Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 8(267) 10 апреля 2001 г.

Александр ЛАЗАРЕВ (Нью-Йорк)

ЗАСЛУЖИЛА ЛИ СВОБОДУ ЛОРИ БЕРЕНСОН?

Лори Беренсон

Во вторник, 20 марта, в перуанской тюрьме Сан-Хуан де Луриханчо начался суд над американкой Лори Беренсон. Это уголовный процесс, на который допущены не только родители подсудимой, но и журналисты. Судят мисс Беренсон уже во второй раз. Первый суд, военный, был скорым. 11 января 1996 года трибунал признал ее виновной в террористической деятельности и приговорил к пожизненному заключению. С тех пор она находилась в заключении в тюрьме города Пуно, высоко в Андах, откуда, как с гордостью говорят тюремщики, никто никогда не бежал. Когда супруги Рода и Марк Беренсон, родители Лори, побывали у дочери в тюрьме, они были потрясены увиденным. "Это как больному гриппом жить в холодильнике", - образно выразилась мама в интервью газете "Нью-Йорк таймс". В том же интервью пять лет назад она заявила: "В том, что Лори не виновна в терроризме, я уверена так же, как и в том, что завтра будет восход солнца".

С тех пор прошло больше пяти лет, и за это время Лори Беренсон ни разу не видела ни восхода, ни заката. Увидит ли после начавшегося в марте суда, который продлится несколько недель, а возможно, и месяцев, после чего решение вынесут - большинством голосов - трое судей? Об этом можно только гадать. Известно одно: пожизненное заключение ей не грозит. Максимальный срок - в случае признания виновной - 20 лет, из которых больше пяти она уже отсидела. Не исключено, впрочем, что ее признают виновной, приговорят к шести годам и вскоре выпустят из тюрьмы, так как столько она уже пробыла за решеткой. Ну, а пока суд да дело, у нас есть возможность поближе познакомиться с существом вопроса.

Набрав в Интернете два слова "Lori Berenson", я обнаружил - хотите верьте, хотите нет, а кто не верит, может проверить - 73 045 сайтов, касающихся этой гражданки. Но количество, уважаемый читатель, не всегда соответствует качеству. Под качественной же информацией я понимаю прежде всего информацию достоверную, правдивую, заслуживающую доверия. Таковой в Интернете мне обнаружить не удалось. Возможно, если бы у меня хватило терпения просмотреть все сайты, связанные с мисс Беренсон, я докопался бы до правды. Возможно. Хотя я не уверен в этом. Я уверен только в том, что абсолютное большинство американцев, черпающих сведения о Лори Беренсон из самых популярных средств массовой информации, вряд ли узнают, почему власти Перу арестовали в 1995 году 26-летнюю (в то время) американку, почему судили как террористку и, признав виновной, упекли за решетку до конца жизни. Даже в откровенно недружественных к Соединенным Штатам государствах американских граждан обычно не приговаривают к пожизненному заключению, а Перу к недружественным не относилась и не относится. Уже одно это заставляло сомневаться в объективности сотен и тысяч публикаций (в их числе и интернетовских), в которых мисс Беренсон изображается невинной овечкой, а судопроизводство в Перу представляется почти таким же, как в национал-социалистической Германии и в социалистическом Советском Союзе.

Лори Беренсон родилась и выросла в семье нью-йоркских профессоров: мать - физик, отец - математик. Они преподавали в различных колледжах и университетах. А жили (и живут) в Манхэттене - в районе парка Грамерси, где могут жить только люди с устойчивым шестизначным годовым доходом. Здесь, кстати, рос будущий президент Теодор Рузвельт... Лори с отличием закончила школу в 1987 году и поступила в Массачусетский технологический институт - одно из лучших в стране и в мире высших учебных заведений. Проучилась она только три семестра, а затем решила включиться в борьбу за освобождение "угнетенных" и "обездоленных" в странах Латинской Америки. Сначала Лори боролась за "счастье" никарагуанцев, поддерживая сандинистскую хунту, которая находилась на содержании Гаваны и Москвы и пользовалась моральной поддержкой американских либералов. Но на беду юной нью-йоркской революционерки демократические силы Никарагуа победили сандинистов на выборах 1990 года, и ей пришлось покинуть эту страну. Она начала сотрудничать с американским Комитетом солидарности с народом Сальвадора (прокоммунистической организацией США), бороться за "счастье" угнетенных сальвадорцев. Но и здесь вышла промашка. К великому огорчению Беренсон и ее товарищей, и в Сальвадоре наступил мир - коммунистические партизаны решили сложить оружие, заключили с правительством мирное соглашение и самораспустились. После этого Беренсон направила свои стопы в Панаму, затем в Эквадор и, наконец, в Перу, где марксистские террористические организации "Тупак Амару" (прокубинская) и "Сияющая тропа" (маоистская) вели борьбу с правительством президента Альберто Фудзимори. В Эквадоре она познакомилась с Нестором Серпой - военачальником "Тупак Амару".

