Украине, более 1200 - в Бельгии. От 400 до 500 Праведников мира жили в каждой из следующих стран: Венгрии, Чехословакии, Литве, а также вместе - в России и Белоруссии. На 1 января 2001 года насчитывалось 342 Праведников из Германии, 281 - из Италии, 234 - из Греции, 213 из всех государств, входивших в Югославию. Каждая из остальных стран дала менее 100 Праведников. Например, Австрия - 83, Литва - 93, Румыния - 57, Албания - 60, Швейцария - 36, Дания - 14, Болгария и Великобритания - по 13, Норвегия - 17, Швеция - 7. По одному Праведнику мира было из Японии, Бразилии, Португалии, США... За 2000 год число Праведников увеличилось на 829 человек. До сих пор проверяются данные новых кандидатов.

Исследователи выделяют три большие группы населения в годы Второй мировой войны: преступники, жертвы и посторонние наблюдатели. По сравнению с ними Праведники мира составляют незначительное меньшинство. Но без них описание "ландшафта Холокоста" было бы явно неполным. Знать историю спасения евреев в годы Второй мировой войны так же важно, как знать историю их уничтожения. Праведники мира дают возможность всем людям на земле сохранить Веру и Надежду.

Мартин Гильберт рассказал поучительную историю. Дану Шапиро и ее мать прятал в годы войны один польский крестьянин. И мать и дочка пережили войну, живя в крошечной темной каморке в коровнике. Однажды в дом крестьянина постучал человек с сыном-подростком на руках. Это был еврей, скрывавшийся в соседнем лесу. Он сказал, что у ребенка гангрена и просил позвать врача. Крестьянин пошел в гестапо и сообщил о пришедших. Дана Шапиро вспоминает, что крестьянин за донос получил два килограмма сахара. А еврея с больным ребенком забрали фашисты и расстреляли.

Как можно было двух человек спасти и двух предать верной смерти? Может быть, крестьянин знал, что помочь больному ребенку все равно не удастся и не хотел заботиться об умирающем? Или он посчитал, что четыре человека для его маленькой каморки слишком много и они все могут погибнуть? Или он боялся, что немцы или его соседи могут обнаружить прячущихся в коровнике евреев и посчитал за лучшее отвести от себя подозрения? Или он считал возможным заботиться о еврейских женщинах, но не хотел помогать еврейским мужчинам? Почему в круг его моральной ответственности попали два посторонних человека, но не нашлось места для четырех?

Праведники мира - это в полном смысле слова "солнечное сплетение" проблем Холокоста. Разобраться в комплексе этих проблем необходимо, чтобы понять, что означала "моральная ответственность человека" тогда, и как мы должны понимать ее сегодня.

Отношение к евреям в годы Второй мировой войны определялось множеством обстоятельств, без учета которых трудно понять и правильно оценить поведение людей в экстремальных условиях. Нацизм активно использовал антисемитизм как "наиболее ценную часть своего пропагандистского арсенала". Использовались все источники антисемитизма: религиозные, политические, экономические, культурные. Охота на евреев становилась легальной, против евреев разрешалось применять любые действия, даже те, которые в нормальном обществе считаются преступными. Не только помогать евреям, но даже просто выказывать им симпатию и сочувствие становилось смертельно опасным. В Варшаве 15 октября 1941 года был опубликован приказ о смертной казни любого, кто помог еврею. Это были не пустые угрозы. Очень скоро большинство населения поняло, что тот, кто помогает еврею, рискует не только своей жизнью, но и жизнью своих близких. Нередко за помощь еврею уничтожались целые деревни. Антисемитизмом, подогретым нацистской пропагандой, можно во многом объяснить равнодушие и даже злорадство, с которыми наблюдали страдания евреев многие их бывшие соседи и знакомые. Но были и другие обстоятельства, влиявшие на поведение людей в годы войны и, как правило, осложнявшие и без того непростые отношения к евреям.

Прежде всего следует сказать о разрушениях и страданиях, принесенных Второй мировой войной. Многим европейцам, жившим в те годы, довелось пережить горести предыдущей мировой войны и разруху великой экономической депрессии конца двадцатых годов. Но в большинстве воспоминаний о том времени эти бедствия кажутся незначительными по сравнению с теми, которые принесла новая мировая война: бомбежки, разрушенные дома и церкви, вражеские солдаты, марширующие по улицам, унизительные поражения своих армий и порабощение родных стран.

В этих условиях главной задачей стало спасти себя и свою семью. Зона моральной ответственности отдельного человека становилась предельно узкой, многие старались не вмешиваться в преследования нацистами евреев.

Следует отметить и экономические мотивы, поощрявшие преследования и уничтожение евреев. Нацисты официально заявили, что все имущество евреев принадлежит Третьему Рейху. Нееврейское население Германии и оккупированных немцами стран получало в свое распоряжение дома и собственность евреев, занимало их рабочие места. Нацисты платили за каждого пойманного или убитого еврея деньгами или весьма дефицитными в военное время продуктами. Участвовавшие в охоте на евреев местные милиционеры и полицейские, а также члены их семей получали от немцев продовольственные пайки и денежные вознаграждения. В условиях экономической разрухи военного времени перед этими преимуществами сотрудничества с нацистами многие не могли устоять.

Казалось бы, перечисленные факторы, к которым можно было добавить еще немало подобных, приводят к неопровержимому выводу: реально помочь евреям в оккупированной немцами Европе было невозможно. Однако жизнь и дела Праведников мира показывают, что это не так. Нельзя было спасти всех, но можно было спасти многих. Это действительно было очень трудно, часто приходилось рисковать жизнью. Но для некоторых людей остаться верным своим моральным принципам оказалось столь важным, что они шли на этот риск.

Формы помощи евреям невозможно рассматривать в отрыве от времени: сама политика нацистов по отношению к евреям существенно менялась с годами - от ущемления гражданских и человеческих прав до тотального уничтожения.

Вопреки социальной изоляции

До 1938 года действия нацистов еще не угрожали непосредственно жизни немецких евреев. Методично и целенаправленно евреи превращались в глазах основного населения в нежелательных чужаков, чья жизнь под прессом новых законов и инструкций становилась все более невыносимой. Они лишались основных атрибутов нормальной и достойной жизни: равенства перед гражданским законом, права на профессиональный труд, участия в культурной жизни общества, чувства защищенности и безопасности. После начала войны в Европе, в 1939 году, эта политика распространилась на все страны, оказавшиеся под фашистской оккупацией.

На этой стадии помощь евреям состояла в том, чтобы не вычеркнуть их из своей жизни, сохранить дружеские, товарищеские или соседские отношения, не поддаться на призывы нацистской пропаганды социально изолировать евреев. Доброта, верность, совет и утешение были тогда особенно в цене. И в то непростое время оставались еще надежные друзья и просто порядочные люди. Большинство нееврейских жен не поддались требованиям нацистов развестись со своими еврейскими мужьями и, как оказалось, спасли им жизнь.

В воспоминаниях бельгийской еврейки Тани Липски рассказывается, что после того, как в 1942 году немцы обязали всех евреев в Бельгии носить желтые звезды, многие мужчины на улице снимали перед ней шляпу, а в трамвае подчеркнуто уступали ей место. Иногда дело доходило до акций протеста, например, в Голландии и других странах многие люди надели желтые звезды в знак солидарности с евреями, против преследования евреев устраивались забастовки, произносились проповеди в церквях. Эти выступления быстро и жестоко подавлялись нацистами. Тем не менее подобные знаки симпатии и поддержки помогали сохранить веру в то, что не весь мир сошел с ума от антисемитизма.

С приходом Гитлера к власти многим евреям Германии стало ясно, что их жизнь в нацистском государстве становится невозможной. Еврейская эмиграция из Германии началась в 1933 году и продолжалась вплоть до ее официального запрета в 1941. Страну покинула почти половина из более чем полумиллионного еврейского населения. Этим людям в большинстве своем удалось спастись. Последние иллюзии о возможности жизни евреев в гитлеровской Германии рассеялись у многих только после Хрустальной ночи 1938 года. Сами нацисты в период с ноября 1938 года до начала Второй мировой войны 1 сентября 1939 года всячески поощряли отъезд евреев из Германии. Проблема состояла в том, что в мире почти не осталось безопасных мест, куда разрешалось бы въехать евреям. Многие люди помогали евреям легально или нелегально уехать из Германии, а позже - и из оккупированных немцами стран Европы. Надо сказать, что эта помощь оказалась самой эффективной - эмиграция спасла десятки, если не сотни тысяч еврейских жизней.