Беренсон связала свою судьбу с "Революционным движением имени Тупака Амару", организованным в 1984 году и названным в честь индейского вождя, сражавшегося против испанцев в конце XVIII века. Говорят, что у нее был роман с одним из главарей этой группы... Как и всяким революционным движением, этим руководили выходцы из среднего класса, а не пролетарии или крестьяне. Движение "Тупак Амару" основал Виктор Ролэй, учившийся в Париже и живший в студенческом общежитии вместе с будущим президентом Перу Аланом Гарсия. Во Франции Ролэй заразился марксизмом и пришел к выводу, что бороться за счастье людей можно только с оружием в руках - путем террора. В 1992 году он оказался за решеткой и сидит в тюрьме до сих пор.

"Движение имени Тупака Амару", от которого во второй половине 90-х годов остались лишь рожки да ножки, существовало за счет доходов от грабежа банков (как тут не вспомнить "эксы" - российских революционеров начала ХХ века!). В отличие от группы "Сияющая тропа", члены которой, как правило, убивали своих жертв, террористы "Тупак Амару" обменивали их. И когда 17 декабря 1996 года они захватили посольство Японии в Лиме, а в нем несколько сот дипломатов, пришедших на прием по случаю дня рождения императора Акихито, то предложили властям обменять заложников на "томящихся в тюрьмах их товарищей". В список подлежащих обмену заключенных они включили и мисс Беренсон.

Официально Беренсон приехала в Перу как журналистка - познакомиться с функционированием парламента. Она часто и бывала там - по мнению властей, чтобы разобраться с системой охраны здания. Фотографом при ней была, как оказалось, супруга Нестора Серпы. Но основанием для ее ареста послужило не чье-то мнение, а факты.

Неподалеку от Лимы "американская журналистка" арендовала дом, который стал явкой для террористов-революционеров. Там же хранилось оружие и боеприпасы. Члены банды чувствовали себя в доме Беренсон в безопасности, не сомневаясь, что правительству не придет в голову проверять дом, в котором живет гражданка Соединенных Штатов. В этом доме террористы готовили операцию по захвату парламента. Они собирались взять депутатов в заложники - с тем, чтобы обменять их на своих осужденных единомышленников. Планы не осуществились: армия захватила дом, арестовала всех, кто там был, в том числе, конечно, и хозяйку. А затем последовал трибунал, и террористов отправили в тюрьмы. В том числе и мисс Беренсон.

Был ли суд демократическим? Нет!

Имела ли возможность Беренсон воспользоваться услугами адвоката? Тоже нет!

Допустили ли в зал суда независимых журналистов? Снова - нет и нет!

Все это дает основания предъявлять претензии к перуанскому судопроизводству, считать суд несправедливым и даже требовать освобождения мисс Беренсон. На перуанское правительство оказывали давление не только американские средства массовой информации и общественные организации. Сенаторы и конгрессмены также не раз настаивали на освобождении Беренсон. Бывший президент Клинтон и бывший госсекретарь Мэделин Олбрайт лично обращались к президентам Перу с ходатайством об ее освобождении. Я не исключаю, что перуанские власти могли бы уступить и отпустить американку, но при условии, что она признает себя виновной - в том, в чем действительно была виновата. Ведь не может же она отрицать, что в арендованном ею доме был склад оружия и что в нем собирались террористы. Простое признание могло бы помочь и ей, и всем, кто требует ее освобождения. Но и она сама, и все, кто печется о ней - от родителей до обитателей Белого дома и Капитолийского холма, - настаивают на ее невиновности. Многие же (в первую очередь журналисты) просто-напросто искажают факты.