Голландка Гертруда Вийсмюллер-Майер участвовала в спасении тысяч еврейских детей. В 1938 году появилась возможность многих перевезти в Англию, но на это требовалось согласие немецких властей. Гертруда поехала в Вену, говорила с самим Адольфом Эйхманом и получила коллективную выездную визу для 600 детей. В августе 1939 года, всего за пару недель до немецкого вторжения в Польшу, она поехала в Данциг и организовала 50 кораблей для перевозки детей в Голландию и Бельгию. И в последующие военные годы Гертруда Вийсмюллер-Майер помогала еврейским детям, находила для них укрытия, снабжала питанием, обеспечивала фальшивыми документами.

Шведскому пастору Гоуту Хеденквисту удалось в 1938 году вызволить из Австрии 3 тысячи евреев. Капитан Фрэнк Фоули, офицер британской миссии в Берлине, руководил выдачей виз для въезда в Палестину, находившейся тогда под английским управлением. Капитан Фоули отлично понимал, что положение евреев в Германии становится критическим, и выдавал дополнительные визы, хотя Англия официально ограничивала въезд евреев в Палестину. Чем трагичней становилось положение евреев в Европе, тем сложней становилось получить визу в Палестину. По словам берлинского еврея Бена Коэна, "Фоули предпринимал все, что было в его силах, чтобы отправить в безопасносное место как можно больше людей. Можно сказать, что он вырвал из лап смерти тысячи евреев".

Подобно Фоули, еще несколько дипломатов пытались спасти евреев, выдавая им въездные визы в безопасные страны. Нейтральные страны и участники антигитлеровской коалиции, прежде всего США, отказывались принимать к себе евреев из Европы. И все же для нескольких чиновников спасение человеческих жизней оказалось важнее политики их правительств. Начальник полиции швейцарского пограничного городка Сент-Гален Пауль Грюнингер позволил в начале войны сотням евреев найти спасение в Швейцарии, за что был уволен со службы и лишен пенсии. Португальский консул в Бордо Аристедес де Суса Мендес выдал въездные визы в Португалию более 10 тысячам евреев, что противоречило прямым приказам его начальства. Он предоставлял убежище многим евреям в своем доме в Бордо. Даже в тот день, когда его под конвоем отправили назад в Португалию, де Суса Мендес выписывал последние визы беженцам. Он потерял работу и был оштрафован в наказание за свои действия. Семья с 13 детьми оказалась в нищете. Звание Праведник мира де Суса Мендес получил уже посмертно в 1966 году.

После нападения Германии на Польшу возможности легальной эмиграции евреев стали заметно сокращаться. Показательно исследование Генри Хутенбаха, который задокументировал безуспешные попытки евреев из города Вормс уехать из Германии в 1938-41 годах. Из 191 еврейской семьи, которые в 1941 году еще оставались в Вормсе, только 5 не хотели покидать Германию. Остальным просто не удалось эмигрировать.

В 1939 году немцы вошли в Польшу, в 1940 - в Норвегию, Данию, Бельгию, Люксембург, Францию... Жестокость нацистов была известна - миллионы людей, евреев и неевреев, оставили свои дома, и по дорогам потянулись нескончаемые потоки беженцев. Самым лучшим было бы вообще уехать из Европы. Далее по степени безопасности были нейтральные европейские страны: Испания, Португалия, Швеция, Швейцария и Турция. Те, кто попадал в Турцию, двигались, как правило, дальше, чтобы нелегально перебраться в близлежащую Палестину. Известен случай, когда греческие партизаны провели около 3 тысяч греческих евреев через Турцию в Палестину. И, наконец, определенные возможности спасения предоставляли страны, хотя и связанные с нацистской Германией, но сохранившие традиционно невраждебное отношение к евреям. К таким "островкам безопасности" относились до 1943 года фашистская Италия и контролируемые ею территории в Югославии, Греции и Франции, а также Венгрия до 1944 года.

Во Франции десятки тысяч евреев стремились перейти из оккупированной фашистами зоны в неоккупированную южную зону со столицей в городе Виши. Переход через демаркационную линию между двумя зонами был для евреев запрещен, поэтому нужно было пользоваться услугами специальных проводников, снабжавших беженцев фальшивыми документами, продуктами и другими необходимыми вещами. За переход беженцы платили большие деньги, причем нередки были случаи, когда проводники просто грабили беззащитных людей и отдавали их в руки нацистов. Но известны и другие примеры, показывающие человеческую порядочность.

Рауль Лапортье, признанный теперь Праведником мира, владел небольшим магазином вблизи демаркационной линии. Он сам изготавливал фальшивые документы и обеспечивал ими беженцев, часто лично сопровождал евреев при переходе через границу. Он скрывал людей у себя дома и в домах своих друзей, передавал почту из одной зоны в другую, что также было строжайше запрещено. Ценные вещи беженцев он сначала прятал, а потом отдавал владельцам уже на другой стороне. Свои контакты с французскими полицейскими он использовал, чтобы предупреждать евреев о готовящихся облавах и депортациях. Рауль Лапортье не брал за свою работу денег, им руководили совсем иные мотивы. К концу войны он оказался почти нищим.

Аллея Праведников. Дерево в честь Рауля Валленберга.

 

Легендарной фигурой стал пастор Мари-Бенуа, организовавший в марсельском монастыре капуцинов настоящее предприятие по спасению евреев. Вместе с группами французского Сопротивления и официальной организацией UGIF (Union Generale des Israelites en France), представлявшей французских евреев, это предприятие обеспечило тысячи беженцев фальшивыми паспортами и другими "арийскими" документами, чтобы люди могли бежать на юго-запад, в Испанию, или на северо-восток - в Швейцарию. Когда в ноябре 1942 года фашисты окончательно оккупировали Францию, и эти пути спасения были закрыты, Мари-Бенуа удалось убедить итальянские власти разрешить евреям остаться в итальянской зоне оккупации Франции, несмотря на отчаянные протесты министра иностранных дел Германии. Тысячи евреев оказались в итальянской зоне и нашли там свое спасение. Когда в последнюю минуту сорвался грандиозный проект послать 50 тысяч французских евреев на кораблях в Северную Африку, Мари-Бенуа вынужден был бежать в Рим. Там он под именем отца Бенедетти сыграл ключевую роль в спасении итальянских евреев, когда осенью 1943 года пал режим Муссолини, немцы заняли Италию и приступили к депортации евреев на Восток.

Одной из самых знаменитых операций по спасению евреев в годы войны стала эвакуация тысяч датских евреев осенью 1943 года. После того как Георг Дуквитц, морской атташе немецкой дипломатической миссии в Копенгагене, предупредил датские власти о готовящейся депортации евреев, почти 8 тысяч человек в период с 29 сентября по 1 октября были переправлены на кораблях и лодках в Швецию, чье правительство согласилось принять беженцев. В этой операции принимали участие сотни простых датчан. Анна Христенсен в течение нескольких месяцев прятала 40 еврейских детей-беженцев, связанных с сионистской группой "Юная Алия", заботилась о них, занималась с ними и в назначенный день привела на побережье, откуда их перевезли в Швецию. Ханна Арендт в своей знаменитой книге "Эйхман в Иерусалиме" назвала происшедшее в Дании "результатом привитого понимания тех предпосылок и обязанностей, которые гарантируют гражданство и независимость".

Поль Борхзениус был одним из тех, кто спасал датских евреев в 1943 году. В своих воспоминаниях он написал, что "поступок датчан был спонтанным, единодушным и пользовался поддержкой всего народа. Мы видели, что среди нас образовалось беззащитное и объявленное вне закона меньшинство, которое должно было вскоре погибнуть, и мы могли его спасти. Само собой разумеется, что мы им помогли. Если горит дом соседа, то каждый должен помочь бороться с пламенем. Неспособность нацистов понять, что совершенно нормальные датчане были готовы ради евреев рисковать своими жизнями, показывает ту пропасть, которая существует между свободными людьми и узколобыми рабами тоталитарных режимов". "Банальность добра", продемонстрированная датчанами и итальянцами, резко контрастирует с нацистской "банальностью зла", как назвала это явление Ханна Арендт.

К сожалению, даже пламя Освенцима не побудило большинство европейцев помочь еврейским соседям, когда горели их дома. Почему? Некоторые не считали евреев своими соседями. Некоторые не хотели верить, что дома действительно горят. Другие видели пожар, но боялись сгореть сами. Были и те, кто радовался, глядя на сгорающие дома и людей. И только очень немногие рисковали своими жизнями, чтобы помочь соседям справиться с огнем. Они не могли исключить евреев из зоны своей моральной ответственности. Эти немногие, кто помогал бороться с огнем, заслужили называться Праведниками мира, хотя сами себя они таковыми не считали.

Окончание следует.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 9(268) 24 апреля 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]