Не далее как 23 марта газета "Бостон глоб" напечатала редакционную статью "Несправедливость по отношению к Беренсон", в которой пишет, что "Беренсон была осуждена тайно военным трибуналом по обвинению в руководстве левацкой военизированной группой..." Это - неправда. Ее не обвиняли в руководстве группой "Тупак Амару". Правительство Перу прекрасно знало, кто ее руководитель. Мисс Беренсон обвиняли совсем в другом - в превращении своего дома в военный арсенал и место собраний, на которых готовился захват парламента.

40 сенаторов написали 26 июля прошлого года письмо президенту Клинтону, в котором убеждали его оказать давление на правительство Перу с целью освободить Лори Беренсон. Главный аргумент сенаторов был таким: "Она настаивает на своей невиновности". Если бы господа сенаторы потрудились просмотреть телевизионную запись выступления Беренсон во время военного суда, то узнали бы, что она не скрывала, что боролась за свободу "обездоленных" перуанцев. В своём выступлении она обвинила правительство Перу в том, что оно "убивает своих лучших сыновей и вынуждает детей умирать от голода". Перуанское телевидение многократно показывало эту запись выступления Беренсон, чем вызвало к американке глубокую неприязнь всей страны. Во всех интервью после осуждения Беренсон отказывалась - и отказывается - критиковать группу "Тупак Амару". В этих же интервью она говорила, что не желает перевода в другую тюрьму и хочет оставаться в той же, что и ее "товарищи".

Представим, читатель, на минуту такую ситуацию: в пригороде Вашингтона арестованы террористы, замышлявшие захватить Капитолий и взять в заложники конгрессменов и сенаторов, чтобы обменять их на осужденных единомышленников. Они собирались в доме молодой перуанки, где строили планы и хранили оружие и боеприпасы. И вот после ареста и осуждения эта женщина продолжала бы настаивать на своей невиновности. Правда, ее судил бы не военный трибунал, а федеральный суд, разумеется, не только с адвокатами, но и с присяжными. Как бы американцы отнеслись к требованиям Перу освободить ее?

Сегодняшние защитники мисс Беренсон без конца повторяют, каким плохим был президент Фудзимори и каким исчадием ада был Владимиро Монтесинос, ведавший в его правительстве вопросами разведки и контрразведки. Вероятно, и тот и другой не заслуживают наших симпатий, особенно, конечно, второй. Но к террористической (повторяю: террористической) деятельности Беренсон они не имеют ровным счетом никакого отношения. И даже если тот и другой заслуживают тюрьмы, это вовсе не означает, что Беренсон невиновна.

В числе главных защитников Беренсон - бывший министр юстиции США Рэмси Кларк, который в последние десятилетия печально прославился тем, что защищает в своей стране преступников-леваков, а за границей - врагов своей страны. Например, Саддама Хусейна, по словам Кларка, "невинно пострадавшего от американской агрессии". "Лори - политическая заключенная", - заявил Кларк за несколько дней до начала гражданского суда над Беренсон. Термин "политическая заключенная" в лексиконе Рэмси Кларка, как можно догадаться, эквивалентен "невинно пострадавшей".

Рано или поздно Лори Беренсон выйдет из тюрьмы, и левая Америка устроит ей грандиозную встречу. Ее сделают символом "борьбы за справедливость". Быть может, она напишет книгу, по которой Голливуд снимет фильм, и его номинируют на "Оскара". А её родители будут гордиться своей дочерью и рассказывать о ней своим студентам.

Тем не менее ясно одно: Лори Беренсон - марксистка, считающая террор приемлемым средством для достижения своих идеологических целей. А вооруженный терроризм, захват заложников, во всем мире были, есть и, хочется надеяться, будут уголовным преступлением, которое должно сурово наказываться.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 8(267) 10 апреля 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]